Украина прощается с евроиллюзиями у ворот рая

Павел Ковалев, для "Хвилі"

Путин у ворот рая

Вожделенная ассоциация с ЕС, ставшая поводом для крупнейшего кризиса на европейском субконтиненте со времен бомбардировок Сербии в 1991, и даже больше – с 1945 года, почти сразу обернулась к нам своей не самой лучше стороной. Отныне мы включены в общеевропейскую систему принятия решений. Причем включены, с формальной точки зрения, в наших же интересах. Фактически, Европа склонна договариваться с Россией по вопросу нашего дальнейшего бытия за спиной Украины. И очень вероятно, что отношение в нынешней украинской повестке, а значит – и отношение к России, и готовность защищать европейские ценности не на словах, а на деле – станут тем катализатором, который похоронит ЕС в его нынешнем виде еще до того, как Украине предложат стать полноправным членом «райского клуба».

«Вторая Босния» — именно так говорят пессимисты о возможном будущем устройстве украинского государства, в котором Донбасс будет фактически находится под контролем России и снова «висеть гирями» на крыльях нашей державы, устремившейся в полуоткрытые ворота Евросоюза. «Приднестровье», «Абхазия» — этими сравнениями оперируют, как ни странно, оптимисты: они доказывают, что наличие сепаратистских регионов, фактически неконтролируемых Россией не помешало Молдове и Грузии подписать аналогичные документы с Украиной и опережать нас на все том же европейском пути. Позиция Германии, Франции, Австрии – шок для огромного числа наших граждан, все еще страдающих евроиллюзиями. Для тех, кто выходил на протесты из-за европейской перспективы как цели. Европа не едина, он коррумпирована, прагматична и все еще несколько наивна – эти истины, начавшие «доходить» до многих из нас еще в майдановские времена, за дни недавнего «перемирия Порошенко» стали максимально очевидными. Теперь мы уже можем точно ранжировать страны Евросоюза по группам, и выделить среди них наших друзей, наших недругов, наших потенциальных союзников и тех, кому украинский вопрос вообще «до лампочки».

Соседи – хорошие и не очень

Прежде всего, для нас важна позиция нашего «ближнего пояса» — стран, с которыми мы непосредственно граничим. Из этих государств – Польши, Словакии, Венгрии, Румынии – только Польша может считаться, при всех оговорках, нашим безусловным и почти что главным союзником в Евросоюзе. Огромный пласт совместного истерического прошлого, отчетливое понимание опасности, исходящей от агрессивного поведения России, значительное число наших граждан и этнических украинцев на территории Польши делает ее ключевым государством, с помощью которого мы можем и должны работать на общеевропейском, и более конкретно – на восточноевропейском дипломатическом театре. Наряду с государствами Прибалтики, не граничащими с нами непосредственно, но априори являющимися нашими союзниками, мы можем формировать новую повестку в Восточной Европе – выстраивание новой идентичности «от моря до моря», «восточноевропейского вала», который обязан остановить российскую агрессию. Наше расположение на фронтире Евразии заставляет нас объединится с теми, кто также пострадал от поползновений «империи зла». Новая Речь Посполитая, новый союз государств, переживших российское нашествие – вот наша цель на будущее, и наше спасение в тот момент, когда ЕС начнет валиться, раздавленный, в том числе, и невозможностью справиться с украинским вызовом.

Словакия, Венгрия и отчасти Чехия – пока не союзники нам в построении этого «восточного вала». Наиболее важна для Украины в экономическом отношении позиция Словакии – через нее мы можем получить реверсные поставки газа в таких количествах, что это надолго решит проблему газовой зависимости от России. Россия понимает это, и потому максимально коррумпирует политическую верхушку Словакии. Нынешний премьер-министр этой страны Роберт Фицо – основной лоббист российского влияния в стране, и пожалуй, самый пророссийский глава правительства среди бывших стран Варшавского договора. В Словакии есть и правые националисты, которые не прочь «прихватить» часть нашего Закарпатья в случае развала нашего государства. Следует понимать, что Словакия находится и под значительным влиянием Австрии и Германии, а их позиция в отношении Украины в последнее время обозначилась недвусмысленно.

