Украина. Страна сомнений

Федор Лукьянов, Gazeta.ru

Федор Лукьянов

До саммита «Восточного партнерства» в Вильнюсе, который заранее объявлен историческим, осталось три недели. Чем ближе событие, тем почему-то больше неопределенности. Очередное сражение за Украину, которое несколько месяцев вели Россия и Европейский союз, приблизилось к кульминации, противостоящие стороны сделали все, что могли, чтобы склонить к себе чашу весов. Теперь слово за Киевом, только от тамошнего руководства зависит исход баталии.

Иными словами – все ждут украинского выбора, который сегодня, когда отброшены все политесы, сводится к одному конкретному действию: отпустить Юлию Тимошенко на лечение в Германию или нет.

Еще пару недель назад все выглядело решенным. Резкие шаги, которые предпринимала Россия вплоть до демонстративной остановки всего украинского импорта и запрета продукции крупнейшего производителя сладостей, эффекта, казалось, не возымели. Точнее, возымели противоположный – после столь очевидных мер воздействия ни Киев, ни Брюссель не могли позволить себе отступить, получилось бы, что Россия добилась своего при помощи давления.

ЕС уже начал потихоньку готовиться к триумфу, ведь, с точки зрения европейских столиц, когда на кону такая ставка, как приобщение Украины к «большой семье» единой Европы, нельзя же цепляться за столь малую малость, как содержание под стражей политического оппонента. Тем более дамы. Ну и вообще, не разворачиваются же в противоположную сторону на такой продвинутой фазе.

Правда, настроение Брюсселю подпортил армянский прецедент – в начале сентября Ереван, который тоже двигался к подписанию с Европейским союзом соглашения об ассоциации, объявил о намерении вступить в Таможенный союз. Но Армения в тяжелом геополитическом положении, и отказаться от настойчивого предложения России, основного гаранта своей безопасности, не может. Украину же Москве на протяжении всех 22 лет не удавалось затащить куда-либо, кроме объединений чисто декларативного характера.

Впрочем, последнее должно было бы насторожить европейских стратегов. В Брюсселе это обстоятельство принято трактовать в том смысле, что Киев при любой власти объективно настроен на сближение с Западом.

Однако возможно и другое объяснение – Украина органически не способна сделать выбор. Никакой – ни в пользу России, ни в пользу Европейского союза.

Европейским политикам хорошо известна специфика Украины – страны внутренне глубоко неоднородной. Но рассматривается она преимущественно сквозь российскую призму – мол, Москва использует свое влияние на часть населения, чтобы саботировать европеизацию. Не будь этого фактора, и движение на Запад пошло бы куда живее, поскольку сама по себе европейская модель привлекает всех украинцев.

Российское воздействие отрицать глупо, но и сводить все только к нему – неправомерно. Украина – государство, которое и сегодня находится в процессе строительства себя. До завершения работы далеко. Залог успеха – в минимизации конфликтного потенциала, поскольку всякое столкновение грозит катализировать противоречия. Не только культурно-психологические и территориальные, между востоком и западом, но и социальные, экономические.

Ведь разнородность украинского общества отражается и в структуре экономики, построенной по кланово-олигархическому принципу и, соответственно, состоящей из конкурирующих устремлений. Понятие «национальный интерес» в украинском случае еще более, чем в других, распадается на множество интересов, которые трудно синтезировать в нечто целостное.

«Многополярностью» Украины предопределяется и специфический политический стиль, отличающий ее от ментально близких России или Белоруссии. Это бесконечные вязкие переговоры, цель которых, – «замотать» любую коллизию, не делать окончательных выводов и необратимых шагов. Подобная тактика относится и к внутренней, и к внешней политике Киева. Добавьте высокую степень «ликвидности» действующих лиц, когда острый и, как кажется, принципиальный спор не мешает не просто договариваться о чем-то тактически, но при необходимости и менять сторону.

Когда Украине удавалось воплощать в жизнь этот подход, она пребывала в наиболее благополучном состоянии. И напротив – обострение позиции, стремление куда-то рвануть и добиться своего заканчивались провалами. В этом смысле показателен пример Виктора Ющенко, президентство которого превратилось в цепь бессмысленных скандалов. Но и опыт Януковича, который перешел неформально принятую на Украине грань, отправив оппонента на долгий срок за решетку, показывает, что отход от умиротворительного невнятного курса чреват большим риском.

Украинская политико-экономическая элита – плоть от плоти своего разнообразного народа. В совокупности она отражает не столько его интересы (при откровенно олигархическом устройстве это, скорее всего, невозможно), сколько его внутреннее состояние.

Два с лишним десятилетия Киев плывет по течению, а течение действительно медленно несет его в западном направлении.Но это не сознательный выбор, а именно дрейф туда, куда получается.

