ОПК Украины VS ОПК России: место битвы — Таиланд

Дмитрий Тымчук, для Академии Безопасности Открытого Общества, "Хвиля"

 

Сразу стоит заметить, что и в Украине, и в России узнали о победе украинских «Оплотов» в Таиланде из одного источника – таиландской газеты Bangkok Post. Это крупнейшая ежедневная англоязычная газета Таиланда национального уровня, но все же она никак не является официальным рупором правительства или минобороны страны. Со стороны создается впечатление, что сливом информации в Bangkok Post организаторы тендера прощупали почву на предмет реакции участников на победу Украины.

С какой целью это сделано – еще вопрос, но странным выглядит и то, что спустя несколько дней после заметки в таиландской газете и на фоне поднявшейся шумихи не последовало официальных заявлений или комментариев – ни в Таиланде, ни в Украине (лишь в интервью одному из украинских информагентств анонимный представитель украинского ОПК отметил, что официально победитель тендера не объявлен). В любом случае, остается ждать официального оглашения результатов тендера.

Но и сейчас, на фоне разгоревшейся шумихи, возникает ряд вопросов относительно как дальнейшего продвижения украинской бронетехники на международном рынке, так и противостояния интересов украинских предприятий «оборонки» с российскими коллегами.

В этом плане вопрос не представляется праздным: как известно, за последний год Россия приложила немало усилий относительно «интеграции» наиболее мощных украинских оборонных производств в российский ОПК. Фактически на сегодня вопрос решен с украинским судостроением и авиапромом, сейчас осуществляется процесс интеграции некоторых украинских предприятий среднего ранга (например, по производству авиационных ракет) в соответствующие производства РФ. При этом по понятным причинам функции маркетинга, т.е. создания и управления механизмами продвижения продукции на оружейные рынки, берут на себя россияне, что снимает с повестки дня вопрос конкуренции.

В то же время, украинское танкостроительное производство сегодня осталось одним из немногих мощных секторов ОПК страны, в котором не отмечены украино-российские «интеграционные» процессы, и который выступает самостоятельным игроком от Украины. В то же время, в начале марта 2011 года на основном предприятии украинского танкостроения — ГП «Завод им.Малышева» (Харьков) – был сменен руководитель. Им стал Владимир Мазин, который до этого работал директором киевского завода по ремонту бронетехники. Какой смысл вложен в смену директора ГП, и какие задачи для него сформулированы нынешней украинской властью – очевидно, будет ясно уже в обозримом будущем. В то же время, на данный момент украинские танкостроители продвигают свои интересы на международном рынке самостоятельно.

Чей танк лучше?

Российские эксперты сразу после известия о победе украинских машин в таиландском тендере активно принялись обсуждать вопрос: отчего Россия проиграла Украине? Это тактическое поражение или тенденция? И каковы вообще перспективы у российского танка Т-90, как лучшего, и фактически единственного современного, продаваемого РФ?

Главные упреки моментально раздались в адрес главнокомандующего Сухопутными войсками России генерал-полковника Александра Постникова. Действительно, трудно было не заметить, что победитель тендера стал известен всего через две недели после скандального высказывания российского главкома по поводу Т-90, принятого на вооружение российских Вооруженных сил в 1992 году. В России по этому поводу был немалый скандал: Александр Постников в середине марта этого года резко раскритиковал Т-90, который, по его словам, ничего нового собой не представляет и «на самом деле является 17-й модификацией советского Т-72, выпускавшегося с 1973 года». Главком заявил, что стоимость Т-90 в настоящее время составляет 118 миллионов рублей за единицу. «Нам проще было бы купить за эти деньги три «Леопарда» (основной боевой танк ФРГ)», — сказал он. Эти слова и припоминают сейчас генералу Постникову как якобы главному виновнику проигрыша Т-90.

С одной стороны, действительно, подобные заявления российского генерала могли повлиять на позицию Таиланда. Но с другой стороны, Т-90 критикуют давно и многие. Причем относительно его «новизны» критически выражаются не только эксперты, но и… сами производители этой машины. Достаточно вспомнить, как во время выставки вооружений «Russian Expo Arms-2009» глава производящей танки Т-90 корпорации «Уралвагонзавод» Олег Сиенко заявил: «Если мы в ближайшие пять лет не сделаем новые изделия, то смело можно будет писать на изделиях «Уралвагонзавода» «телеги» или «подводы» – эта техника не будет нужна… Мы согласны, что сегодня наши машины устаревают, но не с годами, а уже по дням». То есть с таким же успехом можно винить в проигрыше 2011 года господина Сиенко: его слова прозвучали два года назад, а какая страна будет закупать сегодня танк, который уже через три года станет «телегой» по мнению самого производителя?

