Украина-Россия: провал фронта информационной войны

Дмитрий Тымчук, руководитель Центра военно-политических исследований

 

{advert=1}

Появление в сентябре в эфире новостной программы российского «Первого канала» резонансного сюжета с резкой критикой политики президента Украины Виктора Януковича стало отправной точкой, после которой управление информационными атаками со стороны Кремля было уже несомненным (впрочем, это было очевидным и ранее). Главным поводом для информационных атак традиционно выступает газовая тема, но она попадает в поле зрения вовсе не потому, что является единственным поводом для подобных акций, а в силу постоянства и актуальности. Ведь не менее жесткую реакцию российского информационного поля вызвали и не столь давние факты, например, задержания в Керченском проливе десантного корабля «Азов» ЧФ РФ, или выдворение из Украины казачьего атамана Виталия Храмова.

Собственно, в Москве основу новых информационных операций против нынешней украинской власти готовили давно. Показательным в этом плане было издевательство над Януковичем в российском популярном шоу «Большая разница» в ровно год назад, в конце октября 2010-го. Для постороннего наблюдателя уже давно не вызывает сомнений, что подобные юмористические сюжеты в рейтинговых шоу на российском ТВ являются «первыми ласточками» в дальнейших информационных акциях, и таким образом в мягкой форме подготавливают потребителей информации к более жесткому воздействию.

Сразу оговоримся: в данном случае мы не собираемся одобрять или осуждать действия России. Дело не в критике чужих действий, а в возможностях собственного ответа на них. Россия ведет себя так, как видится правильным нынешнему российскому руководству. А поскольку сменой руководства Кремля пока и не пахнет, есть острая необходимость в изучении и реагировании на его стратегию и тактику в части, касающейся Украины, и идущей вразрез с собственно украинскими интересами.

В данном случае характерным является то, что украинская власть в силу своего слабого общего профессионального уровня и отсутствия способности к выработке стратегических решений сама создала все условия для собственной информационной уязвимости. Впрочем, это касается не только информационного, но и самого широкого спектра воздействия извне. Одним из первых шагов власти после прихода Януковича была, как известно, ликвидация структурного подразделения СБУ, работающего «по России» в знак возрождения «дружбы» между Киевом и Москвой (ничего подобного со стороны РФ, правда, не последовало, чего и стоило ожидать – не потому, что Кремль коварен, а потому, что подобные шаги лишены практического смысла).

{advert=2}

Для непосвященных стоит пояснить, что согласно нынешнему украинскому законодательству СБУ лишена возможности проведения собственных операций за рубежом, и действует на территории Украины. То есть в данном случае изначально речь шла не о том, что эта украинская спецслужба перестает вести какую-то разведывательную или подрывную деятельность на территории РФ, а о том, что она перестает проводить контрразведывательную деятельность в самой Украине. То есть, перестает противодействовать подрывным действиям российских спецслужб на украинской территории, а равно противостоять информационным атакам со стороны соседа (кстати, в силу причин как объективных, так и субъективных последнее никогда не было сильной стороной СБУ).

Принять подобное решение могли только люди, никогда ничего не слышавшие о национальной безопасности и способах и средствах ее защиты. Впрочем, как показали (и показывают) дальнейшие события, новая власть сделала приоритетными совершенно иные задачи, которые возложила на СБУ, но это другая тема. К этому добавим, что, хотя это и не было в отличие от примера СБУ широко распиарено, подобную задачу «закрывать» работу в российском направлении получили и иные украинские спецслужбы – Главное управление разведки МО Украины (ГУР МО) и Служба внешней разведки Украины (СВР). Украина оказалась полностью открытой для российского влияния.

Москва не преминула тут же воспользоваться возможностями, полученными в результате украинского «эксперимента» над спецслужбами. В первую очередь, появилась отличная возможность беспрепятственно использовать в своих целях «проекты ФСБ» в Украине в лице отдельных так называемых пророссийских организаций. Самым вопиющим случаем их применения была провокация 9 мая 2011 г во Львове. На нее символически отреагировало только МВД (и то как-то очень странно), в то время как именно украинские спецслужбы должны были ответить на вопросы – кто, с какой целью и, самое главное, за какие средства привез «русских патриотов» во Львов, что и стало причиной последующих событий. Хотя, по большому счету, ответ на последний вопрос известен из заявлений самих лидеров подобных организаций (в том числе имеющих депутатские корочки Верховной Рады), которые признают, что львиная доля получаемых этими структурами из России средств идет на различные «командировки» их членов в разные регионы Украины.

Этот искусственно созданный повод стал основой для мощнейшей информационной атаки против Украины (именно против Украины как государства, а не против только украинских националистических сил), и вышел далеко за границы СНГ. Пример этой блестяще проведенной операции достоин места в учебниках по истории российских спецслужб, в то время как Украина не оказала совершенно никакого информационного противодействия, достойного упоминания. Наоборот: ослепительный замысел этой операции изначально позволял направлять против Украины практически любую публичную реакцию украинских государственных структур и политического руководства, кроме совершенно нейтральной их позиции.

