Будет ли Украина воевать против Каддафи: «ливийский урок» для Киева

Дмитрий Тымчук, для Академии Безопасности Открытого Общества, Хвиля

 

Более того: в случае, если НАТО начнет сухопутную операцию в Ливии, Украина (кстати, как и Россия), прогнозировано будет косвенно участвовать в операции вне зависимости от позиции официального Киева. А именно – согласно существующих договоров в рамках инициативы НАТО «Временное решение в области стратегического воздушного транспорта» — SALIS (Strategic Airlift Interim Solution) – в которой компания Ruslan SALIS GmbH (СП российской группы компаний «Волга-Днепр» и украинского Авиационного научно-технического комплекса имени Антонова) еще в 2006 году выиграла тендер, и в настоящее время обслуживая стратегические перевозки НАТО (эта же программа направлена и на обслуживание создающихся военных структур ЕС).

Напомним: сама программа SALIS стала выходом в трудном для Брюсселя поиске решения в сфере авиаперевозок. Европейские авиастроители, обещавшие в начале 2000-х гг появление уже в 2009 году серийного военно-транспортного А400М, который призван решить все авиатранспортные проблемы НАТО, выполнение обещаний затянули, что стало ясным еще в 2003-2005 гг. В итоге, после проведенного тендера, в марте 2006 года в Лейпциге состоялась специальная церемония, посвященная вступлению в силу многонационального контракта в рамках SALIS. Первоначальный срок действия этого контракта составил три года с возможностью последующего продления. Координацию стратегических воздушных перевозок принял Центр координации стратегических воздушных перевозок, расположенный в Европейском центре воздушных перевозок (ЕАС). Согласно трехлетнему контракту (с последующей пролонгацией до 2012 года) два самолета Ан-124-100 «Руслан» были зафрахтованы на постоянной основе, два – для предоставления с уведомлением за шесть дней, а еще два самолета – с девятидневным уведомлением. Государства (на сегодня в SALIS заказчиками от НАТО выступает 16 государств) взяли на себя обязательство использовать эти самолеты в течение минимум 2000 летных часов в год.

До этого, кстати, «Волга-Днепр» и «АДБ» уже предоставляли самолеты Ан-124-100 для поддержки операции в Афганистане и осуществляли еженедельные рейсы из Германии в Афганистан и обратно по договоренности с Объединенным центром координации перевозок при штабе Верховного главнокомандующего ОВС НАТО в Европе. Кроме того, эти самолеты уже использовались и для доставки помощи жертвам землетрясения в Пакистане в 2005 г., а также и для переброски миротворческих сил Африканского союза в Дарфур. Также стоит отметить одну важную деталь: программа SALIS возникла как одна из двух взаимодополняющих инициатив, целью которых является обеспечить НАТО и ЕС стратегическим потенциалом воздушных перевозок. Вторая инициатива носит название Стратегический потенциал воздушных перевозок (NSAC), в рамках которого пятнадцать стран НАТО и одна страна-партнер параллельно с началом SALIS приступили к переговорам по контракту на закупку транспортных самолетов Боинг С-17.

В июле 2009 года в Берлине состоялось обсуждение выполнения программы SALIS, в которой принял участие технический директор фирмы Ruslan SALIS GmbH Ильдар Ильясов, проинформировавший, что за период с начала действия контракта до 30 июня 2009 года «Антоновы» фирмы налетали 11 тысяч 625 часов и перевезли за это время 67 тысяч 800 тонн грузов. Главные клиенты — Германия и Франция. Один перелет из Германии в Афганистан, как уточнила газета Berliner Zeitung, стоит примерно четверть миллиона евро. Аэропортом «прописки» «Русланов» российско-украинской фирмы остается Лейпциг, при этом имеется разрешение местных властей на взлет и посадку в любое время суток. Сегодня в лейпцигском аэропорту постоянно базируются два всегда готовых к загрузке и вылету Ан-124-100, здесь же создано предприятие по их техническому обслуживанию. В течение 6-9 дней фирма может предоставить в распоряжение заказчика еще четыре таких самолета.

