The National Interests: Важность Украины возрастает

Сергей Маркедонов

Украина является краеугольным камнем в отношениях между Европейским Союзом, Российской Федерацией и многочисленными очагами нестабильности в бассейне Черного моря. Как только страна станет главным субъектом в системе региональной безопасности, она немедленно будет вынуждена определять повестку дня для региона, полного вялотекущих конфликтов и напряженных отношений.

На недавней встрече стран-членов ОБСЕ подтвердилось, что Украина возглавит организацию в 2013 году. За исключением стран Прибалтики, это будет второй раз в истории, когда бывшая советская республика возглавит организацию, главной целью которой является обеспечение безопасности.

Важность Украины для безопасности Европы после распада СССР трудно переоценить. Вторая по размерам территории страна Европы (603 700 кв. км или 5,7% европейской территории), Украина занимает также 5-е место в Европе по населению (около 46 млн человек). В конце концов, её относительно недавнее появление на политической карте мира в качестве независимого государства, наряду с воссоединением Германии, является наиболее важным геополитическим изменением в Европе с 1945 года. Эта страна владеет достаточными человеческими, промышленными и природными ресурсами, чтобы заявить о себе в качестве важного и серьезного регионального государства.

Украина является частью Черноморского региона, одного из очагов нестабильности в современной Европе с его непрекращающимися конфликтами на Кавказе и в Молдове. В отличие от большинства стран-членов ОБСЕ, Украина более опытна в вопросах конфликтов постсоветского периода. На юго-западе Украина напрямую влияет на Молдавско-Приднестровский конфликт: 405 км государственной границы Украина делит с непризнанной Приднестровской Молдавской Республикой, население которой примерно на 28% состоит из украинцев. Более того, Украина наравне с Россией выступает гарантом миротворческого процесса в Приднестровье. Она активно выступает в так называемом переговорном процессе «5+2», в который входят обе стороны конфликта, два гаранта безопасности (Россия и Украина), организация-посредник (ОБСЕ) и наблюдатели (США и ЕС). Таким образом, украинская дипломатия приобретает бесценный практический опыт участия в процессе  миротворческих переговоров.

Украина – самый большой европейский сосед России. Через её территорию проходят транзитные потоки российских энергоносителей на европейские рынки. Это непростое обстоятельство, которое провоцирует серьезные споры и конфликты, также должно учитываться в контексте обеспечения общеевропейской  безопасности. В то же время Украина граничит и с несколькими государствами-членами НАТО и ЕС: Венгрией, Польшей, Румынией и Словакией.

Современные условия – как внутриполитическая ситуация в Украине, так и состояние дел в ОБСЕ – не совсем благоприятны для старта украинского председательствования. Официальные отношения между Киевом и европейскими столицами выглядят очень проблематично, а результаты недавних парламентских выборов только их усилили. И не случайно госсекретарь США Хиллари Клинтон на встрече с министрами иностранных дел стран-членов ОБСЕ в своем выступлении назвала внутриполитические изменения, произошедшие в Украине в результате выборов, «шагом назад для демократии».

Ни Брюссель, ни Вашингтон не ожидали демократического «прорыва» от Казахстана, который возглавлял ОБСЕ в 2010 году. Но Украина – это совсем другое дело. Запад серьезно обеспокоен ростом авторитарных тенденций во внутренней политике страны. Киев заявляет о сближении с ЕС, но и споры с Москвой по поводу евразийской интеграции и энергетической политики никуда не исчезли.

ОБСЕ сейчас переживает период самоопределения по поводу собственной эффективности, способов действий и принятия решений в организации. В течение многих лет ей ставили в вину провал миротворческой политики на Балканах и Кавказе. Русско-грузинская война 2008 года один из ярчайших  примеров этого. Ни один из конфликтов на территории бывшего Советского Союза ОБСЕ решить не удалось. За исключением Женевских переговоров по поводу Южного Кавказа, ни одного договора о неиспользовании оружия. После скандальной истории с Рамилем Сафаровым, азербайджанским офицером, убившим своего армянского «коллегу» во время проведения спонсируемых НАТО мероприятий, миротворческий процесс в Нагорном Карабахе застопорился. Сопредседатели Минской группы ОБСЕ (США, РФ и Франция) были вынуждены принять большие усилия для поддержания нетронутым хотя бы самого формата переговоров.

Некоторого прогресса удалось достичь по поводу Приднестровья, где ОБСЕ выступает в качестве посредника, влияние которого, впрочем, минимально. Само возобновление диалога между Кишиневом и Тирасполем можно считать позитивным, но результаты миротворческих переговоров пока более чем скромны. Но, не смотря ни на что, каждое новое председательствование всегда встречается с неизменной надеждой на изменения к лучшему. Украина в этом случае не является исключением. Недостатка в оптимизме не наблюдается ни в ЕС, ни среди постсоветских государств. Но насколько эти надежды оправдаются?

С одной стороны, Украина неплохо разбирается в основных вопросах политики безопасности. На протяжении многих лет её главными внешнеполитическими партнерами являются Грузия и Азербайджана. Но в июле прошлого года Украину, после почти десятилетнего перерыва, посетил президент Армении Серж Саргсян. Во время официальных мероприятий его украинский коллега Виктор Янукович заявил, что установление мира в Нагорном Карабахе и разрешение конфликта между Арменией и Азербайджаном является одним из важных интересов украинского народа. Сегодня украинская дипломатия заявляет, что мирное разрешение данного конфликта является главным приоритетом председательствования Украины в ОБСЕ. Министры иностранных дел стран-членов ОБСЕ надеются, что под руководством Украины организации удастся добиться более конструктивных мер и действий от всех сторон конфликта.

С другой стороны, не стоит переоценивать председательствующую в ОБСЕ страну, будь то Украина или какая-либо другая страна, поскольку ключевые решения принимаются в результате консенсуса в самой организации. Самым ярким примером, подтверждающим это, является прекращение миссии ОБСЕ в Грузии. Россия настаивает, что деятельность ОБСЕ должна разделиться на две миссии – в Тбилиси и в Цхинвали, столице сепаратного государства Южная Осетия. Как поведет себя Киев в этой ситуации, учитывая одинаково сложные отношения, как с Москвой, так и с ЕС? Возможности маневра для Украины очень ограничены.

Постсоветские конфликты на Кавказе и в Молдове – это особые случаи, которые показывают, что миссия ОБСЕ больше не может сводиться ни к той, что была провозглашена в Хельсинки в 1975 году, ни к той, о которой было объявлено в 1994 году, когда ОБСЕ была преобразована в полноценную международную организацию. Со времен Хельсинки мир до неузнаваемости изменился. Исчезли СССР, Чехословакия и Югославия, что показывает неустойчивость послевоенного мироустройства. Больше не существует и Холодной войны между Востоком и Западом, а главное – глобальные риски с высокой стабильностью сменились множеством локальных рисков с низкой стабильностью. Прецеденты пересмотра государственных границ имели место даже на территории бывшего Советского Союза.

Каким образом можно выстроить  более эффективную систему межгосударственных отношений на пространствах между Европой и Азией? Сегодня ответа на этот вопрос не имеют ни глобальные игроки, ни маленькие страны. В следующем году с этой запутанной ситуацией столкнется Украина.

 

Источник: The National Interest, перевел Сергей Одарыч, «Хвиля»


Загрузка...


Комментирование закрыто.