Таджикистан против Узбекистана: ещё одна горячая точка в СНГ?

Наим Холов

 

Запросы журналистов Министерству иностранных дел Таджикистана по этому поводу, равно как и по другим поводам, затрагивающим отношения двух соседних республик, остаются без ответа. Такое упорное молчание авторитетного ведомства не может не наводить на размышления. Впрочем, и без комментариев высокопоставленных чиновников ясно, что вооружённый конфликт в Центральной Азии вполне возможен, достаточно одной искры. Лишь сознание того, что Таджикистан в сравнении со своим соседом во всех отношениях слаб, удерживает таджикскую сторону от решительных поступков. Поводов же для столкновения более чем достаточно. С узбекской стороны уже давно заминировали границу с Таджикистаном. То и дело в таджикских СМИ появляются сообщения о гибели местных жителей, которые выпасают скот близ границы или пытаются перейти на другую сторону, чтобы навестить родственников. Счёт погибшим идёт на сотни. Подрывается на минах и крупный рогатый скот. Узбеки объясняют наличие минных полей тем, что из Таджикистана транспортируются в их республику наркотики и мины – преграда наркотрафику…

Блокада, которой подвергают узбеки своих соседей, из месяца в месяц становится всё плотнее. Полностью перекрыто железнодорожное сообщение на узбекской территории, по которому шло обеспечение всем необходимым южных районов Таджикистана и Памира. Более того, дорога демонтируется, а шпалы продаются на дрова. Это говорит о том, что открывать железнодорожное сообщение Ташкент не намеревается, а значит — часть Таджикистана уже отрезана от внешнего мира. Кроме этого, Узбекистан закрыл четырнадцать из шестнадцати пропускных пунктов на границе с Таджикистаном. В результате не только таджики, но и узбеки потеряли возможность общаться с родными и близкими, 90% которых живут и в той и в другой республике.

1 апреля 2012 года последовало очередное блокадное действие узбекской стороны. Узбекистан прекратил поставки природного газа Таджикистану, в результате чего ряд таджикских предприятий или остановились, или значительно снизили объём производства. В их числе Таджикский алюминиевый завод, цементный завод и другие. Прекращение поставок газа узбекская сторона объясняет тем, что ею заключён контракт с Китаем на значительные поставки «голубого топлива» и «мелочёвки», вроде поставок Таджикистану, их больше не интересуют. Помимо этого Ташкент отказался поставлять Таджикистану по своим трубам туркменский газ, как отказался транспортировать и туркменскую электроэнергию.

И таких примеров немало. Страдает от этого, в первую очередь, население. Представители властей в Таджикистане весьма своеобразно реагируют на затяжную блокаду, значительно повышая себе зарплату. Цены растут и, чтобы сохранить привычный образ жизни, конечно же, нужно увеличивать денежное довольствие.

Конфликт становится всё более серьёзным, и, что интересно, что ни одна крупная держава не спешит разрядить его своим посредничеством или хотя бы призывом к благоразумию. Никто не хочет портить отношения с сильнейшим государством Центральной Азии — Узбекистаном. И потом, поддержать одну сторону значит обидеть другую.

Ситуация напоминает боксёрский поединок, в котором сильный спортсмен колотит слабого, а рефери на ринге и зрители с интересом наблюдают за происходящим, не пытаясь остановить неравный бой.

Недавно посольство Республики Таджикистан в Российской Федерации выступило с заявлением, в котором говорится о стремлении соседней страны дестабилизировать ситуацию в Таджикистане. «Руководство Узбекистана продолжает курс на конфронтацию и использует экономические, транспортно-коммуникационные и иные рычаги давления в целях принуждения руководства Таджикистана к принятию выгодных им решений… Сохранение сложившейся ситуации приведёт к дальнейшему ухудшению положения населения Таджикистана и угрожает гуманитарной катастрофой в стране», — отмечается в заявлении.

О возможности гуманитарной катастрофы прямо заявил президент Таджикистана Эмомали Рахмон, призвавший жителей республики создавать двухгодичные запасы продовольствия. Единственное о чём забыл сказать президент, так это о том, где взять нищим таджикским семьям столько средств, чтобы закупить продовольствия на такой длительный срок, и где, как его хранить. Короче, как острили советские сатирики Ильф и Петров, «спасение утопающих — дело рук самих утопающих».