Промосковскую позицию занимают и правящие элиты Чехии. Характерны высказывания президента этой страны Милоша Земана, в частности, повторение им фейков российской пропаганды про зверства «Правого Сектора», а также целый ряд иных эпатажных пророссийских и антиукраинских заявлений. С формальным осуждением России, но фактически пророссийскими заявлениями выступает и премьер-министр Чехии Богуслав Соботка, который недавно – синхронно со словаками — подтвердил отказ на размещение дополнительных контингентов НАТО в стране. Однако высказывания Соботки и Земана активно критикуются внутри страны, и, по оценкам чешских политологов, назвать их позиции достаточно сильными нельзя. У тамошней оппозиции есть возможность сместить Соботку, не способного решить экономические проблемы страны, а Земан, как президент в парламентской республике, не является фигурой, принимающей важные решения.

Что до Венгрии, то опасность для Украины на будапештском направлении заключается как раз в поддержке Путиным популярной в Венгрии праворадикальной партии «Йоббик» с ее далеко не толерантными идеями в отношении нацменьшинств и профашистской риторикой. Плюс к тому – позиция Венгрии по закарпатскому вопросу — явно не дружественная идее территориальной целостности Украины. Бороться с венгерской позицией можно через общую борьбу с правыми настроениями в Европе – и здесь у новой украинской дипломатии намечается очень интересный фронт работы.

Румыния в настоящее время занимает нейтралистскую, но в целом дружественную позицию в отношении Украины. Что не отменяет старых территориальных споров в отношениях наших стран, которые могут разгореться в случае нестабильности на юге Украины или попытки агрессии России со стороны Приднестровья. Румыния, в силу наличия у нее своих действующих и разведанных запасов нефти и газа – полученных, в том числе, и после арбитража по шельфу острова Змеиный – одна из наименее зависимых от России стран ЕС, и в целом более ориентирована на США, чем на Германию. В Румынии присутствует значительное французское влияние, однако оно больше относится к гуманитарной сфере, нежели к политической. Итого – за юго-западное направление Украине можно не беспокоится.

Старая Европа – на страже «сна золотого»

Позиция Франции и Германии в отношении украинского вопроса стала разочарование и даже шоком для многих еврооптимистов. Из-за этого уже звучат вопросы: «А зачем нас ЕС, где все решают эти соглашатели?» Тем более, если прибавить к костяку соглашателей еще и Италию, и Испанию (в последнюю в ходе ликвидации последствий финансового кризиса было закачано много немецких денег). Да, эти «титаны» ныне определяют лицо Европы, и их ориентация на Путина – вполне циничная и прагматичная. Помимо коммерческих интересов крупных компаний и избирателей, которым дают работу российские заказы, огромную роль играет инерция «золотого сна», из которого ЕС в нынешнем виде выйти не способен, ибо этот сон обеспечивается американским военным «зонтиком» и российским газом. Потеря одно из этих компонентов означает смерть европейского рая в нынешнем виде. И потому немецкий канцлер и французский президент так откровенно склоняют Украину к переговорам с Москвой, и потому они продолжают ориентироваться на Россию как на партнера, с которым можно договориться. К пулу не слишком дружественных Украине стран нужно причислить и Австрию с ее согласием строить Южный поток.

Казалось бы, можно опустить руки перед осознанием того, каковы на самом деле настроения мощнейших держав Европы. Но выход есть, пусть и непростой. Он заключается в том, чтобы «обойти» влияние этих государств как бы «со стороны», и состоит в налаживании комплексной работе с иными потенциальными союзниками Украины в ЕС, и с теми государствами, где чаша весов в любой момент может склониться на сторону Украины. Следует учитывать и политическую ситуацию в «старой Европе». Украина может и должна сделать ставки на оппозиционные ныне главенствующим в этих странах политическим силам, например, во Франции и Испании, где есть сепаратистские регионы со старыми «традициями» терроризма (Корсика во Франции, Страна Басков и Каталония в Испании). Вести системную работы с тамошними элитами, с общественным мнением, в том числе играя на старых противоречиях этих держав с Германией, не только можно, но и необходимо. Тем более, что та же Франция не так уж и зависима от российского газа – он перекрывает только 15% от потребности страны. Конечно, контракт по «Мистралям», судя по всему, будет выполнен, но он может быть последним такого рода проектом в сотрудничестве Парижа и Москвы на ближайшее время.