На сегодня номинально срок действия проекта SALIS продолжен до 31 декабря 2012 года. Но в Европе отмечают, что спрос на авиатранспортные услуги «Русланов» прогнозируемо сохранится и в обозримом будущем, а это может означать только дальнейшее продолжение контракта (особенно с началом полномасштабного функционирования военных структур ЕС). Учитывая это, фирма Ruslan SALIS GmbH собирается расширить авиапарк, включив в него модернизированные Ил-76, а после 2013 года – и новые украинско-российские Ан-70. Что интересно, на перспективность работы на НАТО и ЕС «Русланов» указывают и в самом Альянсе, — например, немецкие военные. Так, теперь уже бывший заместитель инспектора военно-воздушных сил ФРГ генерал-лейтенант Хайнц Марзи в распространенном комментарии указывал: «Ни одна из европейских стран НАТО, за исключением Великобритании, в настоящее время не располагает достаточными собственными возможностями решать стратегические военно-транспортные задачи, а в решении оперативно-тактических — явный их дефицит». Таким образом, без проекта SALIS не только НАТО оказалось бы в неприятной ситуации в сфере авиаперевозок, но и европейскую концепцию создания Сил быстрого реагирования реализовать было бы невозможно (участие ФРГ, кстати, в этих силах предусматривает выделение 14 тысяч военнослужащих для выполнения задач в пяти различных «горячих точках» планеты одновременно).

Заметим, что вскоре после прихода к власти Виктора Януковича и его заявлений о снятии с повестки дня вопроса вступления Украины в НАТО, в Киев состоялся визит главы Военного комитета НАТО адмирала Джампаоло Ди Паола, в ходе которого Брюссель получил от команды нового украинского Президента заверения, что все планы партнерства остаются в силе, и никто их пересматривать не собирается. По итогам визита Ди Паола сообщил, что в сфере сотрудничества для Альянса особое значение имеют предложения Киева в области стратегических авиационных перевозок, с которыми у НАТО наблюдаются проблемы. Представитель НАТО отметил, что Украина известна в мире своим потенциалом в этой сфере, и Брюссель этот потенциал весьма интересует.

Однако это касается обслуживания НАТО украинскими транспортными самолетами, — так сказать, только бизнес. Что касается возможного непосредственного участия украинских военных в натовских операциях, стоит понять, в каком формате сегодня сотрудничают Киев и Брюссель в военной сфере.

Здесь стоит вспомнить, что с заявленной Януковичем «внеблоковостью» уровень сотрудничества Украины с НАТО никак не снизился – наоборот, помимо проведения различных двусторонних мероприятий Украина увеличила свое присутствие в операции ISAF в Афганистане (а именно, в состав литовской Группы по реконструкции провинции Гор в Афганистане направлена дополнительная группа украинских специалистов для обезвреживания взрывных устройств). Правда, был сокращен украинский контингент в составе многонациональных сил КFOR, но это происходило на фоне общего сокращения и оптимизации структуры многонациональных сил, в связи с изменением НАТО формата КFOR.

Укрепление партнерских связей Киева и Брюсселя на протяжении 2010 года было настолько очевидным, что это вызвало протесты со стороны представителей Москвы (впрочем, быстро утихших на фоне потепления отношений самой РФ с НАТО). Знаковой оценкой этого партнерства стало заявление 13 июля 2010 года официального представителя Альянса Джеймса Аппатурая о том, что НАТО не намерено сокращать сотрудничество с Украиной по линии предоставления помощи в проведении необходимых реформ. В частности, он отметил, что НАТО не планирует сокращать свои обязательства касательно Украины и партнерство с Киевом после того, как было принято решение не вступать в Альянс. «Я хочу сказать абсолютно понятно и четко: мы полностью уважаем это решение, оно никоим образом не приведет к сокращению нашей поддержки, политической или практической. Это не будет иметь никаких последствий для нашей дружбы с Украиной», — подчеркнул Аппатурай. Он добавил, что отношение НАТО к Украине не изменилось после смены ее политики относительно евроатлантических стремлений. «Очевидно, это правительство не хочет членства Украины в НАТО, но хочет развивать партнерство, и мы полностью это уважаем», — отметил представитель Альянса.