Вторая названная в России «причина» проигрыша – дело российского торговца оружием Виктора Бута, который был арестован в Бангкоке в марте 2008 года по выдвинутому США против него обвинению в незаконной поставке оружия террористической группировке. Как помним, при двух решениях уголовного суда Таиланда, признавшего вину Бута недоказанной, его после более двух лет содержания в таиландской тюрьме выдали американским правоохранительным органам. За что Таиланд подвергся резкой критике со стороны России, и что в свою очередь, по мнению российских экспертов, повлияло на выбор Таиландом украинских машин в ущерб РФ в танковом тендере. Здесь речь идет о большой политике, и судить о истинности этой причины трудно, хотя эта версия, очевидно, также имеет право на жизнь.

Не углубляясь в политические дебри, российские эксперты, как водится, не обошлись без прямого поливания грязью украинской продукции. Так, как заявил, например, бывший начальник Главного управления автобронетанкового вооружения Минобороны России генерал-полковник Сергей Маев, украинский танк «Оплот», — это всего лишь «значительно ухудшенная копия нашего Т-90». Но, также по традиции, подобные мнения ничем не аргументируются.

Можно, конечно, сравнивать отдельные характеристики двух машин, и уж они не всегда выигрышны для россиян (например, на российском танке установлен танковый дизель В-92С2 мощностью 1000 л.с., на украинском — многотопливный шестицилиндровый двухтактный дизель 6ТД мощностью 1200 л.с.). Но в экспертном сообществе в случае с боевой техникой, как правило, не спешат идти по такому пути, решая, которая из машин «лучше». Показателем может являться опыт применения в реальных вооруженных конфликтах, но и здесь многое зависит от иных факторов (например, уровня подготовки экипажей). А потому определить лучшую машину не так просто.

В этом плане при сходных характеристиках предлагаемых машин покупатель изучает опыт эксплуатации их в других странах, и исходит из соотношения цена-качество, либо же руководствуется военно-политическими соображениями (плюс даже в странах с низким рейтингом коррупции часто подключается вездесущее проплаченное лобби в лице чиновников оборонного ведомства). Но чаще всего, все эти факторы взаимосвязаны, и определить степень влияния каждого из них сложно, за исключением слишком явных случаев, к которым таиландский тендер едва ли относится.

Однако является непреложным фактом, что и российский Т-90, и украинский Т-84 «Оплот» имеют общую технологическую и конструкторскую подноготную. В частности, «дедушка» обоих – советский Т-64, разработанный в Украине, в Харькове в начале 60-х годов под руководством А.А. Морозова, и ставший родоначальником нового поколения советских боевых танков. В конструкции этой машины конструкторы реализовали революционные для того времени решения. В частности, на Т-64 впервые в мире был установлен автомат заряжания, что позволило сократить экипаж с четырех до трех человек (командир, наводчик и механик-водитель). Другими радикальными усовершенствованиями являлись: комплексная многослойная комбинированная защита, система защиты от оружия массового уничтожения, новая оригинальная компоновка моторно-трансмиссионного отделения и др. Как отмечают историки, в последствии танк Т-64 стал считаться важнейшей вехой в истории танкостроения Советского Союза, поскольку все танки серии «Т», появившиеся позднее (в том числе Т-72 и его модификации, Т-80, Т-80У, Т-80УД, а также украинский Т-84 и российский Т-90), разрабатывались на основе концепций, первоначально внедренных в конструкцию танка Т-64.

На замену американскому хламу

Говоря о возможным причинах склонения Бангкока к украинской машине, невозможно не отметить, что Украина на сегодня достаточно тесно работает с Таиландом именно в сфере поставок вооружений для сухопутных войск.

