Виртуальная война против Ирана: особенности боевых действий

Дмитрий Алешкевич

 

Целями такой политики, как правило, выступают:

— обеспечение глобального доминирования и закрепление позиций в выгодном, прежде всего исходя из наличия природных ресурсов, регионе мира;

— поднятие рейтинга определенных политических сил и их лидеров накануне важнейших избирательных кампаний;

— обоснование необходимости увеличения военных расходов и развития оборонно-промышленных комплексов;

— апробирование новых и израсходование (дешевая утилизация) устаревших видов вооружения, а также другие устремления.

Непосредственному проведению военной операции в большинстве случаев предшествует этап формирования требуемого общественного мнения о необходимости разрешения «проблемной» ситуации силовым путем. Характерными признаками данного периода являются:

— массированное информационное воздействие крупнейших западных СМИ на общественность своих стран, а также население и личный состав вооруженных сил предполагаемого противника (создание образа «врага»);

— обличительные заявления известных политиков о якобы отсутствии в той или иной стране демократических прав и свобод, дискриминации этнических меньшинств, причастности «режимов» к созданию оружия массового уничтожения, распространению вооружений в обход международных договоров, поддержке террористических организаций и т.д.;

— инициирование рассмотрения подобных вопросов на уровне Генеральной Ассамблеи и Совета Безопасности ООН, а также других международных организаций, применение ультимативных форм воздействия;

— дезинформирование общественности об истинном положении дел на фоне распространения несуществующих «экспертных» оценок, сфабрикованных фото- и видеоматериалов, а также информации устрашающего характера;

— применение скрытых методов манипулирования информацией и общественным сознанием, распространение слухов и т.д.

Меры информационно-психологического воздействия усиливаются и сопровождаются экономическими санкциями, инсценировкой (провоцированием) гражданского неповиновения, массовых митингов и демонстраций протеста, проведением специальных диверсионных (террористических) акций на территории потенциального противника, демонстрацией силы и готовности провести военную операцию (военные учения, скрытое сосредоточение группировок войск и вооружений), а также использованием провокаций.

Информационная война в рамках развития ситуации вокруг Ирана осуществляется по схожему сценарию, но в то же время имеет свои особенности. Акцент при этом делается на те составляющие, в которых потенциальные противники исламского государства пока имеют существенное преимущество, а именно кибернетическую сферу, а также действиях сил специальных и психологических операций.

Так, иранские информационные системы, имеющие непосредственное отношение к национальной ядерной программе, подвергаются атакам высокоэффективных вирусов. Первая из них, с использованием вируса Stuxnet, была осуществлена в июне 2010 года и направлена на срыв работы Бушерской АЭС и предприятий по обогащению урана. В частности военный завод в Натанзе столкнулся с серьезными техническими проблемами, повлиявшими на работу газовых центрифуг. В результате, по оценкам специалистов, ядерные разработки Тегерана были отодвинуты на два года назад.

В отличие от обычных вредоносных программных продуктов вирус Stuxnet нацелен на системы, которые, как правило, не подключены к сети Интернет из соображений безопасности. Он распространяется через порты USB с помощью зараженных носителей информации. Попав в машину, входящую во внутреннюю сеть компании, вирус определяет специфическую конфигурацию программного обеспечения промышленного контроля. После этого код может менять содержание так называемого ПЛК (программируемого логического контроля) и давать подсоединенному к сети промышленному оборудованию новые команды. Если вирус не обнаруживает специфической программной конфигурации, он остается сравнительно безвредным.

Наибольшую сложность при использовании Stuxnet представляет написание его кода, а также число примененных и сведенных в единый «пакет» различных технических приемов, в частности способность «прятаться» внутри ПЛК, а также применение шести различных методов, позволяющих вирусу распространяться. Кроме того, для проникновения в информационную систему он использует несколько уязвимостей в ОС Windows, т.н. «уязвимости нулевого дня» (zero-day exploits). Как правило, разработчики вирусов пользуются не более одной такой уязвимостью.

Второе проникновение состоялось в апреле 2011 года (вирус получил наименование Stars) и было направлено против государственных учреждений Ирана, что, по мнению специалистов в области компьютерной безопасности, явилось подготовкой к проведению третьей атаки с использованием вируса Duqu, предназначенного для кражи конфиденциальной информации.

