«Региональный Китай»: состояние и тенденции в экономике Турции

Виктор Логвинец, для Академии Безопасности Открытого Общества, Хвиля

 

В частности, в стремлении создать самые эффективные Вооруженные силы в регионе, достаточно большие по численности и укомплектованные профессионально подготовленным личным составом, а также оснащенные современными вооружениями и военной техникой (ВВТ), Турция тратит на оборонную сферу сумасшедшие по европейским меркам средства. Даже в кризисные 2008-2009 гг, когда в ЕС все поголовно сокращали военные расходы до уровня порядка 2% от ВВП, Турция продолжала тратить на военную сферу порядка 5,3% от ВВП. При этом туркам для реализации своих военно-политических амбиций никак не пришлось «снимать последнюю рубаху» — даже пострадав от кризиса, турецкая экономика достаточно легко его пережила, и уже с прошлого, 2010 года вновь продемонстрировала бурный рост.

Именно 2010 год стал знаковым для Турции на фоне выхода из мирового кризиса. Еще в январе 2010 года председатель Центрального Банка Турции Дурмуш Йылмаз на конференции Euromoney, проходившей в Вене, заявил, что экономика Турции может превысить прогноз правительства по части темпов роста до 2011 года. Министр финансов Турции Мехмет Шимшек также уточнил, что Анкара придерживается «консервативного» прогноза темпов роста ВВП Турции в 3,5 % на основании среднесрочного плана экономического развития. Турецкая экономика, по подсчетам правительства Эрдогана, начала выходить из рецессии в 2009 году с темпом роста около 6 % (официально Турция заявила о выходе из кризиса в марте 2009 года).

Также в начале 2010 года министр промышленности и торговли Турции Нихат Эргюн заявил, что, согласно анализу экономистов страны, турецкая экономика сравнительно легко пережила кризис и получила тенденцию к постепенному восстановлению. В соответствии со статистическими данными, использование мощностей в обрабатывающей отрасли Турции поднялось до 69,7 % в декабре 2009 г., что на 5 пунктов выше, чем в декабре 2008 г. В то же время, кризис не прошел бесследно: высочайший показатель использования мощностей пришелся на июнь 2007 г., когда он достиг отметки в 83,5 %. Самый низкий уровень этого индикатора – 63,8 % — был отмечен в феврале 2009 г. При этом Турция сама выпускает оборудование для малого и среднего бизнеса под внутренние нужды.

С начала 2010 года экономика Турции опять рванула вперед, — в первом квартале валовой внутренний продукт вырос на 11,7% по сравнению с 2009 годом. Эксперты отмечали, что турецкая экономика восстанавливалась после спада на 14,5% на протяжении 2009 года благодаря рекордно низким учётным ставкам, которые стимулировали активность потребителей. Что важно при этом — Турция пережила мировой финансовый кризис без содействия Международного Валютного Фонда, хотя и широко обсуждалась возможность получения займа. В то же время, правительство четко сформулировало, что Турция нуждается во внешнем финансировании, но исключительно «для целей роста», а не для борьбы с экономическим кризисом. Это четкая позиция позволила Анкаре не растягивать борьбу с последствиями мирового кризиса на долгий период, чего требовали бы возвраты кредитов, и с чем сталкиваются и в обозримом будущем столкнутся многие страны Европы. То есть, борясь с кризисом, Турция не делала ставку на получение кредитов для оздоровления экономики, а пошла по пути активного привлечения иностранного капитала в производство.

Итог впечатляет. В январе 2011 года, анализируя ситуацию в национальной экономике в начале года во время заседания правящей Партии Справедливости и Развития, премьер-министр Турции Реджеп Тайип Эрдоган указал, что в 2010 году «валовой внутренний продукт превысил психологический порог, составляющий 1 трлн. турецких лир». Эрдоган отметил: «Мы снимаем с повестки дня глобальный кризис», обосновывая это экономическим ростом Турции и указав на тот факт, что «в 2010 году рост турецкой экономики составил 8,9 %». Премьер-министр, ставя задачи на 2011 год, указал, что в свете грядущих в стране выборов турецкое правительство не будет проводить «предвыборную экономику», и заявил: «Мы – партия, которая поставила цели и задачи до 2023 года».

