Внешнеполитический вектор России и пути нормализации обстановки в Восточной Европе

Александр Сытин, президент North&Eastern Europe Research Political Center, для "Хвилі"

Украина Россия 5

Говоря о внешней политике России, ее целях и задачах, ее внутренней логике, следует отчетливо представлять ряд аспектов.

Во-первых, её политику, в том числе внешнюю, невозможно понять без учета того, что традиционные критерии государственного интереса, народного благосостояния, права, соблюдения международных договоренностей – в принципе неприменимы к современной России. По сути страна управляется по законам корпорации в интересах несменяемой политической и бизнес элиты, преследующей цель – сохранить любыми средствами свое положение в ограниченных временных рамках собственного физического существования. Когда говорят о коррупции, надо понимать, что это лишь надводная часть. На самом деле элита в России является паразитической, а Режим по своим объективным целям, задачам и средствам их решения выступает в роли временного и оккупационного.

Во-вторых, от коммунистической идеологии внешняя политика современной России восприняла некое всемирное мессианство. На место мировой революции во главе с пролетариатом поставлен национальный принцип «русского мира» и «истинности православия». Идея русского мира сводится к тезису: «Я – русский! Где я – там Россия!». Тем самым открываются поистине необъятные горизонты для экспансии или угрозы таковой. Неотъемлемой частью «русского мира» выступает православие, на глазах вместе с «послушным» исламом становящееся официальной религией государства, все в большей мере утрачивающего светский характер. Роль православия в политическом дискурсе достаточно велика. Если первой основой фундамента «русского мира» выступает принцип крови, который явно превалирует над принципом почвы, то православие служит основой духовно-национальной идентичности: «Я — коми-пермяк, но я – русский, потому что я православный, и где бы я ни жил и не находился – там Россия. Внешнеполитическим инструментом «русского мира» выступает концепция поддержки соотечественников, русскоязычного национального меньшинства, культурной экспансии под видом Центров русской культуры за рубежом, деятельности Россотрудничества, Фонда «Русский мир», охрана памятников воинам-освободителям и т.п.

В-третьих, на наших глазах возрождаются экспнсионистские, захватнические традиции российской имперской и советской внешней политики. Как минимум с начала имперского периода в первой четверти XVIII в. велась активная захватническая политика под пропагандистским лозунгом «Забрать свое!». В новейшее время это выразилось в мифе об освобождении непонятно кого от немецкого ига и установлении на территории всей Восточной Европы полувековой советской оккупации, едва прикрытой марионеточными режимами. К этой же внешнеполитической мифологии относится тезис о нерушимости мирового порядка, установленного в результате Второй мировой войны, хотя одного беглого взгляда на политическую карту современной Европы достаточно, чтобы убедиться в том, что этот мировой порядок прекратил свое существование.

Смесь имперских амбиций, ни на чем не основанные претензии на роль глобального центра силы и «духовности», как минимум наряду с Евросоюзом и США, ущемленное национальное самолюбие лидера, которого отказывается воспринимать цивилизованное мировое сообщество, порождает ряд непредсказуемых, зачастую иррациональных шагов, которыми характеризуется российская внешняя политика последнего времени.

В кратком выступлении постараемся удержаться в рамках рационального анализа, не вдаваясь в социально-психологические рассуждения о самом лидере России, его ближайшем окружении и 90% населения, якобы безоговорочно поддерживающих этого лидера и его курс. Представляется очевидным, что режим В.Путина с началом его третьего президентского срока вступил в полосу кризиса, который после аннексии Крыма принял обвальный характер. В рамках заданной системы внешне и внутриполитических координат путинский режим не имеет шансов и возможности найти выход из этого системного кризиса.

Постараемся вкратце охарактеризовать основные составляющие нынешней внешней политики России на украинском направлении. Главная цель В.Путина – держать под политическим контролем всю Украину, в крайнем случае, за исключением ее западной части, которую в Кремле считают «отрезанным ломтем». Западная часть – это те области, которые по состоянию на 1913 год входили в состав Австро-Венгерской империи.

Под тезисом «держать под контролем» понимается реставрация режима В.Януковича, если не с ним лично во главе, то с аналогичной марионеточной фигурой, поставленной и утвержденной Кремлем. Самое главное для В.Путина – это внеблоковый статус Украины. Вопрос о сохранении таможенной границы между Украиной и ЕС отошел на второй план в результате девальвации и непрекращающегося падения рубля. Аннексия Крыма стала для В.Путина решением проблемы Черноморского флота, поскольку опасения того, что на полуосторове появятся базы НАТО стало главным страхом Режима и главным аргументом в пользу аннексии.

Все, что происходит в настоящее время на юго-востоке Украины не более, чем средства к решению этой основной задачи. В.Путин рассчитывал, что ДНР/ЛНР станут неким подобием Приднестровья, формально оставаясь в составе Украины, а фактически являющимися независимыми военно-политическими анклавами России на ее территории. С точки зрения Кремля, сам факт наличия у Украины непрекращающегося конфликта закрывает ей путь в ЕС и НАТО, существенно затрудняет проведение структурных реформ во всех сферах государственной жизни. Однако ДНР/ЛНР, как и весь проект «Новороссия», оказался во всех отношениях несостоятельным. От него остается лишь террористическая и пропагандистская составляющие, заложником которых оказалось население самопровозглашенных республик.