Работать в Италии или Германии, с учетом мощи российского лобби и общих настроении тамошних элит, более сложно, но и эти страны тоже уязвимы: мнение иных, дружественных нам, членов ЕС невозможно игнорировать, а Германия, при всей своей мощи, не может не считаться с ролью общественного мнения с странах ЕС и с консенсусным форматом принятия решений в Евросоюзе. Этот формат далеко не означит «диктата Германии». Часть стран ЕС от этого диктата не зависит, или зависит в малой степени. И все эти державы – наши нынешние или будущие друзья.

«Северо-западная дуга» — обходим континент с флангов

На кого же Украина может опереться в Западной Европе? Кто там к нам если не дружествен, то нейтрален? Это страны Скандинавии, с флагманом дружеского отношении к Украине — Швецией. Это, потенциально, Британия и зависимая от нее Ирландия. Это Португалия – из-за наличия в ней большой украинской диаспоры и давнего влияния в стране Британии. И это «сердце», с которого начинался ЕС – страны Бенилюкса.

Скандинавские страны – наши самые дальние, но потенциально очень мощные союзники. Старая идея Мазепы о «суверене далеком, но надежном» в случае со Швецией играет новыми красками. Традиционно лояльная к России Финляндия под влиянием последних событий уже готова вступить в НАТО: у нее слишком травматический опыт соседства с агрессивной империей. Норвегия – конкурент России в газовом вопросе, и тем более, не член ЕС, что развязывает ей руки. Маленькие, но зажиточные Исландия и Дания также ничем России не обязаны. Итого, весь европейский север – потенциально «наш», и нужно только протянуть руки этим суровым парням. К тому же, от них в Украину могут прийти серьезные инвестиции – и здесь уже все зависит от наших внутренних реформ.

Великобритания, несмотря на странные эксцессы ее визовой политики, традиционный друг США и не очень жалует германо-французский союз. Британское лобби нам на руку, как и в целом опора на англо-саксонский мир. Маркер такой позиции – заявления наследника британского престола принца Чарльза. Сравнившего Путина с Гитлером: персоны такого уровня так просто подобных заявлений не делают. Позитивно в отношении к нам настроена и Ирландия, сама хорошо знающая (по истории отношений с Британией), что такое геноцид, терроризм и борьба за независимость.

Старое – еще с XVIII века – сильное влияние британцев в Португалии – снова-таки только в плюс Украине. Пусть Португалия «на отшибе» Европы, но очень значимо наличие дружественной к нам страны на крайнем западе субконтинента плюс возможность инвестиций от тамошней диаспоры.

Страны Бенилюкса более нейтральны, чем активно дружественны Украине, но факт, например, полной остановки российско-голландского военного сотрудничества весьма показателен. А влияние этих стран и их голос в ЕС, несмотря на небольшие размеры, весьма существенно. К тому же, Бельгия, как пристанище для европейской бюрократии, вынуждена занимать нейтралистскую позицию, и далеко не всегда, как многие думают, идет в русле влияния Франции (из-за сложного исторического прошлого и даже не безопасного настоящего в отношениях этих стран).Вот так и формируется «северо-западная дуга», которая, наряду с восточноевропейскими союзниками Украины, полукольцом охватывает германо-франко-итальянских «друзей Путина».

Важна для нас и роль Швейцарии как банковского центра, способного влиять на всю мировую экономику и отдельные ключевые страны (показательно, что не так давно, после встречи именно с президентом Швейцарии, Владимир Путин заявил о необходимости перенести референдум о независимости ЛНР и ДНР). Швейцарцы всегда готовы перехватить посреднические функции у Франции и Германии – и могут быть в этом качестве более адекватны, с учетом их невхождения в ЕС и «завязкой» как на европейский, так и на американский капитал. Так почему бы Украине не пригласить Швейцарию как посредника в переговорах с ЕС, Россией и США, если будет необходимо? Это был бы красивый и продуктивный ход наших дипломатов.

«Подбрюшье Европы» — балканская задача для Украины

На Балканах, не все страны которых входят в ЕС, политические взгляды элит для нас не слишком благоприятны. Словения и Хорватия сильно зависимы от Австрии и Германии. Греция, «головная боль» Евросоюза все последние годы, фактически держится на немецкой финансовой помощи, и потому слова не скажет против Берлина. Сербия и Черногория ориентированы на Москву и Берлин. Босния – раздробленная страна, с мрачного сравнения с которой и началась эта статья. Албания и Македония не влиятельны в европейском раскладе, и зависимы от Германии и Италии. Косово – частично признанное государство, будущее которого неопределенно. Наконец, Болгария, хоть и приостановила строительство Южного потока на своей территории, после противоположных по смыслу решений Австрии и Венгрии готова вернуться к этому проекту.