В итоге заседания Военного комитета Украина-НАТО, начиная с прошедшего в начале 2010 года 24-го заседания на уровне начальников генеральных штабов стран-членов НАТО и Украины, были, помимо прочего, посвящены аспектам практического выполнения всех международных обязательств, взятых на себя Украиной. В украинском Минобороны отмечали, что заседания Военного комитета в формате евроатлантического партнерства посвящаются вопросам развития и внедрения концепции Сил реагирования НАТО (СРН), так как они остаются основным практическим механизмом трансформации военного потенциала НАТО. В частности, Концепция СРН пересматривалась и совершенствовалась с целью достижения соответствующей гибкости положений этого документа, дабы странам, которые являются потенциальными контрибуторами СРН, было удобно и выгодно участвовать в этих операциях. А также, согласно официальным комментариям украинских военных, чтобы это участие «соответствовало национальным интересам» стран-участниц.

В 2010 году НАТО одобрило практические шаги Генштаба ВС Украины в подготовке определенных нашей страной сил и средств для СРН, а также план подготовки украинских подразделений к участию в СРН.

Украинский Генштаб при этом определил 12 подразделений, которые готовятся по стандартам НАТО, готовятся к участию (а некоторые из них уже в 2010 году и начали такое участие) в Силах реагирования НАТО. Это подразделения морской пехоты, подразделения радиационной, биологической, химической защиты (РХБЗ), инженерно-саперные подразделения, а также корабли ВМС Украины. При этом данные подразделения могут участвовать не только в СРН, но и в других операциях, в частности, под эгидой Европейского Союза или ООН.

Важен и тот факт, что Украина является единственной страной-партнером НАТО (т.е. не являющейся членом Альянса), которая задекларировала свою готовность, делает практические шаги в подготовке сил и средств, а также начала выделение своих подразделений для конкретных ротаций СРН. В частности, в апреле 2010 года украинский взвод РХБЗ из состава 144-го отдельного батальона РХБЗ 8-го армейского корпуса (штаб в г. Житомир) привлекался к подготовительным учениям, по завершению которых украинские военные получили оценку уровня своих возможностей и совместимости с подразделениями НАТО. Это украинское подразделение РХБЗ, которое было включено в батальон РХБЗ под руководством Германии, было привлечено очередной (15-й) ротации СРН в июле 2010 года, и действовало в составе сухопутной компоненты СРН.

Отметим важный момент с учетом определения Генштабом 12-ти подразделений Вооруженных сил Украины для участия в СРН. Основаниями для упомянутого выделения украинского подразделения в состав Сил реагирования НАТО стали: Указ Президента Украины (он же – Верховный Главнокомандующий ВС Украины) от 24 февраля 2010 года № 253/2010, решение Министра обороны Украины о привлечении подразделения к 15-й ротации Сил реагирования НАТО от 18.05.09 № 6610/С, директива начальника Генштаба ВС Украины от 26.06.09 № ДГШ-4 и распоряжение первого заместителя начальника Генштаба ВС Украины от 01.10.09 № 13794/с. Таким образом, для участия подразделений ВС Украины в Силах реагирования НАТО достаточно решений военно-политического руководства, на основе ранее принятых Украиной обязательств перед НАТО.

