Тупик имени Асада

Бернард Генри Леви, Project-syndicate

Забудьте о принципах и морали. Забудьте, или попытайтесь забыть, про четверть миллиона смертей, ответственность за которые прямо или косвенно несет Башар аль-Асад, решивший насилием ответить на мирный протест сирийского народа. Проигнорируйте тот факт, что на сегодня армия Асада убила в 10-15 раз больше гражданских лиц, чем Исламское государство, чьи жуткие видео с казнями затмили тайные массовые убийства, совершенные сирийским диктатором. Но даже если вы способны изгнать из головы все эти мысли, политика в отношении Сирии, позиционирующая Асада как «альтернативу» Исламскому государства, является просто не жизнеспособной.

Именно Асад в буквальном смысле спустил с цепи дикое Исламское государство: в мае 2011 года он освободил сотни исламских радикалов из тюрьмы, обеспечив эту новорожденную группировку боевиками и лидерами. Затем он методично бомбил позиции умеренных повстанцев, столь же методично щадя опорную базу Исламского государства в Ракке. А затем, в середине 2014 года, он позволил иракским боевикам Исламского государства найти убежище в восточной Сирии.

Иными словами, Асад создал монстра, с которым он сейчас якобы борется. Это не слишком для потенциального союзника? Может ли сотрудничество с Асадом стать надёжным фундаментом для действий, которые, как предполагается, должны быть коллективными?

Если суммировать, Асад не заинтересован в победе. Человек, который сейчас представляет себя последним бастионом цивилизации на пути Исламского государства, на самом деле является последним, кто хотел бы увидеть его конец.

Будет ли шахматист, даже плохой, сознательно жертвовать своей самой сильной фигурой? Кто-нибудь из нас захочет порвать свой страховой полис? Мы действительно верим, что Асад и его приспешники настолько глупы, чтобы не понимать, что их политическое выживание зависит от выживания Исламского государства и от сохранения их роли стражей ворот, через которые все остальные должны пройти, чтобы вести войну против ИГИЛ?

«Конечно, нет, – согласятся адвокаты идеи сотрудничества с Асадом. – Но давайте использовать двухэтапный подход. Давайте разгромим Исламское государство, а потом уж подумаем про Асада».

Однако подобный подход также подразумевает, что диктаторы намного глупее, чем они есть на самом деле. И что ещё хуже, он игнорирует тот факт, что политика следует собственной логике, или, по крайней мере, собственным тенденциям. Юные волшебники, которые хотят сотрудничать с Асадом, закрывают глаза на то, что они, скорее всего, столкнутся с массой проблем, пытаясь дистанцироваться, когда придет время, от союзника, который не постыдится потребовать свою долю в победе. В результате, джихадизм быстро вернётся, хотя, возможно, уже в другом обличье.

«Башар аль-Асад – это сирийское государство, – говорят те же люди. – А мы должны избегать фатальной ошибки разрушения государства». Но данный аргумент столь же не убедителен. Государство уже разрушено: Асад контролирует только пятую часть территории Сирии, а остальные четыре пятых никогда по доброй воле не вернутся под его власть, вселяющую ужас. Если режим Асада одержит победу, граждане Сирии продолжат бежать толпами в Турцию, Ливан и Европу.

На самом деле, режим Асада столь равнодушен к своему псевдо-государству, что способен бросать собственных солдат, оказавшихся за пределами контролируемой Асадом территории, как это случилось в городе Табке, близ Ракки. Что бы ни говорили друзья партии БААС в Кремле и где бы то ни было, её Сирия умерла и лежит в могиле. И никакие военные фокусы не помогут её воскресить.

Однако так называемые реалисты отказываются признавать реальность. Точно так же, как альянс со Сталиным был необходим для победы над Гитлером, говорят они, мы не должны бояться разыграть карту Асада, чтобы избавиться от Исламского государства. Да, джихадизм – это фашизм наших дней, заражённый планами, идеями и желанием чисток, которые сравнимыми с нацистскими. Я был одним из первых, кто предложил это сравнение ещё 20 лет назад.

Тем не менее, абсурдно сравнивать мощь этих двух явлений или предполагать, что в противостоянии с мясниками из Мосула и Пальмиры демократические страны столкнулись со стратегическим вызовом аналогичным нацистскому вермахту. На такой исторический кульбит способны только люди, чья политическая безответственность сопоставима с их склонностью к ленивым аналогиям.

Не будем заблуждаться: Исламское государство сильно. Но не настолько сильно, чтобы вынудить тех, кто готов с ним бороться, смириться с необходимостью выбирать меньшее из двух зол.

Запад обязан решить, что делать. После завершения на прошлой неделе мирных переговоров в Вене (в которых участвовали США, Россия, Иран, Китай, Египет, Турция, Саудовская Аравия и другие страны Персидского залива, Иордания, Ливан и ключевые страны Евросоюза) этот вопрос становится всё более трудным. Должны ли мы вооружать остатки «Свободной сирийской армии»? Должны ли мы иметь дело с теми немногими лидерами алавитов, чьи руки ещё не запятнаны кровью, или же с теми членами клана Асада, кто предпочёл сразу эмигрировать и, следовательно, не был замешан в массовых убийствах?

Возможно, ещё есть время собрать вместе – на нейтральной почве – отдельные элементы, составлявшие старую Сирию. Или, возможно, сейчас требуются более радикальные решения – вроде тех, что были приняты в отношении Германии и Японии после Второй мировой войны.

Все эти пути по-прежнему открыты, но они сужаются. И ни один из них не связан с политическим выживанием Башара аль-Асада.

Источник: Project-syndicate




Комментирование закрыто.