Тем не менее, и здесь можно лоббировать украинские интересы – в первую очередь, через Болгарию, где не менее сильно влияние США, чем Германии и России. Несмотря на активность в стране антиевропейских, пророссийских и просто правых настроений, подпитываемых Москвой, в военном отношении Болгария может помочь нам с сотрудничеством. Болгарские порты – стабильная база для кораблей НАТО. Что до Хорватии и Словении, то здесь можно вести речь о взаимных инвестициях в туристическую сферу и максимально поддерживать историческую память этих народов, отстоявших свою независимость в борьбе с «Россией Балкан» — Сербией.

Как Украина «переформатирует» ЕС

Отныне в Европе нет государств, которые были бы для нас неважны. И если некоторые из них только сейчас с трудом начинают различать нас на картах новейших боевых действий, то наша задача – максимальное развертывание информационной политики в этих державах, формирование тамошнего общественного мнения буквально «с чистого листа». Украинской дипломатии нужно заново продумать, выстроить, и даже с имеющимся финансированием начинать кампанию лоббирования наших интересов в Европе. Правительству и президенту, «завязанным» на европейский вектор, следует выделить средства под продуманную и четкую программу защиты украинских интересов в Европе. Не ЕС, как субъект, а отдельные страны будут нашими союзниками уже в самом ближайшем будущем.

Евросоюз пока что не выдерживает столкновения со «вставшим с колен» русским «медведем». Это означает, что ЕС может «захлопнуть створки» перед нами на долгие десятилетия, превратив Украину в еще одну Турцию, подписавшую ассоциацию с Евросоюзом еще в 1963 году. Ну что же – спасение утопающих известно чьих рук дело. Народная дипломатия, контакты на уровне гражданского общества, бизнес-инвестиции будут говорить в пользу имиджа нашего государства больше, чем «озабоченность» коррумпированной и неповоротливой бюрократии как центральных органов ЕС, так и его ключевых государств. Но и с ними — этими ключевыми странами – еще не все потеряно. Меркели и Олланды так же не вечны, как не вечным оказался коррупционер Берлускони: путинский «друг Сильвио» теперь ходит под судом и убирает двор в доме престарелых. Не всем же повезло стать Шредерами…

При этом нужно понимать – процесс все равно пошел. Мы вернулись на путь европейской, западной, цивилизации, отойдя от формализации евразийского начала, окончательно сошедшего на ложный путь политического православия и евразийской бесовщины. Сам факт подписания ассоциации с ЕС – безусловно позитивен, даже если Германия и Франция ставят условием его полноценного введения в действие переговоры с Россией. Мы вышли на европейский фронт борьбы с Москвой. Теперь мы знаем, как работает Кремль в Европе, теперь мы ясно видим, с кем мы можем работать в ЕС, а от кого должны держаться подальше. Теперь мы понимаем, в какие внешнеполитические условия поставлен Петр Порошенко. Отыне нам четче станет понятно – Евросоюз есть наше средство, но не наша цель. ЕС в нынешнем своем виде не нужен нам, потому что мы не нужны ему. И если он не готов помогать нам – дистанция вытянутой руки и прагматическое сотрудничество с нынешним форматом Евросоюза нас устраивают. Наше будущее – с новой, обновленной политической конфигурацией европейского субконтинента.

Региональное сотрудничество, дипломатические игры, ставка на отдельные страны, в том числе с аналогичными проблемами в прошлом – вот направления нашей европейской политики с момента подписания ассоциации с ЕС. Украинский вопрос уже стал лакмусом для Запада, и позиция отдельных стран, политиков и партий проявляется все яснее с каждым днем. И он обрушит ту структуру западного мира, которая сложилась в 1991 году. Не мы начали это обрушение – его начал Путин – но мы его завершим. И войдем в новую Европу на условиях, нужных нам, окруженные дружественными нами союзниками, с которыми нас объединят не только общие ценности и стремления, но готовность их защищать от красно-коричневого зла, идущего с просторов Евразии.

[print-me]
Загрузка...


Комментирование закрыто.