Не так давно все СМИ Таджикистана обсуждали письмо премьер-министра Республики Узбекистан Шавката Мирзияева его таджикскому коллеге Акилу Акилову. В этом письме Мирзияев сказал шесть «нет» на обращение к нему Акилова. Первое «нет» — восстановлению «объединённой энергетической системы Центральной Азии». Второе «нет» — возобновлению железнодорожного сообщения между Таджикистаном и Узбекистаном по южной ветке, ведущей в Хатлонскую область. Третье «нет» — снижению тарифов на транзитные железнодорожные перевозки по территории Узбекистана. Четвёртое «нет» — продолжению поставок природного газа из Узбекистана в Таджикистан. Пятое «нет» — разминированию отдельных участков границы двух соседних государств. И, наконец, шестое «нет» — снятию визового режима для граждан обоих государств.

Таджикские СМИ сообщали также, что состоявшиеся между таджикской и узбекской сторонами переговоры о демаркации и делимитизации границы между ними завершились безрезультатно, поскольку Ташкент якобы намерен добиться от Таджикистана передачи ему плотины Фархадской ГЭС, которая стоит на реке Сырдарье, а это не что иное, как попытка «аннексировать территорию суверенного Таджикистана».

На многостороннюю блокаду, осуществляемую Узбекистаном по отношению к ближайшему, но нелюбимому соседу, нужно как-то реагировать. Но как? Обрушиваться на Узбекистан с обвинениями? Кто знает, чем это может обернуться? Стоит ли дергать тигра за хвост, когда он и без того скалит клыки? Значит нужно… Правильно! Нужно предъявлять претензии кому-то третьему, кто якобы провоцирует расширение конфликта в Центральной Азии с целью таскать для себя «каштаны из огня». Но кто эта третья сторона? Тут уже угадать несложно: конечно же, Россия! И таджикские СМИ разразились «разоблачающими» публикациями. Это Россия, оказывается, подталкивает Узбекистан к враждебным действиям в отношении Таджикистана. Ей, видите ли, нужно вынудить Таджикистан обратиться к ней с просьбой о посредничестве в разрешении конфликта, и тогда… Далее следуют уже набившие оскомину перечисления. Тогда Россия потребует вернуть своих пограничников на таджикско-афганскую границу с целью самой контролировать поток наркотиков, идущий из Афганистана через Таджикистан в ту же Россию и в Европу, продлить бесплатное пребывание 201-й российской военной базы на таджикской территории сроком на сорок девять лет, вообще, потребует встать перед ней, Россией, на колени. И тут же звучит суровая отповедь: Россия забывает, что Таджикистан пусть небольшое, но суверенное государство и гордости ему не занимать. Он не желает и не будет жить по чьей-то указке… Всё это выглядит смешно, но когда думаешь, чем всё может закончиться, становится не до смеха. Узбекам дают понять, что таджики к ним не в претензии, несмотря на далеко не дружелюбную политику Ташкента: вы, дескать, в своих действиях не вольны. Правда, захочет ли узбекская сторона истолковать столь «тонкий намёк» в нужном ключе, не ясно.

Справедливости ради следует сказать, что не все таджикские СМИ обвиняют Россию в разжигании конфликта. Некоторые объясняют появление в Центральной Азии новой «горячей точки» политикой НАТО, стремящейся прочно обосноваться в регионе и расположить тут свои базы после вывода части войск из Афганистана.

В условиях обострившегося конфликта ни таджикское руководство, ни заинтересованные организации вроде «Таджиктрансгаза» и Таджикской железной дороги не идут с узбеками ни на какие переговоры. То ли понимают их бесполезность, то ли полагают, что конфликт сам себя исчерпает, на что, впрочем, надеяться трудно.

Возникает вполне закономерный вопрос: в чём корень зла? Почему Узбекистан столь недружелюбен по отношению к Таджикистану? Тут уж таджикские политологи единодушны: всё дело, утверждают они, в личной неприязни президентов двух стран – Ислама Каримова и Эмомали Рахмона друг к другу. И все уверены, что конфликту будет положен конец лишь тогда, когда оба лидера уйдут с политической сцены. Однако в отличие от западных демократий, президенты в СНГ отличаются завидным «долголетием» на руководящих постах. Поэтому надеяться на то, что узбекская блокада разожмёт своё «железное кольцо» в ближайшем будущем, не приходится. Остаётся попытаться предотвратить, по крайней мере, перерастание противостояния в вооружённые столкновения…

источник




Комментирование закрыто.