Украина заведомо отказывается проявлять волю к чему-то. Не случайно «оранжевая революция», казавшаяся девять лет назад настоящим переломом, точкой невозврата, сегодня выглядит всплеском, лишь ненадолго взбаламутившим водную гладь. И это, повторю, следствие объективного положения вещей, незавершенности, хрупкости национального проекта.

К выбору Киев толкают внешние игроки. Евросоюз не склонен вдаваться в политическую психологию и применяет к Украине те же привычные нормативные инструменты, что сработали в Центральной Европе. Однако, во-первых, Киеву и другим странам «Восточного партнерства» никто не предлагает главного стимула – членства в ЕС, а во-вторых, Евросоюз впервые действует в условиях жесткого геополитического противодействия со стороны России.

Единая Европа к такому не привыкла, современная европейская экспансия строится по другой, внешне неконфронтационной логике. Правда, инициаторы «Восточного партнерства» – министры иностранных дел Швеции и Польши Карл Бильдт и Радек Сикорский – наверное, самые геополитически мыслящие из сегодняшних политиков ЕС. Но они скованы европейскими принципами, так что махнуть рукой на Тимошенко и не глядя подписать соглашение с Киевом, что было бы верно с точки зрения конкуренции с Москвой, не получится.

Действия России имели одну цель – «встряхнуть» украинскую верхушку, склонную отдать себя на волю волн, и довести до ее сведения, что предстоящая церемония – не формальный акт, после которого все будет как всегда, а реальное решение с последствиями. Киев это смутило. Во-первых, судьбоносного выбора он делать не собирается. Во-вторых, подсчет вероятных потерь, которых, как становится понятно, не избежать, наводит на печальные мысли о будущем не державы в целом, а конкретных ее влиятельных представителей.

Отказаться от согласованных договоренностей в последний момент – практика, обычная в украинской политической ментальности.

Более того – это своеобразный предохранитель, страхующий от принятия решений, которые предусматривают рискованную бесповоротность. Для ЕС, привыкшего действовать планомерно, это стало бы шоком, особенно потому, что в Брюсселе считают, что обо всем уже договорились.

Нечто подобное было три года назад с Белоруссией – тот же Сикорский и его германский коллега Гидо Вестервелле полагали, что согласовали все с Александром Лукашенко: он проводит президентские выборы без громких скандалов, а Евросоюз приоткрывает Минску двери и кошелек. Результат обратный – после голосования случился настоящий разгром белорусской оппозиции, а отношения с Европой просто рухнули. И что? А ничего. Единая Европа вновь заигрывает с «батькой», ведь конкуренцию с Россией никто не отменял.

Примерно так может заключить и Киев. Конечно, срыв подписания в Вильнюсе вызовет ярость в европейских столицах. Но деваться-то некуда, Украину «отменить» невозможно. Зато на этой волне Киев может что-то получить от Москвы, ну а через какое-то время начать снова очаровывать Старый Свет. Вильнюс, что бы там ни произошло, завершит не матч, а раунд. Потом все опять будет повторяться до тех пор, пока на берегах Днепра не сформируется нация и ее элита, способная принимать осознанные решения.

Источник: Gazeta.ru


20 комментариев

  1. Сражение идёт, только между Россией и США. Глазьев сказал точно, что киевский штаб евроинтеграторов находится в посольстве США и Януковича за то, что нужно ложить не в одну корзину, держат именно США. Однако окончательное решение со стороны запада будут принимать лидеры национальных государств и сколь они не циничны,но отказаться от своих слов о свободе Тимошенко, для Меркель будет явной потерей лица. Освободив Тимошенко, Янукович подпишет себе тюремный срок и разорение дпя своей семьи. Он это понимает и это освобождение невозможно. Учитывая напряжённые отношения между США и ФРГ, Меркель не откажется от своего требования по освобождению Тимошенко и следовательно подписания не будет.

    • А зачем Европе нужна на свободе Тимошенко?

      • Как раз потому, что не нужна, Меркель и обозначила её свободу главным условием ассоциации. Этот договор нужен США и бюрократической верхушке ЕС, но не лидерам национальных государств, кроме Польши, как верного сателлита США.

      • Ну как же. Европейские политики и избиратели за свободу и демократию. Если Тимошенко не выпустят перед подписанием, то европейские политики так верны своим идеалам. И профилонят эти политиков на следующих выборах. Ну а европейские политики, тоже не дураки и это прекрасно понимают. Поэтому боряться не просто за Тимошенко, а за собственную шкуру. Я уверен, что судьба украинских политиков европейцев, американцев, русских и и китайцев интересует в последнюю очередь.