На электронный адрес одной из организаций, подвергшихся атаке вируса Duqu, пришло письмо от некоего Джейсона Б. с якобы деловым предложением. В нем содержался документ формата Microsoft Word, название которого содержало имя получателя, что указывает на то, что для каждой цели в индивидуальном порядке разрабатывался специальный комплект соответствующих приложений (всего было выявлено 12 целей). Активация вредоносного программного продукта происходила после вскрытия текстового документа Misrosoft Word и выведения на экран определенных шрифтов текстового файла. Однако активно функционировать программа начинала только после того, как убеждалась в том, что компьютер не используется более 10 минут. После активизации вирус предоставлял возможность удаленно устанавливать на зараженный компьютер программы, считывать с него информацию и отправлять вирусы другим пользователям в сети.

В этом же контексте следует указать на имевшие место публикации в американских и израильских СМИ о многолетней подготовке вооруженных сил Израиля к ведению войны с Ираном с использованием высокотехнологичного электронного и кибернетического оружия. Со Ссылкой на источники в американских спецслужбах указывается, что в случае начала военных действий Израиль не ограничится ракетными ударами и авианалетами, а выведет из строя важные объекты военной и государственной инфраструктуры, для чего у него имеются соответствующие технологии.

В ходе вторжения ВВС Израиля в воздушное пространство Сирии, предпринятого 6 сентября 2007 г. с целью уничтожения имевшего отношение к ядерным разработкам секретного объекта, израильтяне смогли блокировать работу радаров сирийских ПВО. Это, в свою очередь, позволило израильским ВВС пересечь сирийскую воздушную границу незамеченными. По утверждению кувейтского издания Al Watan, специалисты до сих пор не могут определить, каким образом израильтяне смогли блокировать работу радаров. Один из этих радаров расположен около Дамаска, другой – ближе к сирийско-турецкой границе. Известно только то, что воздействие на них было настолько мощным, что помехи ощущались в работе средств коммуникаций не только самой Сирии, но также соседних с нею Израиля, Ливана и Турции.

Вместе с тем, достаточно успешным ассиметричным ответом на действия, предпринимаемые США и Израилем в рамках информационного противоборства и в частности на ее информационно-техническую составляющую стал захват иранскими специалистами беспилотного американского аппарата Lockheed Martin RQ-170 Sentinel. По совокупности последствий это в несколько раз превышает некоторые нарушения в функционировании Бушерской АЭС и предприятий по обогащению урана. В ходе данного инцидента США не только утратили контроль над целым рядом секретных технологий, но и подтвердилось наличие уязвимостей в американских защищенных линиях связи и управления военного назначения.

Начиная с 2008 года иракским повстанцам удавалось осуществить перехват видеосигнала с американских БПЛА, используемых на территории страны. Благодаря этому иракцы смогли получать важные сведения об операциях вооруженных сил США и данные разведки. Для перехвата видеосигнала с БПЛА использовалось готовое программное обеспечение, приобретаемое через сеть Интернет.

Впервые об этой уязвимости стало известно в 1990-х годах во время военной операции в Боснии, однако военное руководство США не предприняло никаких упреждающих мер, посчитав, что «местное сопротивление никогда не узнает, как эту уязвимость использовать». Кроме того, установка оборудования для шифрования каналов связи требует монтажа дополнительного оборудования на БПЛА, у которых имеются значительные ограничения полезной нагрузки.

Следует отметить, что руководством США учитывается и тот факт, что Иран сегодня представляет собой динамично развивающееся медиа-сообщество, следовательно, не остается без внимания деятельность региональных СМИ, в том числе электронных. При проведении соответствующих интервью, брифингов, других информационных акций в полной мере задействуются ресурсы таких медиа-компаний, как BBC (прежде всего, ее подразделения BBC Persian), «Голос Америки», а также возможности социальных сетей Twitter, Facebook, видеохостинга YouTube и др.

В частности, у телеканала BBC Persian, имеющего миллионную аудиторию в Иране, есть собственное радио, а Интернет-сайт BBC Persian является одним из наиболее популярных информационных ресурсов на Ближнем Востоке.

Кроме того, в декабре 2011 года США открыли свое т.н. «виртуальное посольство в Иране». На соответствующем Интернет-сайте была размещена информация о политике США в отношении Ирана, о возможностях обучения в Соединенных Штатах, а также предоставлена возможность подать заявку на получение американской визы. В то же время, ресурс смог проработать менее суток, после чего доступ к нему был блокирован иранскими властями.

