Война с Ираном: наиболее вероятные сценарии конфликта

etoruskiy

В последнее десятилетие западные СМИ регулярно поднимают проблему усиления «мирового исламизма». Предлагаю взглянуть на потенциальный «иранский вооруженный конфликт» как на средство ограничения чрезмерного усиления мусульманских течений на Ближнем Востоке и в мире путем инициирования перманентного противостояния суннитов и шиитов.

«Арабская весна» уже создала предпосылки создания суннитского Халифата от Ливии до Ирака. Теперь ему логично противопоставить мощное шиитское государственное объединение. И оно возможно исключительно вокруг сильного и развитого технологически Ирана. Последняя ирано-иракская война 1980-1988 (самая кровавая после окончания 2-й мировой) превратила отсталый шахский Иран в промышленное государство с достаточно мощными вооруженными силами. Но теперь персидский Иран должен противостоять объединенному суннитскому арабскому миру. И наиболее эффективный способ проверить и «скорректировать» степень готовности Тегерана к подобной миссии – масштабный вооруженный конфликт с наиболее мощными соседями-суннитами – прежде всего с Саудовской Аравией, Иорданией и ОАЭ.

При этом для решения «иранской проблемы» США и Израилю нет необходимости в обязательном превентивном ударе по ядерным объектам Тегерана, последствием которых, кроме усиления образа «мировых агрессоров», может стать и открытое противостояние Вашингтона с Китаем и Россией. Гораздо проще и полезнее решить проблему чужими руками в виде регионального конфликта, а после примерить статус «международных миротворцев в большой мусульманской войне». Кроме того, частичное уничтожение в ходе боевых действий нефтяной инфраструктуры Ирана станет ударом по экономике Китая, на 11% зависимого от экспорта иранской нефти. Джек-пот! Скольких задач можно достигнуть, почти не «испачкав рук».

Какие черты может обрести такой конфликт:

1) Театр военных действий – основной Ирак, вспомогательные театры – Сирия и Ливан.

2) Время начала конфликта – не ранее конца февраля — середины марта, более вероятно конец марта — середина апреля 2012.

3) Возможные участники конфликта – основные: Иран в союзе с шиитами Ирака против Саудовской Аравии, ОАЭ, Катара, Иордании и нового режима Сирии. Второстепенные: Ливан, Израиль, Курдский район Ирака, Оман, США и Турция. Активное участие последних двух целесообразно на заключительном этапе конфликта для принуждения воюющих сторон к заключению мира.

Как это может происходить? Один из вероятных сценариев:

Наиболее удобный детонатор будущего конфликта – Сирия, где подготовлены условия для начала боевых действий по свержению действующего президента Асада. При этом сирийский Курдистан изначально лишается надежды региональной автономии и принудительно включается в сферу влияния арабов-суннитов. Иран для военной поддержки Асада просит территориального содействия шиитского руководства Ирака. Даже если официальный Багдад первоначально побоится открыто помогать Ирану в решении Сирийской проблемы, его необходимо принудить к подобному шагу. Но не ранее, чем поражение Асада станет неизбежным. Для этого под Ирак после ухода войск США уже заложена мина автономизации.

Гонения на сирийских курдов с одновременной угрозой усиления иракских шиитов дают повод Курдскому региону Ирака провозгласить независимость, которую признают большинство стран мира, в т.ч. и соседняя Турция. При этом Курдистан включает в свою территорию (либо предлагает вооруженную защиту) основные нефтепромыслы севера страны в Киркуке и Мосуле, и сосредотачивается на их защите от Багдада. Отторжение главных нефтяных промыслов с высокой вероятностью подтолкнет Ирак в сторону Ирана.

В это же время северо-западные суннитские провинции Ирака Салах-эд-Дин, Дияла и Анбар пытаются следовать примеру Курдистана. Багдад применяет силу против «мятежных провинций», не имеющих подобно Курдистану покровителей в Вашингтоне, тем самым, инициируя начало гражданской войны. В противостояние на стороне центральной власти втягивается Иран, восставшие провинции первоначально поддерживают «новая» Сирия, Иордания и Саудовская Аравия.

После анонсированного Тегераном начала блокады Ормузского пролива в конфликт против Ирана вступают ОАЭ, Катар и, возможно, Оман. Также не исключено, что с началом «нефтяной блокады» может повторить прошлогодние ноябрьские требования об автономии (отделении) от Багдада и южная провинция Басра – нефтяные ворота Ирака. И весомым аргументом в пользу Басры станет ее соседство с Кувейтом, где базируются выведенные из Ирака основные сухопутные формирования США.

{advert=7}

Основные силы 5-го флота США к началу боевых действий, вероятно, будут выведены из Бахрейна и зоны Персидского залива из-под возможного первого удара ракетных сил и флота Ирана в Индийский океан. Но после объективной оценки результативности противокорабельных средств Ирана на флотах арабских стран-противников, ВМС США смогут организовать ответный удар по иранскому ВМФ и береговым укреплениям, достаточный для деблокады Персидского залива.

Усилия Израиля с началом конфликта должны сосредоточиться на эффективной организации ПВО против возможных ракетных ударов Тегерана и решении проблемы ливанской Хизбаллы, лишившейся поддержки Сирии. Уже сегодня Израиль объявил об остановке ядерного реактора в Димоне, что мировые СМИ сразу связали с необходимостью обезопасить территорию страны от ядерного загрязнения в случае иранских ракетных атак. Также, на конец января готовятся совместные с США масштабные учения израильских сил ПВО. При любых событиях главное для Израиля оставаться в роли эффективно защищающейся от внешних агрессоров стороны. А после начала боевых действий Ирана с арабскими странами, Тегерану станет не до Тель-Авива.