Что касается конкретных показателей, то по итогам 2010 года номинальный ВВП Турции достиг 1 105 трлн. ТЛ (733 млрд. долл. США), увеличившись на 16 %, по сравнению с 2009 г., когда он был равен 613 млрд. долл. США. В настоящий момент объем ВВП более чем в 5 раз превышает свое докризисное значение. ВВП на душу населения в прошлом году составил 15 138 ТЛ (10 079 долл. США), превысив психологический порог в 10 000 долл.

Оценки экономического роста Турции со стороны международных структур несколько ниже, однако все равно составляют серьезный повод для оптимизма. Так, в отчете «Мировые Экономические Перспективы – 2011», подготовленном Всемирным Банком в начале года, указывается, что темпы экономического роста Турции в 2010 г превысили общемировые в два раза, которые равны примерно 3,9 % (в прогнозах ОЭСР эта цифра составляет 2,7 %) и достигли 8,1 % (для стран Еврозоны этот показатель составляет 1,7 %). В отчете также приводятся прогнозы роста ВВП в Турции на 2011-2012 гг, — 4,1 % и 4,3 % соответственно. И это в то время, как темпы роста ВВП стран Еврозоны должны, по прогнозам, составить 1,4 % в текущем году, и 2 % — в 2012 г. Таким образом, согласно прогнозу Всемирного Банка, Турция по темпам роста существенно обгонит страны Еврозоны и в 2011, и в 2012 гг.

В отчете Всемирного Банка подчеркивается, что «восстановление экономики Турции было более ускоренным, по причине усиления внутреннего спроса наряду с увеличением притоков иностранного капитала и проведением целесообразной денежной и бюджетной политики». Также было отмечено, что Турция и Россия вместе обеспечивают 75 % регионального ВВП. Рост притоков капиталов улучшил положение некоторых развивающихся странах, таких как Китай, Бразилия, Индия, Турция, ЮАР, Мексика, Индонезия, Таиланд и Малайзия. Объем притоков капиталов в эти девять стран увеличился от 3,4 % от их ВВП в 2009 г. примерно до 4,3 % в 2010 г. К концу осени 2010 г. притоки портфельных инвестиций – портфельные активы и местные долговые обязательства – в Турции резко увеличились, достигнув суммы в 17,8 млрд. долл. США.

В то же время, согласно отчету Всемирно Банка, уровень безработицы в Турции падает, но остается достаточно высоким. Однако, в свою очередь, министр экономики Турции Али Бабаджан заявил, что высокие темпы роста экономики оказывают весьма положительное влияние на ситуацию с занятостью населения: «Согласно последним данным, безработица в Турции сократилась быстрее, чем в какой-либо другой стране, входящей в G-20, Европейский Союз и страны ОЭСР». В декабре прошлого года уровень безработицы в Турции был равен 11,4 %, тогда как в декабре 2009-го — 13,5 %).

Показатели экономического роста сыграли положительную роль для укрепления национальной валюты Турции. В частности, после публикации статистических данных об экономических показателях на протяжении 2010 года, и прогнозных показателей, турецкая лира выросла в цене по отношению к доллару США и продавалась по 1,5445 ТЛ за доллар США. Стоимость ТЛ по отношению к евро вырос до 2,19 ТЛ.

Таким образом, Турция по экономическим показателям по праву заслужила звание «регионального Китая». Кстати, и в реальных показателях, указанных выше, турецкая экономика в мировом масштабе по темпам роста из 20 сильнейших экономик мира уступила только китайской, — в 2010 г. экономика КНР продемонстрировала рост в 10,3 %.

В то же время, экономические аналитики говорят том, что Турция работает «на пределе», и предупреждают о реальной опасности «перегрузки» турецкой экономики. Одна из главных прогнозированных угроз состоит в том, что темпы роста в этом случае не смогут быть устойчивыми. На этом фоне отмечаются и негативные процессы, — в частности, общий объем импорта товаров, услуг и транзакций Турции значительно превышает общий объем экспорта товаров, услуг и транзакций. По сути, Турция с растущим внутренним спросом, который значительно превышает предложение, становится ярко выражено зависимой от импорта. Об этом свидетельствуют и показатели прошлого года – так, в 4-м квартале 2010 г объем турецкого экспорта вырос на 4,2 %, тогда как объем импорта увеличился на 25,5 %. В то время, как рост импорта расширяет дефицит текущих статей платежного баланса, и этот дефицит можно покрыть только внешними средствами. А это означает, что Турция становится зависимой от иностранного капитала, и поведение инвесторов может влиять на колебания курса национальной валюты.