Пример Львова также не имел совершенно никаких последствий в плане хотя бы рефлекторной реакции украинской власти по информационной самообороне. Это глупейшее бездействие как раз и имеет результатом нынешнюю беззащитность державы (что касается самой власти, то Бог с ней – она пожимает плоды своих трудов, но мишенью оказывается в итоге вся страна и ее население).

Ситуация дошла до гротескного парадокса как раз в стиле Януковича. На данный момент его объективными союзниками в информационном противодействии России становятся украинские информационные ресурсы, с давления на которые (или, по крайней мере, полного отрицания их «пользы» для державы) и начали свою деятельность нынешний украинский президент и его команда. Проблема для Януковича в том, что эти ресурсы воспринимают самого Виктора Федоровича как идеологического и политического противника, но иных инструментов для защиты у него просто нет – в структуре государства он и его власть их сами же и уничтожили. Украина, как одна из очень немногих в истории цивилизации держав, пришла к безумной ситуации, когда объективные интересы государства защищают силы (от очень отдельных оппозиционных политических, до «маргинальных» патриотических ресурсов), которые находятся в конфронтации к самой власти.

Из инструментов противодействия у державы можно считать в определенном смысле разве что информационную деятельность МИД Украины. Но здесь мы видим лишь исключительно ситуативные контрдействия, да и то проявляющиеся чисто фрагментарно. В любом случае, успехи МИДа в информационном противостоянии можно считать весьма сомнительными, да и не его это задача (МИД может выступать лишь как генератор или «группа поддержки» информационных поводов, взаимодействуя с инструментами ИПСО).

{advert=3}

Вывод из ситуации прост, и известен очень давно: в большой политике, как и в разведке, нет и не может быть друзей, есть внешнеполитические отношения. Украина не может «дружить», отказываясь от защиты своих национальных интересов, ни с Россией, ни с ЕС, ни с США и пр. (пожалуй, из соседей «друзьями» могут быть лишь Молдова, Грузия и Беларусь – т.е. страны, не способные оказывать на Украину мощного информационного, политического и экономического влияния). Стремясь сохранить и развивать дружелюбные отношения с мощными игроками, Украина обязана иметь средства если не нейтрализации (учитывая соотношение ресурсов, это едва ли возможно), то максимальной нейтрализации влияния на себя. И «российского направления» это касается в первую очередь, учитывая мощь влияния информационного поля России и уязвимость целых украинских регионов для ее операций ИПСО.

Уже стал аксиомой постулат о том, что в нынешний век ИПСО силы и средства информационного противодействия играют жизненно важную роль. Здесь стоит вспомнить, что еще 8 июля 2009 г. вышел Указ Президента Украины №514/2009, который утвердил Доктрину информационной безопасности Украины, основной целью которой является создание в Украине развитого национального информационного пространства и защита ее информационного суверенитета. Вопрос на засыпку: кто-нибудь хоть при прошлой, хоть при нынешней власти слышал что-нибудь о реализации каких-либо положений этой Доктрины? Ответ, увы, очевиден…

Остается один вопрос: что делать? Вопрос не праздный, поскольку, с одной стороны, теоретически нынешнее негативное информационное воздействие на Украину играет на дискредитацию нынешней украинской власти, а значит, учитывая иные процессы, ускоряет ее провал. Но, с другой стороны, оно же мощно ослабляет позиции Киева в различных переговорных процессах (в первую очередь – в энергетическом секторе), что в итоге крайне негативно скажется на интересах державы и при нынешней, и при последующей власти.

На данный момент стоит констатировать, что задачи по информационному противодействию негативному влиянию на Украину может выполнять кто угодно, но только не государство, которое самоустранилось от этой функции. К сожалению, это преступление нынешней украинской власти, в отличие от ее экономических подвигов, трудно записать в актив будущих уголовных дел. В то же время, подобную функцию на свой страх и риск могли бы взять на себя руководители спецслужб, не дожидаясь расторможения власти. Но, увы, среди руководителей украинских спецслужб мы видим не инициативных патриотов, а серых невзрачных чиновников, не способных к самостоятельным действиям (пожалуй, кроме СБУ, но там «активность» совсем иного рода, да и патриотизмом как-то не пахнет), — и здесь построенная в Украине «жесткая вертикаль власти» сыграла против самой власти.

А потому фронт этот если не спасти, то хоть как-то «изобразить», могут лишь отдельные негосударственные силы. От которых, впрочем, трудно ожидать эффективности по причине отсутствия ресурсов и единого координационного центра. 




Комментирование закрыто.