По заявлению Госдепартамента США, до закрытия доступа к сайту на его англоязычной версии было зарегистрировано 2001 посещение из Ирана, ресурс на языке фарси посетили 7770 иранских пользователей. В общей сложности английскую Интернет-страничку посольства посетили почти 50 тысяч пользователей.

Руководство Ирана также предпринимало неоднократные попытки блокирования доступа для своих граждан и к другим Интернет-ресурсам и сервисам, а также спутниковому телеканалу BBC Persian.

Возможно, предвидя противодействие, с которыми могут столкнуться Соединенные Штаты со стороны Ирана, на церемонии открытия «виртуального посольства в Иране» заместитель госсекретаря по политическим вопросам У.Шерман отметила, что США будут пытаться обойти возможные блокировки данного ресурса иранскими властями. По ее словам, «Соединенные Штаты вложили немалые ресурсы в обучение людей во всем мире методам обхода блокировок, созданы виртуальные частные сети, которые позволяют обойти запреты на доступ в Интернет».

Достаточно важной особенностью в рамках ведения информационной войны является и тот факт, что в полной мере повторить в Иране сценарии «Арабской весны» США и их союзникам препятствует позиция, занимаемая иранскими оппонентами официальной власти по отношению к возможности оказания ей иностранной помощи. Еще в ходе массовых протестов 2009 года против фальсификации результатов президентских выборов их организаторы призывали мировое сообщество не ввязываться в происходящее, поскольку считали, что внешнее вмешательство дискредитирует саму идею таких протестов, выставив их участников в глазах иранской общественности как «пособников Запада».

Так, 27 октября 2011 года Госсекретарь США Х.Клинтон в интервью персидским службам BBC News и «Голос Америки» призвала иранскую оппозицию активнее добиваться широкой международной поддержки. В частности было готмечено, что организаторы летних протестов 2009 года в Иране поступили неправильно, отказавшись искать поддержки своих действий за рубежом.

В рамках информационно-психологического воздействия представляют интерес атаки на Иран и иного рода. Одновременно с высказываниями должностных лиц американского и израильского руководства о необходимости проведения на территории исламского государства активной разведывательно-диверсионной деятельности произошел ряд терактов, направленных на уничтожение объектов ядерной и военной инфраструктуры, а также иранских физиков-ядерщиков и представителей военного руководства.

По сообщениям СМИ, в период с 2007 по 2012 гг. в Иране убиты пятеро ученых, занимавшихся исследованиями в области ядерной физики. Еще один ученый-ядерщик Ферейдуна Аббаси в ходе покушения получил ранения, но выжил, а позднее был назначен главой иранского Агентства по атомной энергии.

12 ноября 2011 г. в результате двух взрывов, произошедших на складе боеприпасов в Бигданехе, погибли 27 человек, среди которых генерал Корпуса стражей исламской революции Хасан Могаддам, который считался одной из ключевых фигур в военной сфере страны, а сама база была практически разрушена.

28 ноября 2011 г. очередной взрыв произошел на территории ядерного центра в Исфахане, где находились центрифуги для обогащения урана.

12 декабря 2011 г. произошел взрыв на заводе в провинции Язд. Несмотря на то, что предприятие позиционировалось как металлургическое, израильские СМИ связывают его деятельность с переработкой урана.

При этом является примечательным, что в США в поддержку проведения специальных диверсионных мероприятий на территории другой страны выступили как кандидаты в президенты от республиканской, так и демократических партий, а также влиятельная американская некоммерческая организация Bipartisan Policy Center (создана в 2007 году представителями демократической и республиканской партий США с целью выработки согласованной политики в области национальной безопасности, здравоохранения, энергетики и т.п.), разработавшая рекомендации руководству США по действиям в отношении Ирана.

В частности, один из фаворитов президентской избирательной кампании от республиканцев бывший спикер палаты представителей конгресса США Н.Гингрич предложил «организовать тайные диверсии на крупнейшем иранском нефтеперерабатывающем предприятии». Он подчеркнул, что, если станет президентом, то будет устраивать подобные теракты «каждый день».

В свою очередь, другой потенциальный кандидат-республиканец Р.Санторум заявил, что в случае своего избрания он санкционировал бы тайные операции, в результате которых российские физики-ядерщики, принимающие участие в работе над ядерной программой Ирана, превентивно бы устранялись американскими спецслужбами.

В рамках «демонизации» действующего иранского руководства на международной арене Соединенные Штаты и Израиль продолжили активно выдвигать обвинения Ирану в поддержке международных террористических организаций, а также подготовке и проведению терактов направленных против США, Израиля и их союзников.