Турция к началу боевых действий путем социальных уступок максимально улучшает взаимоотношения с курдами. Это создает предпосылки к переключению акцента вооруженной борьбы РПК с Турции на новые сирийские власти, насильно подавляющие западных (сирийских) курдов. Кроме того, Анкара предупреждает официальный Багдад и Тегеран, что в случае их прямого нападения на Курдистан турецкие вооруженные силы окажут военную поддержку ПЕЖАК (партия иранских курдов) против Ирана и Курдистану против Ирака. Имея на севере рядом с курдскими территориями проблемные азербайджанские провинции, Тегеран вероятнее всего примет требования Анкары. Таким образом, Турция кроме частичного решения «курдской проблемы», создаст позиции будущего «миротворца» в развернувшемся конфликте.

Далее проблемы мировых поставок нефти из Персидского залива принуждают мировое сообщество искать способы прекращения военного конфликта.

США уничтожают большую часть иранских ВМС и принуждают покинуть зону танкерных перевозок корабли других воюющих стран. Первоначально охрану танкеров обеспечивает 5 флот США, позже к этой миссии привлекается международная военная эскадра, в которую также смогут войти и корабли ВМФ РФ и Китая.

Авиация США разрушает иранские ядерные центры по обогащению урана и предприятия по фабрикации ядерного топлива. В то же время АЭС «Бушер» из соображений «региональной экологической безопасности» может не быть подвержена масштабным бомбардировкам. Но реальной причиной такого шага будут невозможность наработки оружейного плутания и урана на реакторах ВВЭР в комплексе с необходимостью оставить Ирану достаточный промышленный потенциал в противостоянии Саудовской Аравии.

Почему вероятные сроки определены мартом-апрелем?

1. Совместные учения ПВО США и Израиля назначены на конец января. Кроме того остановка и вывоз топлива реактора в Димоне продлятся минимум до конца февраля.

2. Ситуация в Сирии недостаточно накалена. Кроме того, необходимо преодолеть сомнения необходимости свержения Асада у большинства стран ЛАГ и, прежде всего, у граничащей с Ираком Иордании.

3. В конце ноября 2011 в курдских СМИ озвучены приписанные руководству Курдского региона Ирака высказывания о том, что провозглашение Курдистана произойдет в марте 2012 года.

4. Хотя Вашингтон за последние 2 недели продал Саудовской Аравии и ОАЭ современных вооружений на 36 млрд. дол. США, окончательная предполагаемая помощь указанным странам должна быть большей.

Каковы возможные итоги войны?

1. Иран остается территориально целым, но на восстановление довоенного уровня частично разрушенной в ходе боевых действий промышленной и нефтяной инфраструктуры потребуются длительное время, значительные финансовые и людские ресурсы. Правительство Ахмадинеджада, не смогшее одержать убедительную победу, уходит в отставку. Позиции духовного лидера аятоллы Хамеини, наоборот, укрепятся. Вооруженные силы Ирана и КСИР получают неоценимый боевой опыт борьбы против оснащенного современным оружием противника. В последствие «укрощенный» и более «послушный» Тегеран, вероятно, сможет рассчитывать и на военно-экономическую помощь Запада для противостояния суннитам Ближнего Востока. Отношения с Китаем и РФ, которые объективно «не смогли» оказать эффективной помощи Ирану, охладевают. Иран всеми средствами противостоит арабам-суннитам.

2. Ирак, теряя территориальную целостность, а вместе с ней и доходы от нефти, превращается в вынужденного союзника Ирана способного помогать Тегерану лишь человеческими ресурсами. С большой вероятностью нынешняя северо-иракская нефть переходит Курдистану и переориентируется на трубопроводные поставки через Турцию и Сирию к побережью Средиземного моря. Не исключена частичная либо полная утрата Багдадом и выхода в Персидский залив вместе с большей частью южной нефти в случае автономизации/отделения провинции Басра. Кроме того, для большей территориальной безопасности трубопроводов с саудовской и эмиратской нефтью может получить независимость наибольшая иракская западная провинция Анбар.

3. Страны Аравийского полуострова усвоят урок блокады Ормузского пролива и активнее приступят к строительству нефте- и газопроводов к побережью Средиземного моря в портах Израиля и Ливана. Одновременно они сохранят военное противостояние и соперничество с «недобитым» Ираном.

4. Сирия – верный союзник Турции, должный обеспечивать надежный транзит курдской нефти к портам Средиземного моря.

5. Турция, как и во 2-ю иракскую войну, вероятно не будет непосредственно участвовать в боевых действиях. Это усилит позиции Анкары как регионального лидера и арбитра на Ближнем Востоке.

6. Израиль – получит трубопроводный доступ к ближневосточной нефти. Но главное, что Тель-Авив частично решит проблему противостояния с «по-новому расколотым мусульманским миром» без обвинений международного сообщества в организации и участии в агрессии.

Наибольший победитель – США, за которыми закрепляется «якобы пошатнувшаяся» позиция ближневосточного регионального лидера и возможность контролировать практически всю нефть Персидского залива.

Наиболее проигравший – Китай, вынужденный переориентироваться в импорте ближневосточной нефти на сателлитов Вашингтона и сохраняющий в бассейне Индийского океана единственного и последнего союзника – Пакистан, пока…

 

Источник: etoruskiy

[print-me]
Загрузка...

Комментирование закрыто.