Турция: пять компонентов «армии нового типа»

Константин Машовец

Оружия много не бывает

Вооруженные Силы Турции уже являются достаточно мощным военным формированием. По признанию мировых наблюдателей, благодаря этому это государство входит в десятку стран мира с наибольшим военным потенциалом. Стоит, пожалуй, отметить, что среди армий стран — членов Североатлантического альянса турецкая занимает вторую позицию по своей численности (720 тысяч человек по данным на 2011-й год).

Кроме того, руководство этой страны располагает на случай «особого периода» подготовленным мобилизационным резервом из 90 тысяч человек, включая 38 тысяч первой очереди. Понятно, что основными боевыми компонентами вооруженных сил Турции есть три их вида — сухопутные войска, военно-морские и военно-воздушные силы. Однако понятие «вооруженные силы» для наших соседей не ограничивается только этими тремя составляющими. Под термином «армия» они обычно понимают совокупность вооруженных формирований пяти основных компонентов: сухопутных войск, военно-морских сил, военно-воздушных сил (все они организационно входят в состав министерства обороны) и жандармерии и береговой охраны (входят в Министерство внутренних дел) . Обе «внутренние» составляющие — жандармерия и береговая охрана — в случае необходимости полностью переходят в состав и под командование Генерального штаба.

Наиболее многочисленным видом являются сухопутные войска — 391 тысяча военнослужащих. Организационно большая часть соединений и частей сухопутных войск сведены в 5 оперативных объединений: четыре полевые армии и оперативная группировка в турецкой части острова Кипр. В состав сухопутных войск вооруженных сил Турции входят бронетанковые, механизированные и пехотные соединения. Кроме того, в оперативном подчинении командующих армий находятся 6 отдельных артиллерийских полков и 4 полка армейской авиации. Непосредственно главнокомандующему сухопутных войск подчинены 2 пехотных полка, силы специальных операций (5 бригад «коммандос» и 2 отдельных полка) и так называемая бригада «гуманитарной помощи». Основным тактическим соединением сухопутных войск является бригада. В состав СВ вооруженных сил Турции входят 9 танковых, 16 механизированных и 11 пехотных бригад, обычно они сводятся в корпуса и дивизии.

В распоряжении СВ Турции — более 3 тысяч танков «Леопард», М60, М48 различных модификаций. 4625 боевых бронированных машин турецкой армии, в основном, являются различными модификациями американского гусеничного БТР М-113, а также БТР советского (российского) производства БТР-60ПБ и БТР-80 (используется турецкой жандармерией). В полевой артиллерии насчитывается 6110 стволов. На вооружении сухопутных войск также находится более 2400 установок противотанковых средств («Кобра», «Тоу», «Милан», «Корнет», «Конкурс»). Кроме того, сухопутные войска Турции имеют мощную армейскую авиацию — 44 боевых вертолета АН-1 «Кобра», многоцелевые S-70 «Блэк Хоук» (98 единиц), AS.532 (89), UH-1 (106), АВ -204/206 (49), Ми-17 (используются в жандармерии).

В свою очередь военно-морские силы Турции организационно включают 4 оперативных командования: военно-морского флота, Северной военно-морской зоны, Южной военно-морской зоны и учебное. В состав ВМС Турции входят 6 подводных лодок типа 209/1200, 4 подводные лодки типа 209/1400 и 4 подводные лодки типа 209/1400 м (модифицированные до уровня 4+). Надводные силы представлены 19-ю фрегатами типа «МЕКО» и в их составе есть «Оливер Х. Перри», а еще 6 корветов и 1 новейшей корвет (введен в строй 27-го сентября 2011-го года) типа «Milgem». Морская авиация ВМС Турции имеет на вооружении 6 самолетов CASA CN-235 (испанский самолет, произведенный по лицензии в Турции), 26 вертолетов типа «Аугуста» и «Сикорский». Кроме того, в состав ВМС Турции входит бригада морской пехоты и силы специального назначения (3 специализированных отряда).

Военно-воздушные силы имеют в своем составе 3 авиационных командования (1-е и 2-е тактические и учебное), 3 отдельных авиационных базы (10-я самолетов заправщиков, 11-я и 12-я транспортные) и отдельное командование тыла. Это 60 тысяч личного состава, 21 боевая эскадрилья, 11 эскадрилий вспомогательной авиации. В целом это 411 боевых самолетов типа NF-5A, F-4E, RF-4E, F-16C, F-16D, включая современные «Блок 50» (поставлены с 1996-го по 2012-й годы), 103 транспортника и самолета-заправщика, 192 учебных и 40 вертолетов различного назначения. Также ВВС Турции имеют на вооружении 156 огневых установок ЗРК наземной ПВО типа МИМ-14 «Найк-Геркулес» (американского производства) и ЗРК ближнего действия «Рапира» (британского производства).

