Теракты в Дамаске: новый этап борьбы за Сирию

Ю.Б.Щегловин

Ладно газеты, с них спрос небольшой, но когда подобную ахинею начинает на полном серьезе комментировать известный востоковед А.Малашенко, то просто необходимо подробно на этом остановится. А.Малашенко довольно внятно разъяснил, что «оппоненты Асада крайне недовольны позицией России и Китая по вопросу санкций в отношении нынешнего сирийского режима», и отсюда, мол, акции устрашения. При этом, по его словам, «на Китай еще никто не осмеливался нападать», а на Россию – извольте. Напомним, что китайских нефтяников периодически отстреливают в той же Африке, а в частности — в Эфиопии. Отстреливают, кстати, по странному стечению обстоятельств, боевики из Фронта освобождения Огадена, которые, несмотря на явные противоречия с нынешним эфиопским режимом, поддерживают связи и с рядом американских «общественных» организаций. Но эта тема для отдельных размышлений, вернемся к Сирии.

Из всего сказанного журналистами и А.Малашенко непонятно только одно: при чем здесь «российская разведка»? Теракт был направлен против аппарата сирийских спецслужб, в котором нет корпуса российских советников. Иранские есть, но они сидят не в центральном здании, а размещены в специально арендованных отелях или частных вилах. Если речь идет о российском посольстве, то с какой стати оно ассоциируется исключительно с российской разведкой? Вообще, вся эта шумиха отдает некой направленной информацией с двумя очевидными целями: показать, что российские спецслужбы активно помогают режиму Асада и предупредить, что будет с российскими гражданами, если Москва будет продолжать занимать столь неудобную для Запада и монархий Персидского залива позицию. Это как раз понятно, обычные методы воздействия. Например, российская «Татнефть» сразу же после этого свернула свою деятельность в Сирии. Единственное, что раздражает – пропагандистское освещение этой акции сделано предельно неумно и нелогично.

Вернемся к самому теракту. К нему есть масса вопросов. Первый и самый главный – как две автомашины с террористами-смертниками и взрывчаткой проникли на центральную площадь Дамаска, на которой находятся т.н. «режимные объекты» и которая, по логике, должна быть под особым контролем? Это было бы понятно, если бы теракты произошли еще до начала массовых выступлений, и спецслужбы находились бы в благостном неведении. Да и то вряд ли, поскольку сирийские спецслужбы начали усиливать контроль над объектами массовых сборов людей еще задолго до начала событий в Деръа, параллельно с протестами в Тунисе и Египте. По этому вопросу было проведено специальное заседание под председательством президента Башара Асада; столица и другие города были разбиты на квадраты с насыщением их сотрудниками сирийских спецслужб. А уж на нынешнем этапе, да тем более после уже совершенных нападений на здание разведки ВВС, посты у главного офиса спецслужб, по идее, должны были быть усилены до предела.

Конечно, всегда и везде присутствуют элементы неожиданности и разгильдяйства, но, по данным тех же журналистов (подтвержденным официальными сирийскими властями), смертники перед взрывом вывесили публично на лобовых стеклах портреты Усамы бен Ладена. А потом спокойно сели в автомашины, проехали еще какое-то время и подорвались. Не вериться, чтобы такие манипуляции не были зафиксированы постами наружного наблюдения, чьих сотрудников на этой площади, в чем автор уверен, в избытке. А так как времена в Сирии сейчас тревожные, то, скорее всего, огонь на поражение был бы открыт на всякий случай без предупреждения.

Естественно, что в террористическом акте обвинили мифическую «Аль-Каиду», а чтобы не было сомнений – продемонстрировали портреты ее убиенного лидера. Кстати, и наблюдатели Лиги арабских государств (ЛАГ) подоспели вовремя, дабы зафиксировать всплеск экстремизма. И Россия, безусловно, осудила теракт (лишний довод в защиту ее позиции), а США были вынуждены сделать то же самое (попугать призраком «Аль-Каиды»).

Что из всего этого следует? Рискнем предположить, что дело здесь не в «Аль-Каиде». Просто ситуация с выживание для режима Асада становится критичной. Единственной возможностью получить международную легитимность для продолжения вооруженной борьбы с уже сильно немирной оппозицией становится испытанный жупел «исламистского радикализма». Это практически единственный способ для всех арабских режимов придать своим действиям по выживанию характер «справедливой» борьбы с террором.

Кто является архитектором и исполнителями таких рискованных операций, каждый может додумывать сам, но сам факт использования таких крайних методов говорит о глубине кризиса в Сирии и переходе к его финальной стадии, которая называется «полномасштабная гражданская война». При этом сам Башар Асад, по нашему мнению, абсолютно не в курсе «забав» своих «силовиков».

Может быть, автор ошибается и за терактами стоят реальные исламисты, благо сирийцев в рядах радикалов в том же Афганистане предостаточно. Тогда должны последовать другие массовые акции террористов-смертников, но это подразумевает несколько моментов. Первый – четкая и структурированная организация. При этом напомним, что основной движущей силой сопротивления в Сирии являются «светские» организации, причем с левым уклоном. Очень сомнительно, что Сирийская освободительная армия и ее турецкие патроны настолько глупы, чтобы убивать сирийских мирных граждан ради того, чтобы выбить окна в зданиях спецслужб. Есть, конечно, и сирийские «Братья-мусульмане», но это не «Аль-Каида», и они плохо структурированы. И второй – нужно финансирование, которое традиционно поступает в тот же Ирак и Афганистан, где смертники стали делом обыденным, из стран Персидского залива. Этим спонсорам в настоящий момент абсолютно невыгодно переводить характер «мирной борьбы» в явно экстремистский с учетом позиции Запада, давая тем самым лишний козырь Дамаску. Да и взрывчатку необходимо где-то доставать, так как Сирия – это совсем не разрушенный войной Ирак, где военные склады были в массовом порядке расхищены.

Источник: Институт Ближнего Востока




Комментирование закрыто.