Транзитные войны 2013: США против Китая. Малаккский пролив

etoruskiy

Малакский пролив

Самый загруженный в мире пролив и второй после Ормузского по объёмам нефтеперевозок (около 25% мировых морских перевозок). Это место, где Китай прилагает наибольшие усилия, чтобы вырваться из «узких тисков» правил, ограничений и потенциально неблагоприятных обстоятельств на  простор реально свободного торгового судоходства…

Ранее:

Транзитные войны 2013: Часть 1 — США против Китая. Расстановка сил
Транзитные войны 2013: Часть 2 — США против Китая. Ормузский пролив
1. Малаккский пролив

В течение года через Малаккский пролив проходит около 50 тыс. судов, которые обслуживают 20-25% всего морского товарооборота. В отдельные дни — до 900 грузовых и пассажирских судов. Кроме того, он используется паромами, связывающими Малайзию и Сингапур с соседней Индонезией.

Интенсивность судоходства по Малаккскому проливу столь велика, что опасность для корабля попасть в пробку здесь столь же вероятна, как для автомобиля на оживленном шоссе.

Согласно данным услуги отслеживания танкерных перевозок Списка Ллойда и материалам Глобального Торгового Атласа GTIS, через Южно-Китайское море и Сиамский залив в день проходят от 14 до 15 миллионов баррелей сырой нефти в день или почти 1/3 глобального нефтяного трафика.

Более чем 90 процентов этого потока (нефть Персидского залива и Африки) следуют через Малаккский пролив на восток, в то время как остальная часть — внутренние перевозки по региональный контрактам нефтедобывающих стран Юго-Восточной Азии.

При постоянно возрастающих потребностях в нефти Китая, Южной Кореи и Японии эти показатели имеют тенденцию к росту.

Но следует учитывать один важный момент — существенное количество нефти, проходящей через пролив (1,4 млн. баррелей/день) поступает на переработку в терминалы Сингапура и Малайзии, после чего продолжает свое дальнейшее движение на Восток уже в виде более дорогих очищенных нефтепродуктов. Также на переработку в Сингапуре попадают до 1/5 внутренних поставок сырой нефти из Малайзии, Индонезии и Австралии.

Хороший заработок для Сингапура, хотя Китай или Япония, уверен, более хотели бы видеть всю сырую нефть на собственных терминалах и самостоятельно решать — сколько из нее сделать топлива, а сколько направить на нужды нефтехимических производств.
Но не они создавали Сингапур в его нынешнем виде и роли, и не они определяют «Правила Большой Нефтяной Игры»…

Оставшаяся часть основного потока сырой нефти через Малаккский пролив продолжает движение через Южно-Китайское море в Китай (4,5 млн. баррелей/день), Тайвань (0,9 млн. баррелей/день), Японию (3,2 млн. баррелей/день) и РК (2,4 млн. баррелей/день)

Кроме того для полноты картины следует отметить, что по местным контрактам из ЮВА (минуя Малаккский пролив) Китай получает до 400 тыс. баррелей /день малайзийской нефти, 300 тыс. баррелей/день индонезийской и до 200 тыс. баррелей/день австралийской нефти.

А теперь от статистики поставок нефти перейдем к оценки ситуации в регионе Малаккского пролива в преломлении нужд и проблем Китая.

1. По пути следования через Малаккский пролив в Китай африканской и ближневосточной нефти практически все без исключения страны ЮВА — либо потенциально враждебны Поднебесной, либо соблюдают в отношении Пекина настороженный нейтралитет, отдавая  предпочтение более дружественным и тесным связям с США, особенно в случае обострения ситуации.

1) С Индией у Китая идет давнее военно-политическое противостояние. И одна из его граней — соревнование за усиление военного контроля над тем, что в Пекине именуют «Великий жемчужный путь», а в Индии считают законной зоной стратегических интересов страны в Индийском океане.

Обе страны сильны в военном плане.
Но в зоне Арабского моря и Бенгальского залива пока что территориальная близость к ключевым точкам основных морских путей, по моему мнению, играет более на руку Индии, чем КНР.

2) Не добавляют доброжелательного отношения к Китаю стран ЮВА и территориальные претензии Пекина на Парасельские острова и острова Спратли

Как закономерное следствие, в потенциальные противники Пекина автоматически попадают такие важные региональные страны как Вьетнам, Малайзия и Филиппины.

3) Тайвань, Южная Корея и Япония для Китая просто традиционные вероятные враги. Последняя особенно после достаточно нестандартного конфликта вокруг островов Сенкаку, вызвавшего много противоречивых мнений и споров среди неравнодушной мировой общественности.

