The Atlantic: Россия опять представляет угрозу миру

Дэвид Фрум, The Atlantic? перевод Ивана Кармина, "Хвиля"

российская армия зеленые

Всего месяц назад Владимир Путин стоял плечом к плечу с западными лидерами на праздновании годовщины высадки союзников в Нормандии. Я надеюсь, что приглашающая сторона испытывает теперь  некоторую неловкость. В последние восемь месяцев эскалации российской стороной насилия в отношении Украины, слишком многие европейские правительства рассматривали украинский кризис как отдаленный и маргинальный: вызывающий сожаление, но не представляющий угрозы для мира на континенте. Они расценивали сохранение нормальных отношений с Россией как приоритет. Эта иллюзия улетучилась вчера вместе с гибелью пассажиров рейса 17 авиакомпании «Малайзия Эйрлайнз»

Россия финансирует, вооружает и подначивает кровавый мятеж против избранного на выборах европейского правительства. В Крыму войска России пересекли признанную международным сообществом границу, захватили территорию, запугивая и оскорбляя покоренное население. Это не двусторонний конфликт между Украиной и Россией, в том смысле, каким был, например, конфликт между Россией и Грузией в 2008 году. Это вызов для стабильности всего континента.

В течение десяти лет после распада Советского Союза, европейцы надеялись, что Россия может превратиться в страну, которая способна ладить сама с собой и со своими соседями, подобно тому, как Германия до сих пор делала с 1945 года. Россия была приглашена присоединиться к группе из семи промышленно развитых стран (G7). НАТО пересмотрело свою миссию, переориентируя себя на глобальные миротворческие миссии, переставая быть просто западным альянсом, предназначенным для сдерживания России. НАТО предоставило России своего рода ассоциированный статус, причём Россия получила заверения, что американские войска не будут размещены в странах бывшего Варшавского договора.

Двойная игра Путина в Украине

Приход Владимира Путина к власти растоптал эти надежды. В течение долгого времени, однако, европейцы — как и американцы — не находили в себе смелости высказаться по поводу того, что происходит в России. У этих колебаний были свои причины: Путин действительно иногда сотрудничал с западным миром — например, в Афганистане. Были и нелицеприятные причины. Поскольку цены на углеводороды выросли после 2000 года, экономика России восстановилась. Россия стала выручать больше средств от продажи товаров миру и у неё стало больше денег для покупки западных товаров, как, впрочем, и для покупки западных политиков.

Прежде всего, никто не хотел вернуться к той ситуации в Европе, когда она была разделена на несколько вооруженных, враждующих друг с другом блоков, когда война могла разразиться по малейшему поводу. Ум человеческий таков, что он не верит в то, во что не хочет верить. «Холодная война закончилась,» канцлер Германии Ангела Меркель упрекнула США, когда выяснилось, что АНБ наблюдало за немецкими каналами коммуникации. Но АНБ желало выяснить, насколько глубоко российский шпионаж проник в немецкое государство — потому что хотя холодная война и закончилась, угроза безопасности из России ничуть.

Внезапно значение НАТО в Европе существенно возросло. К сожалению, НАТО не может похвастаться достаточным доверием. У Соединенных Штатов нет ни одного танка в Европе. Европейские страны не уделяли достаточного внимания своей обороноспособности. Если сокращение бюджета останется в силе, военные возможности армии США будут сокращены в два раза к концу десятилетия. Даже если НАТО решит, что последние действия России освобождают Запад от запрета 1990-х годов на постоянное развертывание в Восточной Европе, какие войска сможет отправить альянс?

Мы не должны терять надежду, что у Путина лишь временный заскок на пути России к мирной европейской демократии в будущем. Но мы не должны больше полагаться на эту надежду в своей политике. Россия опять представляет угрозу миру Это не так опасно, как это было в прошлом, но этого более чем достаточно. Почти 300 семей погибших в Нидерландах, Великобритании, Канаде и других странах испытали то, что сотни украинцев испытывали когда российские снайперы открывали огонь по мирным протестующим в Киеве прошлой зимой.

И мы все более уязвимы перед лицом этой опасности, потому что мы позволили атрофироваться институтам, необходимым для совладания с этой опасностью. Пора снова наладить работу этих институтов. В этом и был смысл кризиса в Украине с самого начала. Страшное горе рейса MH17 можно было бы предотвратить, если бы мы осознали этот смысл раньше. Но лучше понять это сейчас, чем оставить всё как есть.

Источник: The Atlantic




Комментирование закрыто.