В этом же контексте следует указать и на манипуляции с отчетом МАГАТЭ по иранскому ядерному досье. При его анализе обнаруживаются серьезные противоречия. Кроме того, документ практически не содержит никакой новой информации, а сам доклад создан на основе материалов, предоставленных западными спецслужбами, которые дискредитировали себя обвинениями в адрес Ирака, якобы обладавшего, по их утверждению, оружием массового поражения.

Также следует отметить, что, всячески препятствуя Ирану в разработке и реализации своей национальной ядерной программы, руководство Соединенных Штатов и Израиля замалчивает либо полностью игнорируют тот факт, что именно США первыми передали этой стране ядерные технологии.

Стоит напомнить, что в 1967 году США передали шахскому Ирану атомный реактор на 5 МВт, который налаживали специалисты из израильских атомных центров в Димоне и Сореке.

Одновременно с формированием образа Ирана как угрозы международному сообществу США и их союзники значительное внимание уделяют распространению информации устрашающего характера, направленной как на иранское военно-политическое руководство, так и население страны. При этом как средство давления используется сам факт возможности силового решения «проблемы».

Так, 27 сентября 2011 г. посол Франции в ООН Ж.Аро отметил, что Иран может стать объектом для военной операции, если не прекратит развитие своей ядерной программы.

4 февраля 2012 г. министр обороны США Л.Панетта заявил о том, что Израиль будет готов к проведению военной операции против Ирана в апреле-мае текущего года. При этом для нанесения максимально эффективного удара по иранским ядерным объектам могут быть применены как многоцелевые истребители F-15, так и баллистические ракеты «Иерихон-2».

Кроме того, гипотетические участники возможного конфликта периодически осуществляют хорошо спланированные мероприятия по дезинформированию общественности путем «утечки информации» из американских и израильских органов власти о готовности то США, то Израиля к проведению военной операции против Ирана. В этом же контексте стоят публикации в СМИ мнений авторитетных международных и военных экспертов на эту тему, а также распространение информации о наращивании группировки ВМС США в Персидском заливе.

К примеру, в марте с.г. в район Персидского залива запланировано прибытие еще одной авианосной ударной группы во главе с АВМА «Энтерпрайз». В эти же сроки в регион может быть направлен французский авианосец «Шарль де Голль». Кроме того, из Средиземного моря в Аравийское завершают переход атомная подводная лодка «Аннаполис» (типа «Лос-Анджелес») и эсминец УРО «Момсен» (типа «Орли Берк»), оснащенные крылатыми ракетами «Томагавк». Кроме того, министерство обороны США распространило информацию о выделении 80 миллионов долларов на программу модернизации сверхмощной неядерной авиационной управляемой бомбы MOP, предназначенной для уничтожения укрепленных подземных объектов.

В качестве основных ответных мер информационного воздействия, предпринимаемых руководством Ирана на давление со стороны западных стран, следует указать демонстрацию готовности к отражению возможной военной операции и нанесению адекватных ударов по союзникам США в регионе, прежде всего Израилю, а также государствам, готовым предоставить свою территорию для осуществления агрессии.

В частности, 4 февраля в Ормузском проливе началось очередное учение Корпуса стражей исламской революции серии «Великий пророк». В этот же день духовный лидер Ирана аятолла А.Хаменеи заявил о том, что вооруженные силы страны готовы и обладают всеми необходимыми силами и средствами для того, чтобы нанести «превентивный удар» по израильским ядерным объектам.

В декабре2011 г. первый иранский вице-президент М.Рахими пригрозил перекрыть Ормузский пролив (один из наиболее стратегически удачно расположенных морских коридоров на планете, по которому проходит почти 40 процентов мирового морского нефтяного трафика), если Запад введет односторонние санкции на экспорт иранской нефти. Кроме того, командующий Корпусом стражей исламской революции Х.Салами отметил: США не имеют права диктовать Ирану, чего он может делать в Ормузском проливе, а чего нет. На любую угрозу мы будем отвечать угрозой. Иран не откажется от своих стратегических действий, если жизненно важные иранские интересы будут поставлены под угрозу». Эти заявление не только подняли панику на нефтяных рынках, вызвав резкий подъем цен на нефть до 100 долларов за баррель на Нью-Йоркской бирже, но и привели к быстрому росту напряженности в Персидском заливе.