4) Индонезия и Таиланд, сегодня сохраняют достаточно ровные отношения с Пекином. Но в случае потенциального регионального противостояния Китая и США скорее всего займут сторону Вашингтона. Кроме того:

Корейские подводные лодки для Индонезии: не все очевидно
«Индонезия начинает подготовку к строительству новых кораблестроительных мощностей, которое требуется для реализации программы лиценизонного производства силами индонезийской PT PAL как минимум одной ДЭПЛ Type 209 корейской разработки.
Три подводные лодки были заказаны у корейской Daewoo Shipbuilding and Marine Engineering (DSME) в декабре 2011 г. При этом две первых лодки уже строятся в Южной Корее при активном участии индонезийского персонала и должны быть сданы в 2014-16 гг.; третью лодку индонезийцы хотят построить самостоятельно с использованием закупленной документации, технологий и оснастки.
..»

С учетом подобных новостей, Пекину стоит задуматься — против кого вооружается Индонезия?

Вряд ли это Индия, геополитические интересы которой не простираются настолько далеко на Восток.
А другие страны ЮВА в качестве соперников Индонезии не заслуживают таких мощных превентивных контрмер…

5) А теперь рассмотрим страны, которые Китай избрал в качестве партнеров и опоры на своем «Жемчужном Пути»: Пакистан, Шри-Ланка, Бангладеш и Мьянма (Бирма).

Шри-Ланка и Бангладеш, несмотря на все усилия Пекина, все же территориально просто вынуждены оставаться в орбите Индии.
Поэтому более интересны Пакистан и Мьянма.

Используя огромные вложения КНР целенаправленно пытается использовать указанные страны не только для организации портовых баз, но и для создания альтернативных Малаккскому проливу путей доставки нефти в материковый Китай.

Из наиболее известных международных региональных проектов КНР:

1) Финансирование и строительство глубоководного порта Гвадар в Пакистане

2) Развитие порта Kyauk Рhyu в Мьянме, строительство от него нефтепровода (пропускная способность 22 млн. тонн), газопровода (пропускная способность 12 млрд. куб.м) и железной дороги (протяженность 810 км), до города Жуйли в приграничной китайской провинции Юньнань.

Мало того, можно счесть, что за последний год Китай наконец-то даже добился значительного позитивного прорыва в реализации этих проектов:

1. В отношении Гвадара в конце февраля пакистанский кабинет министров принял решение о его передаче в управление китайской государственной компании Chinese Overseas Port Holdings.
«Китайские компании долгое время финансировали развитие этого порта, но по завершении основных работ в 2007 году пакистанские власти подписали договор на 40-летний срок управления с администрацией порта Сингапура. Однако Исламабад был недоволен работой сингапурских менеджеров и решил обратиться к своему союзнику – Пекину.
Планируется, что китайские нефтяные танкеры будут разгружаться здесь, далее нефтепродукты будут доставляться в западный Китай по нефтепроводу, а также автоцистернами по дорогам через Пакистан и республики Центральной Азии».

2. В отношении трубопроводов в Мьянме, строительство которых началось в 2010 году, также если не победные, то исключительно оптимистичные реляции:
На китайском участке строящихся китайско-мьянманских трубопроводов пробиты все 64 туннеля
«Китайская нефтегазовая корпорация /Петрочайна/ сегодня объявила, что на китайском участке строящихся китайско-мьянманских нефтепровода и газопровода уже пробиты все 64 туннеля, а оба трубопровода по плану будут проложены на всей линии 30 мая этого года, сообщает Синьхуа.
Как говорится в уведомлении, опубликованном корпорацией сегодня, по состоянию на 7 марта 2013 года на китайском участке завершилась сварка трубопроводов на протяжении более 2800 км, причем пробиты все 64 туннеля, в частности, в 33 туннелях завершилась и в 30 туннелях продолжается прокладка трубопроводов, в то же время завершилась прокладка и трубопроводов, пересекающих восемь рек.
..»
Китай в этом году начнет качать газ и нефть из Мьянмы.
«Об этом (уже более острожно, *прим автора) заявил в начале мая с.г. заместитель председателя правительства юго-западной китайской провинции Юаньнань Гао Шусюнь, выступая на открывшейся в Пекине 1-й выставке Китай – Южная Азия.
Трубопровод для прокачки природного газа начнет работать в первой половине этого года, а нефтепровод будет сдан в эксплуатацию либо до конца этого, либо в начале следующего года», – сказал он…»

Неужели Китай наконец-то вырывается на свободу из узости Малаккского пролива?
Возможно, если бы не несколько серьезных «НО»

Подобные и неоднократные попытки Китаем уже предпринимались, но вот уже почти десятилетие не привели к каким-то реальным и успешным результатам.

1.Пакистано-китайское сотрудничество вокруг глубоководного порта Гвадар имеет уже более чем десятилетнюю историю.

