Три фронта Евро-Атлантического блока

Алексей Мирошниченко, для "Хвилі"

sur107

28 мая 2015 года, во время парламентской сессии в столице Греции Афинах, министр финансов этой страны, Янис Варуфакис назвал кредиторов, принимающих участие в переговорах по поводу финансового будущего страны, “анальгетиками”, то есть бесчуственными к боли. Этим термином, господин министр пытался вызвать сострадание у публики, наблюдающей второй акт многолетнего спектакля под названием “Меморандум о взаимопонимании между Греческой Республикой и Европейской Комиссией”.

Первый акт закончился в начале 2015 года, когда антракт досрочных парламентских выборов вывел на сцену новых протагонистов. Подобно герою аристофановой комедии Стрепсиаду, стремящемуся отыграться с помощью софистической риторики от кредиторов своего обремененного долгами сына, и одновременно не желая мириться с “тиранией” предыдущих “сынов Фив”, обративших против своей родины “Союз Трех” (пародируя Эсхила), новый дует Ципрас-Варуфакис искуссно пытается противостоять нескольким противникам одновременно, еще и пытаясь сдержать “гнев богов”, воплощаемого посредством народного недовольства. Наконец, та же пара, подобно протагонистам Писфетеру и Эвельпиду из комедии Аристофана “Птицы”, находясь в ситуации попытки построения “альтернативной модели” социального государства, настаивает на своем видении дальнейшего пути страны.

В Украине, находящейся в похожей ситуации, премьер Яценюк также не брезгует популистскими лозунгами. Находясь в шпагате между преддефолтным состоянием и необходимостью проводить дорогие военные действия на востоке страны, господин Яценюк умудряется заявлять, что Украина будет разговаривать с кредиторами, в первую очередь, на своих условиях. Этот tour de force украинского премьера призван, как и прежде, отвлекать общественное внимание от неудач в реформировании государства, которые снежным шаром накапливаются, несясь с устрашительной скоростью в сторону Банковой.

Балканы и Украина – два фронта Евро-Атлантического блока, на которых в ближайшее время будет нарастать давление. Используя рычаги влияния на нестабильных Балканах, Россия будет стараться растянуть силы вашингтонско-берлинского альянса.

Третий же фронт – это Британия, которая, с победой консерваторов на недавних парламентских выборах, официально подтвердила свое намерение провести референдум о членстве в Европейском Союзе в 2017 году. Если на референдуме победят евроскептики, это будет, фактически, критическим сдвигом в “живой массе” ЕС в сторону Берлина, который более не будет привязан к традиционно более трансатлантически-ориентированному Лондону. Это, в свою очередь, позволит Германии тихо идти к “сепаратному миру” с Москвой, которой на тот момент уже не будет противостоять монолитный в своих действиях Евро-Атлантический блок НАТО-ЕС.

В случае, если Москве и Берлину удастся договориться по “украинскому вопросу”, в Европе начнутся необратимые центробежные процессы, обусловленные, прежде всего, недоверием Польши и Балтии по отношению к германо-российскому тандему, который 75 лет назад подобным образом решал свои проблемы ценой Восточной Европы. Украина же наверняка останется наедине против своего северо-восточного противника, или будет, фактически, разделена по примеру Польши XVIII столетия, учитывая слабое желание Парижа и Берлина поддерживать украинские евро-атлантические устремления.

Таким образом, перед Вашингтоном вырисовывается устрашающая картина, где Европа, под влиянием своей реакционности и шкурных интересов своих акторов, вновь, как и 100 лет назад, ставит себя на грань больших потрясений.

 




Комментирование закрыто.