Можно и не служить

Учитывая, что система комплектования вооруженных сил Турции в определенной степени напоминает отечественную, было уместно внимательнее присмотреться к ней. Согласно 72-й статьи Конституции Турецкой республики, служба в вооруженных силах является правом и обязанностью каждого гражданина страны. Призыву на военную службу подлежат военнообязанные мужчины. Каждый из них, достигнув 20-летнего возраста, призывается на военную службу зависимости от уровня образования и социального статуса. На сегодня, по словам начальника Генерального штаба вооруженных сил Турции генерала Недждета Озела, высшее военное командование турецкого войска пытается в значительной мере трансформировать кадровую политику в армии таким образом, чтобы в нее попадали люди с лучшими физическими, умственными и высокими моральными качествами, а также достаточным образовательным уровнем. В Турецкой Республике это достигается путем введения в армии многоуровневой системы отбора и расстановки кадров на должностях, начиная с младших командиров, заканчивая внедрением одновременно с призывом добровольного принципа комплектования армии. Это позволяет кадровым органам войска расширить «поле выбора» и значительно повысить критерии отбора личного состава.

Важное значение командование турецкой армии также придает вопросу профессиональной подготовки офицерского состава армии. Для этого в стране создана целостная, гибкая, а также многоуровневая система подготовки командных кадров, интегрированная в систему их отбора. Таким образом установлена взаимосвязь между карьерой военнослужащего и уровнем его подготовки как профессиональной, так и общеобразовательной.

«Личный выбор» того или иного командира или начальника может, конечно, учитываться при назначении военнослужащего на ту или иную должность, но с каждым годом этот субъективный фактор все больше сводится к нулю. Уровень профессиональной подготовки, срок выслуги в армии, реальный опыт и ряд других факторов — вот на что в первую очередь обращается внимание при рассмотрении кандидатуры военнослужащего для продвижения по службе.

Хотелось бы подчеркнуть, что система комплектования турецкого войска имеет несколько интересных особенностей. Так, в турецкой армии призывник вполне официально может внести существенные «коррективы» в срок своей действительной срочной службы, в общих случаях равной 15 месяцев, с помощью… денег. Следовательно, тот, кто более 3 лет живет на постоянной основе за границей, и способен заплатить оборонному ведомству страны эквивалент, равный 10 тысячам евро (можно даже частями), почти автоматически сокращает срок своего «священного долга» до 21 суток. Для тех, кто имеет высшее образование, предусмотрено также существенное сокращение срока действительной службы с 12-16 месяцев до 8, с одновременным повышением ее статуса с рядового до офицера резервиста. При этом в Турции не жалуются на значительный некомплект кадров в низших командных должностях (вроде наших сержантов) или невозможности укомплектовать должности рядовых и капралов достаточным количеством личного состава.

Движущая сила военной реформы

В целом следует отметить, что в структуре турецкого общества и особенно в системе управления государством армия играет решающую роль. Можно уверенно утверждать, что турецкая армия является стержнем и фундаментом современного турецкого государства, основанной «отцом всех турок» Мустафой Кемалем Ататюрком, гарантом ее светского характера и динамичного развития. Совсем не случайно начальник турецкого генерального штаба назначается лично президентом страны по рекомендации Совета министров и в соответствии с турецкой «табели о рангах», где занимает по своему значению четвертую позицию после президента, председателя парламента и премьер-министра. Ни одно важное решение в стране не принимается без участия главнокомандующего турецких вооруженных сил.

Согласно принятой в 2007-м году турецкой государственной программе «Вооруженные силы-2014», на конец 2014-го года предусматривается существенное сокращение сухопутных войск (основного компонента вооруженных сил) до 280-300 тысяч. Таким образом, за 7 лет (5 из которых уже прошли) турецкая армия должно уменьшиться почти на 100 тысяч человек (и это только в одном своем компоненте). Предполагается сокращение и других видов вооруженных сил, что, правда, не такое значительное, как в СВ. Этой же программой предусматривается значительное по объемам перевооружение армии современными и перспективными образцами ВВТ и средствами управления и разведки.

Значительные по объему изменения ждут турецкую армию и в сфере организационно-штатной структуры. Предполагается ликвидация двух полевых армий (3-й и 4-й Эгейской), создание единого командования разновидовой группировкой войск оперативного и оперативно-тактического назначения. Также предусматривается преобразование современного Генерального штаба в соответствующий «объединенный штаб», которому будут подчиняться командования видов вооруженных сил и который будет иметь так называемую «плавающую структуру» (которая будет способна в случае необходимости к быстрым трансформациям). На базе штабов 1-й и 2-й полевых армий планируется создать командование соответственно Западной и Восточной групп войск, а вся территория страны в военно-административном отношении будет разделена на две части.

Как известно, Турция уже довольно длительное время ведет вооруженную борьбу «на уничтожение» с военными формированиями движения курдских сепаратистов, с применением тяжело вооруженных армейских подразделений. Неоднократно турецкая армия проводила с этой целью широкомасштабные операции.

Высшее военно-политическое руководство страны в связи с этим пришло к выводу о «нецелесообразности» широкого применения армейских частей и подразделений в операциях такого направления. Отныне эти функции будет выполнять исключительно жандармерия. Для того, чтобы она была способна собственными силами справиться с «важным задачами», ее значительно усиливают бронетанковой техникой сухопутных войск.

На острове Кипр и в зоне армяно-азербайджанского конфликта, по мнению турецкого руководства, «ситуация остается сложной». Все это также, по его мнению, напрямую относится к «национальным интересам» Турции. Как известно, лучшим средством защитить их является эффективная национальная армия. Итак, видим, что для турок это не только мысли и слова, а вполне реальные дела.

Автор — ведущий эксперт Центра военно-политических исследований




Комментирование закрыто.