Соглашение о финансировании первого этапа строительства порта Гвадар было подписано правительствами КНР и ИРП еще 10 апреля 2001 г. Согласно договоренностям, правительство Пакистана выделило на реализацию проекта 50 млн долларов, а Китай предоставил в общей сложности 198 млн долларов США. Строительство первой очереди порта при прямом активном участии КНР началось 22 марта 2002 г. и завершилось уже в январе 2003 г. когда Гвадар начал принимать торговые суда с грузом для собственного строительства. Для реализации первого этапа строительствакитайская сторона предоставила Исламабаду заем на 1,16 млрд долларов.
А далее до конца 2006 года федеральное правительство Пакистана определялось как со сроками перехода ко второй стадии строительства порта, так и с основным инвестором. А закончилось все, как указано выше, подписанием в 2007 договора на управление Гвадаром после его официального пуска в эксплуатацию с администрацией порта Сингапура. А потом прошло целых 6 лет, которые понадобились Исламабаду, чтобы понять, что Сингапур не озабочен развитием Гвадара…

В результате, с 2001 года Гвадар так и не стал по-настоящему, ни оживленным международным, ни достаточно мощным глубоководным портом.
А вот Пакистан за эти годы тесного сотрудничества с Китаем превратился из благополучного прозападного государства в страну раздираемую межплеменными противоречиями, практически открыто и успешно используемую Талибаном в качестве операционной базы, а ЦРУ в качестве полигона для отработки использования БПЛА и собственного спецназа для ликвидации живых целей, а зачастую и просто мирных граждан или пакистанских пограничников в качестве «попутных жертв».

И все это под аккомпанемент усиливающегося террора и ухудшающихся отношений с США. Ухудшающихся на столько, что Голливуд в последние годы в своих сценариях прямо назначает Пакистан врагом США.
А последняя капля, по моему мнению, в том, что Пакистан стал опасен не только для шиитов и противников Талибов, но и для иностранных альпинистов, вне всякой политики. Т.е. мировой общественности прямым текстом сообщили, что Исламабад более не в состоянии обеспечить безопасность ни своим гражданам, ни гостям страны.
И именно через эти неспокойные Племенные территории, фактически не подконтрольные Исламабаду, и потрясаемый все более многочисленными терактами Белуджистан, Китай должен будет провести Путь перевалки товаров и нефти от Гвадара в Синьцзян. Получится ли? Очень сомневаюсь.

1.Сотрудничество Китая с Мьянмой также, хотя и достаточно давнее, но не менее проблемное для обеих стран.

30 июля 2004 г., во время Форума по развитию Национальной энергетики и инвестиций, директор Центра политических исследований Китая Ли Лианжонг представил на рассмотрение десять предложений по поддержанию энергетической безопасности Китая. Одно из этих предложений и заключалось в строительстве трубопровода из Ситуэ в юго-западную провинцию Юньнань. Объясняя важность этого предложения, соавтор проекта Ли Ченгуанг сказал, что с учетом ситуации вокруг Малаккского пролива требуется достойная альтернатива транспортировки нефти из Африки и Ближнего Востока. В январе 2006 г. Китайская национальная нефтяная корпорация (КННК) подписала меморандум о взаимопонимании с Министерством энергетики Мьянмы относительно продажи газа на 30 лет.
В марте 2009 г. стороны подписали соглашения по строительству трубопроводов общей стоимостью 2,5 млрд долл. В итоге было решено, что оба трубопровода будут идти параллельно и возьмут начало в городе Кьяукпью, а не в Ситуэ, и, достигнув территории Китая в городе Жуйли, пойдут дальше уже по территории Китая. Нефтепровод длиной 2 380 км пройдет через провинцию Гуйчжоу и закончится в городе Чунцин, а газопровод длиной 2 806 км протянется еще дальше, завершаясь в Гуанси-Чжуанском автономном районе.

Но, как только началось строительство трубопроводов, Вашингтон стал проявлять к Мьянме все возрастающее внимание. Рангун посетили первые лица США. Руководство страны перестали называть военной хунтой и ослабили в отношении нее международные санкции.
США откровенно покупают Рангун, в обмен на отказ от сотрудничества с Китаем.

Кроме того, усиление сотрудничества Мьянмы с КНР вызывает все большее неодобрение и соседней Индии. 

Нью-Дели несколько лет проводил переговоры с Рангуном о строительстве газопровода «Мьянма-Бангладеш-Индия», но Пекин опередил своего соседа.