Понимая неизбежность банкротства террористических режимов и в определенной временной перспективе банкротства самой России, Кремль сделал ставку на эскалацию напряженности и силовую составляющую, недооценив военный потенциал и способность Украины к сопротивлению.

Силовая составляющая сменилась политическими играми и шантажом вокруг минских договоренностей, борьбой за изменения украинской конституции и статус бандитских псевдо-государств. Любыми средствами Кремль будет добиваться, чтобы Украина стала внеблоковым, федералистским, децентрализованным, фрагментарным государством. Не следует обманываться прекращением военных действий. Речь идет об изменении тактики, но не стратегии.

Кремль хочет не дать Украине развиваться в западном цивилизационном векторе, сделать так, чтобы конфликт между Центром и восточными регионами стал постоянным, чтобы страна не имела чувства общности, а была собранием каких-то регионов, «гибридным государством», лишенным централизованной воли и разделеным на сферы влияния, причем военно-промышленный комплекс Востока Украины должен был бы работать на Россию. Объективно, полагаю, осуществить это невозможно, но вопрос о том, понимают ли это в Кремле остается открытым.

Надо обратить внимание и еще на одну очень важную составляющую. Борьба Украины с террористическими режимами ДНР/ЛНР, российско-украинское противостояние, на глазах разворачивающийся конфликт практически со всем цивилизованным миром носит не национальный и даже не межгосударственный характер. Это конфликт гражданский, межкультурный, межцивилизационный. В последнее время он получил название гибридной войны. В целом ее можно определить, как столкновение сил прогресса и традиционализма, глобализма и антиглобализма, свободы и тоталитаризма, свободы индивида и его порабощения традиционными консервативными социальными силами. Проект «Новороссия» был попыткой реализации консервативных утопий Дугина, Проханова, Лимонова, авангардом и реализатором которых сегодня объективно выступает путинский кремлевский режим. Проявления этой антиинновационной войны мы сейчас наблюдаем в Сирии. У меня нет ни малейших сомнений в том, что в конечном счете Российская империя/СССР/РФ окончательно сойдет с политической и культурной арены вместе с миропорядком, установившемся после Второй мировой войны. Однако вопрос о сроках и, главное – цене победы свободы и цивилизации над тоталитаризмом и мракобесием решается сегодня и сейчас.

Украинский конфликт остается точкой фокуса в этом противостоянии. В конечном итоге военные средства его решения, ликвидация террористических гнойников на юго-востоке Украины является важнейшим,но к сожалению, не единственным ключом к победе. Этот ключ находится с одной стороны в руках цивилизованного мира, коллективная воля которого концентрируется в рамках ЕС и НАТО, с другой – в руках Киева. Его готовность не только осуществлять боевые операции, но и предоставить гражданам Украины подлинную свободу, проделать колоссальную работу по проведению бескомпромиссных структурных реформ во всех сферах жизни – вот ключ к истинной победе в этой войне. Только таким образом можно обеспечить победу «вектора свободы», олицетворяющегося Украиной над «вектором централизации и традиционализма», олицетворенного на сегодняшний день путинским режимом.

В заключение следует отметить, что путь к нормализации обстановки в восточной части европейского континента лежит в плоскости решения следующих вопросов:

  1. Следует полностью оставить всякую мысль о каком-либо умиротворении нынешнего российского режима. Договоренности с ним возможны только временные и тактические. Никаких надежд на договороспособность режима не осталось.
  2. Обеспечить максимально возможную экономическую, военно-техническую, политико-дипломатическую и информационно-пропагандистскую поддержку Украины.
  3. Немедленно в мировом масштабе признать ДНР/ЛНР террористическими организациями, любая поддержка которых, в чем бы она ни заключалась, объявляется преступлением, а «добровольцы», сражавшиеся на стороне террористических образований или работающие в системе их органов власти – международными военными преступниками.
  4. Проявить политическую волю по скорейшей ассоциации Украины в ЕС и приему ее в НАТО, что создаст прецедент, который может оказаться полезным в самом близком будущем.
  5. Направить все необходимые усилия на максимальное обострение внутреннего кризиса в РФ, скорейшую смену власти, установление режима, способного к переговорному процессу с цивилизованным миром и адаптации страны к его стандартам.
  6. Реализовать альтернативный российской пропаганде масштабный медиапроект с целью переформатирования сознания населения РФ.
  7. Исключить ДНР/ЛНР из любого переговорного процесса. С террористами переговоров не ведут, тщательно избегать признания их субъектности в каких бы то ни было формах.

Необходимо понимать, что достижение мира, как на юго-востоке Украины, так и в недалекой перспективе во всей Восточной Европе, в целом недостижимо при сохранении нынешнего правящего в России режима, по отношению к которому невозможны никакие уступки, договоренности и компромиссы, представляющиеся в сложившихся условиях крайне опасными и недальновидными.

Facebook автора 




Комментирование закрыто.