Однако Анкара трезво оценивает риски. Опасаясь разгула «игры в кредитование» (жертвой которой в свое время стала Украина), Центральный Банк Турции выдвигает свои требования к обязательным банковским резервам для сдерживания роста кредитов. Основное из них — сохранение основной процентной ставки на весьма низком уровне в 6,25 %.

Относительно прослеживаемых сегодня тенденций в экономике Турции, стоит отметить ряд особенностей.

«Старту» Турции весьма способствовал развал СССР, с образованием целого ряда стран с разрушенной экономикой и огромным рынком сбыта, чем сразу воспользовались турки, выйдя на эти рынки, и подняв свой малый и средний бизнес. Вместе с тем, развитие национальных экономик региона требует от экспортера развивать технологичные производства, к чему Турция только стремится;

— Анкара в стратегических документах очень четко определяет свои конкурентные преимущества в регионе и линию по их реализации. Таким образом, Турция выработала, пожалуй, самую мощную региональную экономическую стратегию, которая крайне тщательно преобразовывается в жизнь;

— Серьезный удар по инвестиционной политике Турции способны нанести нынешние события в Ливии. В частности, если режим в Ливии изменится, под угрозой окажутся турецкие проекты на миллиардные суммы, которые находятся на стадии реализации (также отмечается большое количество проектов, за которые турецкие бизнесмены пока не получили оплаты от ливийской стороны). В частности, по утверждению президента Турецкой ассоциации подрядчиков Эрдала Эрена, общая стоимость турецких проектов в Ливии на данный момент составляет $16 миллиардов. Больше всего турецких бизнесменов беспокоит тот факт, что будущее всех этих проектов находится под угрозой из-за авиаударов, которые НАТО наносит по Ливии. Число турецких фирм, задействованных в Ливии, достигает 200, а их проектные обязательства составляют около $18 миллиардов. Если бы в стране не начался кризис, экспорт Турции в Ливию в 2011 году превысил бы $2 миллиарда;

— Новое важное направление внешнеэкономической стратегии Турции – курс на Ближний Восток. Анкара официально указывает, что ближневосточные рынки очень важны для турецкой экономики, и турки должны захватить серьезную часть этих рынков, выдавливая с них китайский и индийский бизнес. В Анкаре убеждены, что Иран, Ирак, Сирия, Иордания, Ливан, Кувейт, Египет и Катар могут послужить воротами к Ближнему Востоку для турецкого бизнеса, что является стратегической задачей. При этом внутренние волнения в Марокко, Алжире, Тунисе и Египте, считаются временным явлением, после которого экономики этих стран продемонстрируют рост.

— Одна из основных сфер, являющейся ведущей отраслью турецкой экономики – строительство. Рост этого сектора идет стремительными темпами как на внутреннем рынке, так и за рубежом. За последние 30 лет турецкие подрядчики реализовали более 6 000 проектов стоимостью $200 миллиардов в 89 странах мира. Только в прошлом году турецкие компании выполнили 500 проектов стоимостью $20 миллиардов в 48 странах. Основными заказчиками строительных услуг турецких компаний выступают Туркмения, Ливия, Ирак и Россия. В последние годы наблюдается рост интереса со стороны африканских государств. В строительном секторе Турции действуют 20 000 компаний и занято больше всего рабочих (1,5 миллиона человек), а доходы его составляют 6 % ВВП страны. Если же сюда добавить архитекторов, инженеров, производителей строительной продукции, дистрибьюторов и продавцов стройматериалов, то число занятых в секторе специалистов достигнет 3 миллионов человек, а вклад в ВВП страны — почти 35 %.

Автор является экспертом Центра военно-политических исследований




Комментирование закрыто.