      • Напрасный труд — нет, их не вразумишь.
        Чем либеральней, тем они пошлее,
        Цивилизация — для них фетиш,
        Но недоступна им ее идея.

        Как перед ней ни гнитесь, господа,
        Вам не снискать признанья от Европы:
        В ее глазах вы будете всегда
        Не слуги просвещенья, а холопы.

        Федор Тютчев
        1868 год.

      • Тимошенко Европе не нужна. Европе нужен предлог чтобы отказаться подписывать договор об ассоциации. Потому что через 2-3 года Европе придется объяснять всем почему у ее новой подопечной дела никак не налаживаются.

  2. «Во-первых, судьбоносного выбора он делать не собирается. Во-вторых, подсчет вероятных потерь, которых, как становится понятно, не избежать, наводит на печальные мысли о будущем не державы в целом, а конкретных ее влиятельных представителей».

    В том и дело, что существующей так называемой «элиты» важно сохранить status quo, когда большинство населения отстранено от принятия решений и распределения производимых им же богатств. Более того, нещадно эксплуатируется. Мечта такой «элиты» — вечное, неуязвимое рабовладельческое государство, вернее, «территория», разделенная между удельными феодалами. Мечта практически воплотилась, модель устоялась и «элита» всеми силами хочет ее сохранить. Разумеется, попутно считая себя светочем прогресса и цивилизации: «Они считали себя как класс единственным носителем цивилизации. Они верили, что стоит им ослабить узду, как их поглотит разверстая слюнявая пасть первобытного зверя, а вместе с ними погибнет вся красота, и радость, и благо жизни».

    Но такая дегенеративная система, как в Украине, может существовать только в полной изоляции, при отсутствии любых контактов с внешним миром (КНДР, например). Украинским же феодалам не дают спокойно «стричь овец» — с одной стороны, есть, Россия, которая принялась «стричь» самих феодалов ценами на газ и отбиванием овец. С другой стороны — Евросоюз, столкновение с системой ценностей которого грозит полным обрушением тщательно выстроенной и лелеемой системы местного феодализма.

    И тот и другой выбор чреваты либо для отдельных бенефициаров существующей системы (случай с Россией), либо же для самой системы и, как следствие, всех ее бенефициаров (случай с ЕС). Отсюда у нашей «элиты» и боязнь «судьбоносного выбора». Отсюда страстное желание сидеть на двух стульях, быть мостом между Европой и Азией и прочая чепуха. На самом деле, все сводится к одному — сохранить выстроенную систему рабовладения. Рассуждая беспристрастно, можно склониться к выводу, что «элите» все же выгоднее примкнуть к лагерю России, так как это не будет грозить уничтожением самой системы — пострадают лишь отдельные бенефициары.

    С другой стороны, свойственный любым негодяям моральный финт, самообман, внушающий, что все непотребства совершаются «на благо общества», а также тщеславие, стремление быть принятым в элиту мировую, могут сыграть с нашей «элитой» злую шутку. Они попросту могут уверовать в то, что столкновение с системой европейских ценностей не так уж и страшно для них, что они почти то же, что и европейская элита. В таком случае у Украины действительно есть шанс.

    • Извините, но Вы, как и множество других людей, говорящих о европейских ценностях, являетесь жертвой информационной войны. Если Вы повнимательней присмотритесь к западной элите, то обнаружите сплошные двойные стандарты. Под лозунгами демократии и прогресса, эта элита постоянно совершает преступления. Социальная система запада появилась только в противовес социальной системе СССР и после развала СССР, вся социальная система запада стала исчезать быстрыми темпами и дней десять назад устами одного из европейских монархов было объявлено, что социализм на западе закончился. Закон там уже давно только для тех, кто может нанять дорогого адвоката. А неужели Вам нравятся заявления некоторых лидеров запада о принудительном сокращении населения в слаборазвитых странах, к которым они относят и Украину и Россию и эти планы уже исполняются судя по сокращению населения Украины, как только она оказалась в зоне влияния этих людоедов. Посмотрите что эти дерьмократы сделали с Ираком, Ливией, Сирией. В тюрьме Гуантанамо, уже 12 лет сидят люди без предъявления обвинения и без суда. Про нравственность запада говорить не приходится, но там нет даже морали, тоесть, не важно каких, но единых для хотябы одной страны норм. Вопреки воле большинства принимаются законы, разрушающие самое главное в человеческом обществе, семью и отношение к детям.

      • Очень надеюсь, что наша «элита» разделяет ваши взгляды 🙂

    • «Но такая дегенеративная система, как в Украине, может существовать только в полной изоляции». Заблуждение. Большая часть стран на периферии мир-системы (страны «третьего мира») находятся в очень схожем положении. Таково их предназначение — ограблять свое население и перекачивать ресурсы в «первые страны».