Важное значение иранское руководство придает поддержке своих действий и продолжению сотрудничества по различным направлениям, в том числе в военной и военно-технической сферах, с традиционными для себя союзниками в регионе и на международной арене, многие из которых, по сути, являются геополитическими противниками и антогонистами США. Прежде всего, это Россия, Китай, Венесуэла, Эквадор, Сирия, Пакистан, Афганистан, и др.

По информации СМИ, в ноябре2011 г. глава российской Федеральной службы по военно-техническому сотрудничеству (ФСВТС) М.Дмитриев заявил, что Россия продолжает военно-техническое сотрудничество с Ираном.

В конце2011 г. президент Афганистана Х.Карзай, выступая на совете руководителей племен, подчеркнул, что Кабул планирует еще большее сближение с Тегераном.

О готовности вступить в войну в случае нападения на Иран со стороны США или какой-либо другой страны заявили председатель КНР Ху Цзиньтао (декабрь2011 г.) и президент Пакистана А.Зардари (февраль2012 г.).

Таким образом, исходя из вышеизложенного, можно констатировать, что интенсивность проведения специальных мероприятий в информационной сфере как со стороны западных стран, так и Ирана продолжает нарастать. Одновременно более значимое место в рамках информационной войны США и их союзников наряду с информационно-психологической стала занимать информационно-техническая составляющая, объектом воздействия для которой выступают важные элементы систем государственного и военного управления. При этом атака посредством вируса Stuxnet явилась, по сути, первым в истории подтвержденным информационным воздействием со стороны одного государства (коалиции государств) на критическую инфраструктуру другого государства.

Относительно информационно-психологической составляющей противоборства следует указать на расширение масштабов, аудиторий и средств влияния на международную общественность на фоне того, что на сегодняшний день большинство населения практически любой страны формирует собственное представление о происходящем исключительно на основе информации, получаемой из СМИ. Особое значение придается развитию всевозможных сервисов в сети Интернет, в большинстве случаев контролируемых спецслужбами США, а также предоставлению других каналов получения необходимой информации в случае его блокирования властями.

В настоящее время американская армия располагает всем необходимым для предоставления услуг Интернета и других современных видов связи участникам любых социальных протестов и восстаний. Пентагоном усиленно осуществляется поиск и внедрение в практику технических решений, связанных с возможным «включением Интернета» в какой-либо стране против воли ее руководителей, а также блокированием усилий официальных властей по созданию информационного вакуума.

Так, по мнению преподавателя высшей школы ВМС США профессора Дж.Аркиллы, для того, чтобы, например, форсировать события по свержению власти, не допустить зарождения тлеющего конфликта и т.д., можно использовать специальные самолеты вроде американского Commando Solo, который применяется для психологических операций и может вещать в AM и FM диапазонах радио и UHF и VHF – телевидения. Подобный модифицированный самолет, пролетая в нужном районе, мог бы включать Wi-Fi-сети и предоставлять доступ в Интернет. Также, например беспилотный стелс-самолет типа RQ-170, мог бы организовать в определенном районе 3G-сеть, связанную с Интернетом через военный спутник.

Опыт ведения информационной в рамках развития ситуации вокруг Ирана свидетельствует, что отключение серверов, блокирование социальных групп в сети Интернет и другие мероприятия являются лишь борьбой с последствиями, а не с причинами нестабильности и волнений. В ходе информационно-психологических операций данные шаги могут рассматриваться как поражение. Наиболее оптимальным вариантом здесь является планомерное использование и продвижение собственных информационных технологий, в том числе и по воздействию на определенные объекты, аналогичных западным.

В отношении прогнозов дальнейшего развития событий в рамках складывающейся ситуации на Ближнем Востоке необходимо указать, что «иранская ракетно-ядерная угроза» на данный момент является единственным весомым аргументом для создания американской системы ПРО в Европе, а, следовательно, перерастание информационной войны в непосредственно военную фазу конфликта для ликвидации соответствующей угрозы для европейских стран Соединенным Штатам крайне невыгодно. В случае ликвидации (приостановлении на продолжительное время) ракетно-ядерной программы Ирана, руководству США и НАТО потребуется найти новые аргументы перед Россией в пользу строительства ЕвроПРО. В этой связи, можно предположить, что в ближайшей перспективе усилия Соединенных Штатов будут направлены не на устранение иранской угрозы, а на ее актуализацию с задействованием всех имеющихся у них информационных ресурсов, с одновременным проведением точечных специальных акций диверсионного характера.

Источник




Комментирование закрыто.