Достаточно малоизвестный и тот факт, что изначально были утверждены планы по строительству трубопровода из Ситуэ в Юньнань и модернизации порта в Ситуэ. Но позднее стало известно, что развитием порта будет заниматься Индия, а его назначение – это предоставление выхода к морю индийским товарам, с доступом к региону Юго-Восточной Азии. Но по желанию Мьянмы природа проекта была изменена: Индия лишь строит порт в Ситуэ и передает его правительству Мьянмы. Важно помнить, что морская база была переведена из Ситуэ в Кьяукпью, а порт в Ситуэ остался коммерческим объектом. Кьяукпью получил значительное многопрофильное развитие практически с нуля. В то же время финансовые вложения Китая в строительство порта и модернизацию морской базы в Кьяукпью (даже без учета сооружения различных инфраструктурных и транспортных объектов) значительно больше вклада Индии в развитие Ситуэ.

А еще полностью не ясно, как к газовому сотрудничеству Мьянмы и Китая отнесется в перспективе Таиланд, являющийся сегодня главным потребителем бирманского природного газа. Углеводородные аппетиты Пекина все усиливаются, и не исключено, что в будущем Рангун может отдать предпочтение Китаю за счет Бангкока.
Мьянма в настоящее время экспортирует по трубопроводу более 28 млн куб.м/сут газа со своих двух морских проектов в соседний Таиланд.
Таиланд выплачивает ежегодно по 2 млрд дол. за импортируемый газ.

Кстати, в 2005 году Китай всерьез начал предметные переговоры с Таиландом о финансировании строительствасудоходного канала через Перешеек Кра, дающего возможность не огибать Малаккский полуостров.
Решительно против этого проекта сразу высказались США. И проект уже в очередной раз так и остался проектом…

И еще один важнейший нюанс в отношениях Китая и Мьянмы.
Новая железная и любая другая дорога из Мьянмы в Китай была и остается для Пекина «палкой о двух концах». Потому что она всегда будет оставаться и«Героиновой дорогой в Китай
Героиновая чума приходит в Китай по Бирманской дороге, прорубленной через джунгли около 50 лет назад. Тогда никто и не предполагал, что дорога станет основным путем доставки героина из Бирмы в Китай. Приграничный округ Руили – “отросток” Китая, глубоко вдающийся на территорию Бирмы. Бирманские маковые поля производят 80% мирового опиума. В одном только городе Куньмин, столице провинции Юньнань, 60 тысяч людей страдают от героиновой зависимости. И это только верхушка айсберга, ведь есть еще проблема СПИДа, распространяющегося через шприцы и проституцию… Недавно Китай возобновил попытки прервать поставку наркотиков в страну.
Маковые поля Бирмы занимают 599 400 квадратных километров, ежегодно тут производится 80-90 тонн героина. (© Lu Guang/HFP/ZUMA).

А что в результате?
Ввод нового трубопровода между Мьянмой и Китаем откладывается
«Нефтепровод предназначен для наземной транспортировки в Поднебесную ближневосточной и африканской нефти. Начало поставок нефти и газа по новому трубопроводному маршруту от побережья Мьянмы в Китай, по всей вероятности, может быть перенесено по соображениям безопасности. Новые трубопроводы проходят по территории Мьянмы, контролируемой этническими группировками, сообщает Reuters со ссылкой на представителя компании South East Asia GasPipeline Company, конгломерата компаний из Китая и Мьянмы.
Новый транспортный маршрут, пролегающий по территории Мьянмы, объединяет нефтяную и газовую трубы длиной 771 километр и 793 км, соответственно. Завершение строительства трубопроводов запланировано на конец мая.
По словам источника агентства, поставки могут быть отложены из-за недавних столкновений между правительственными войсками и боевиками в штатах Shan и Kachin.
..»

Опять такие «своевременные и удобные» повстанцы в нужное время и в нужном месте…

И в заключение темы безопасности «Жемчужного пути», наряду с повстанцами в ключевых точках,нельзя не упомянуть тему
Международного пиратства
Если бы пиратов не было, то их нужно было бы придумать и организовать.

Но они не только есть. Они там где это наиболее неудобно Китаю, а активизация их деятельности «удивительно» совпадает с моментом значительного роста китайских танкерных импортных перевозок — 2005 год.


И все на виду постоянно базирующихся и доминирующих в регионе 5-го и 7-го флотов ВМС США, соединенных флотилий стран НАТО, китайских, индийских ВМФ, военных флотилий многих других стран…

Вот достаточно оптимистичная статистика о результатах «Борьбы с пиратством» по данным НАТО:

Борются все и внешне очень активно. Но собираются ли ведущие страны мира победить пиратство как явление? Присутствует впечатление, что в противодействии пиратам ведущие страны более занимает сам процесс борьбы, чем достижение в ней окончательной победы.

Какой уж здесь безопасный «Жемчужный путь»?

(продолжение следует)

Источник: etoruskiy




Комментирование закрыто.