      • Согласен — страны Африки, Азии и Латинской Америки имеют схожую систему. Но они окружены себе подобными и могут сохранять свою систему довольно долго. У нас же ситуация другая и негативное цивилизационное влияние идет только с северо-востока.

        Что касается второго вашего тезиса, то с ним согласиться сложно. «Есть, знаете, в мире такая страна, где все противоборствующие стороны гражданской войны ели друг друга вообще и пигмеев в частности, добывали колтан (это такая танталовая руда, которая сильно нужна для конденсаторов) с помощью олдувайских орудий и рассказывали, что Конго — это великая колтановая держава, которую проклятые западные империалисты в лице Sony, Nokia и вообще всех, кому нужны в компьютерах и мобильниках батареи, пытаются поставить на колени, чтобы забрать необходимый им колтан. Пока суд да дело, кровавые империалисты нашли другие источники колтана, и выяснилось, что это не проклятые империалисты не могут жить без великой колтановой державы Конго, а конголезские племенные вожди, с автоматами в руках и с застрявшей в зубах человечиной, не могут жить без покупателей колтана: не на что будет покупать «Мерседесы» (http://glavnoe.ua/news/n153986).

        • «Они окружены себе подобными». Дело не в окружении, а в месте в мировом разделении труда.
          «Что касается второго вашего тезиса, то с ним согласиться сложно». А Вы подчитайте соответствующую литературу. Мир-системщиков например. Тогда и можно будет нам толком коммуницировать-аргументировать-дискутировать.
          «Выяснилось, что это не проклятые империалисты не могут жить без великой колтановой державы Конго, а конголезские племенные вожди». Вы вообще понимаете, что только что ПОДТВЕРДИЛИ написанное мною выше? Перераспределение ресурсов в мир-экономике таково,что идет от периферии у центру. Естественно, центр может заменить такое Конго десятком других (пусть и менее перспективных с точки зрения ресурсов) или изобрести новые технологии. Но суть останется неизменной — НИЩЕТА (которую практически невозможно преодолеть в рамках этой системы разделения труда) периферии при богатстве центра.

          • «А Вы подчитайте соответствующую литературу. Мир-системщиков например.»

            А вы не своими словами объясните, а не отсылай к маргинальным левацким конспирологическим теориям.

            И прежде чем на «Запад» пенять, неплохо бы сначала человечину из своих зубов выплюнуть, чтоб хоть вид иметь более-менее убедительный 😉

          • 1. Те источники, которые я назвал, только некомпетентные люди могут назвать «маргинальными» (например, на Западе они чрезвычайно востребованы). Правильно ли я понял, что Вы их не читали, высокомерно обозвав «левацкми»?
            2. Что Вы понимаете под словами «объясните своими словами»? У нас (ученых) тут «с кондачка» никто никакой отсебятины не говорит! Каждый тезис должен быть методологически и фактологически доказуем. В отличии от базарной болтовни. То, что я Вам писал — это и были МОИ слова, но опирающиеся на конкретную методологию
            (в отличии от НИЧЕМ не подкрепленных Ваших рассуждизмов). Когда же зашел вопрос о том, что Вы не понимаете написанное мною, ибо просто незнакомы с конкретными научными разработками — то в ответ свое нежелание заниматься самообразованием Вы мотивируете бредом о «маргинальности». А по сути есть что возразить?
            3. Пассаж о человечине — это вообще классика троллизма…

        • Насчет «окружения» недавно Ю. Романенко приводил пример Анголы (соседки как раз Конго и такого «чуда», как Замбия). Далее, Юж. Корее соседство с Сев. Кореей, а Чили — с Перу и Боливией тоже как-то не мешает…

  3. Думается нам, что сны у Януковича весьма кислые

  4. «Но Армения в тяжелом геополитическом положении, и отказаться от настойчивого предложения России». Вы переоцениваете привлекательность ЕС для умной и умеющей просчитывать риски международной армянской диаспоры и недооцениваете субъектность собственно Армении.

    • То-то умные армяне бегут из Армении что тараканы от дуста.

      • А то, что умные евреи рулят финансовыми потоками НЕ ИЗ Израиля — это же не отменяет их ум и поддержку родного государства? Да и не бегут массово, в общем, это Вы спутали с Украиной или Молдовой… В общем, Ваша хохма не защитана.

  5. «Украина заведомо отказывается проявлять волю к чему-то». Так было только потому, что внутренних ресурсов для дерибана и сверхобогащения элиты все 22 года было более чем достаточно. Теперь их стало меньше, поэтому и забегали-засуетились в поисках внешних ресурсов для удержания своего правления. Поскольку зарабатывать не умеют, ищут подачек в обмен на отказ от части суверенитета.