Что касается возможного формата участия европейцев в сухопутной операции в Ливии, если таковая будет проводиться, то не стоит забывать о такой военной структуре Евросоюза, как боевые тактические группы ЕС, в которых Украина также принимает активное участие. Эти многонациональные формирования высокой готовности, способные на больших расстояниях, в отрыве от традиционной географической зоны ответственности Евросоюза, реагировать на кризисные ситуации. В Генштабе ВС Украины отмечают, что участие украинских подразделений в этом проекте позволяет изучать опыт создания мобильных и оснащенных высокотехнологическими вооружениями воинских подразделений, которые готовы к действиям в экспедиционных операциях, и внедрять его в практику перестройки собственных Вооруженных сил. С политической точки зрения Украина таким участием, согласно официальной позиции Киева, подтверждает настроенность нашей державы быть членом европейского содружества и делать конкретный взнос в общее дело безопасности и обороны ЕС.

Изначально Украина вошла на правах ассоциируемого члена в состав боевой тактической группы ЕС «Балтийская» под руководством Польши, и весной 2010 года украинский самолет аэромедицинской эвакуации Ан-26 «Вита» перешел на режим боевого дежурства этой группы. При этом Концепция боевых тактических групп ЕС предусматривает, что каждые полгода две такие группы численностью по полторы-две тысячи человек находятся в режиме дежурства. Каждая состоит из наземной, воздушной и морской компоненты, а также включает соответствующие тактические средства разведки и переброски в определенный район, что позволяет выполнять задачи в автономном режиме длительностью от 30 до 120 суток в радиусе 6 тысяч миль от Брюсселя.

Также в 2010 году было принято решение об участии Украины в боевой тактической группе ЕС «HELBROC», состоящей из подразделений от Греции, Румынии, Болгарии и Кипра. Это формирование высокой степени готовности численностью до 1 500 человек, которая должна быть готовой к выполнению гуманитарных и стабилизационных операций. В состав этого формирования со стороны Украины определена рота морской пехоты с самолетом Ил-76 и группой штабных офицеров. Подготовка национального контингента проходила на протяжении прошлого года на базе отдельного батальона морской пехоты ВМС ВС Украины, дислоцированном в Феодосии.

И вот буквально на днях, 4 апреля, закончился курс подготовки украинских морских пехотинцев специалистами Британской группы военных советников и инструкторов (БГВСИ) на базе Черноморского тренировочного центра морской пехоты Войск береговой обороны ВМС ВС Украины. Британские инструкторы задекларировали готовность подразделения украинских морпехов к участию в боевой тактической группе ЕС, и выдали соответствующие сертификаты.

Таким образом, в военном плане Украина готова принять участие в операциях НАТО и ЕС, в т.ч. в подобной сухопутной операции в Ливии, если такая начнется. Более того, такое участие обосновывалось бы международными обязательствами, которые взял на себя Киев перед Альянсом и европейцами, и которые, как видим, он на данный момент весьма успешно реализовывает. Однако все упирается в военно-политическое решение, — учитывая прежде всего позицию по этому вопросу России, которая де-факто дала «добро» на действия западных стран против Каддафи, пропустив соответствующую резолюцию Совбеза ООН, а сейчас принялась усиленно эти действия критиковать. Потому в случае обращения НАТО и европейцев к Киеву с требованием выполнить взятые на себя обязательства и выделить соответствующие воинские подразделения, украинская власть может в очередной раз оказаться в неприятной ситуации. Направить военную помощь будет означать неприятие этого факта Москвой (и немалой частью украинского общества), не направить – означает «подставиться» перед Западом.

В целом создание такой ситуации, уже сегодня является хорошим уроком для украинской власти, которая никак не может понять, что в нынешнем мире нельзя быть любезной и «дружить» сразу со всеми, а равно лезть во все инициативы подряд, прикрываясь заботой о безопасности «во всем мире», в тысячах километров от украинских границ. В эпоху глобальной борьбы за ресурсы так не бывает.

Автор является руководителем Центра военно-политических исследований




Комментирование закрыто.