Как известно, в прошлом году Минобороны Таиланда заявило, что намерено потратить неизрасходованные средства своей части военного бюджета на покупку 121 украинского бронетранспортера (кстати, об этом решении первой заявила все та же газета Bangkok Post). На что было изначально выделено 4,6 миллиарда бат (142,5 миллиона долларов). Перед этим, в 2007 году Таиланд уже приобрел у Украины 96 бронетранспортеров БТР-3Е1 на четыре миллиарда бат, однако с получением заказанных машин возникли проблемы. В частности, по сведениям Минобороны Украины, задержка поставки БТР была связана с тем, что Германия отказалась поставлять в Украину комплектующие. Интересно, что Минобороны Таиланда тогда объяснило сохраняющуюся, при всех проблемах с выполнением того контракта, заинтересованность в украинских БТР их дешевизной. И в сентябре 2010 года Таиланд получил первую партию украинских бронетранспортеров БТР-3Е1. Тогда же было заявлено, что помимо самих бронетранспортеров Таиланд также будет получать запчасти, дополнительное оборудование и гарантийное обслуживание на протяжении трех лет.

Таким образом, если украинские танки попадут в Таиланд, это можно будет считать лишь продолжением начатого военно-технического сотрудничества между двумя странами. И в этом плане Таиланд – перспективный покупатель. Не стоит забывать, что в свое время эту страну вооружали США, считая ее одним из своих основных союзников в регионе. В 1970-80-х гг Таиланд с помощью США осуществил вторую программу современного перевооружения армии, флота и авиации, а в середине 90-х годов – третью программу глубокого реформирования и переоснащения. В частности, США оказывали помощь в поставках современных вооружений, оснащении собственно тайских предприятий по производству вооружений и боеприпасов, замене старого вооружения на новые образцы, обучении военных специалистов сначало у себя, а затем уже на базе собственных военных академий Таиланда. В итоге у армии этой страны в сухопутных войсках на 2010 год находилось 333 основных боевых танков (Тип-69 — учебные и на хранении, М48А5, М60А1), 515 легких танков (из них 50 FV101 Scorpion на хранении), более 32 БРМ, 950 БТР. Именно это устаревшее бронетанковое «добро» Бангкок и стремится сейчас заменить на новые образцы. А это, в свою очередь, — перспективные контракты.

Остается последний вопрос. Поставка украинских БТР в Таиланд сопровождался критикой Украины (опять-таки, в первую очередь из России) по тому поводу, что в том же сентябре 2010 года партию из ста украинских танков и бронетранспортеров получила Камбоджа (об этом первой сообщила газета Phnom Pehn Post), у которой непростые отношения с Таиландом. Бронетехника прибыла в порт Сиануквиля, но какие именно машины поставили украинцы – не уточнялось. Критика же украинских поставок основывалась на том, что в настоящее время Камбоджа реализует программу модернизации вооружений, наращивая военный потенциал. По мнению аналитиков, это связано с возобновлением конфликта с Таиландом из-за спорного участка территории, прилегающего к индуистскому храму Преа Вихеа. Обе стороны разместили на границе своих военных, между которыми периодически случаются вооруженные столкновения. В то же время, вместе с Камбоджей в военно-политическом плане Таиланд определяет как вероятных противников Вьетнам и Лаос.

На критику, заключающуюся в украинских поставках вооружений двум сторонам явного или потенциального конфликта (а Украина не в первый раз сталкивается с подобными обвинениями) можно ответить просто. Действительно, Кодекс поведения экспортеров вооружений ООН рекомендует воздерживаться от поставок ВВТ в зоны существующих или возможных конфликтов. Но, в то же время, учитывая спрос на вооружения в первую очередь на таких территориях, абсолютное большинство мировых лидеров по поставкам вооружений продают сюда ВВТ без особых колебаний. И вопрос моральной ответственности их, в т.ч. Россию, не особо тревожит (другой вопрос, когда речь идет о нарушениях эмбарго против отдельных стран, что влечет за собой ответственность). А потому Украине едва ли стоит играть в целомудрие и обращать внимание на подобную критику. Тем более, что исходит она в основном от проигравших конкурентов.

Остается добавить, что России пока едва ли стоит делать трагедию из победы украинских танкостроителей в Таиланде. Ведь сама РФ, по данным ЦАМТО, в последние годы в рейтинге поставщиков новых ОБТ по количественному параметру с большим отрывом от остальных конкурентов занимает первое место (1341 танк на сумму более 4,31 млрд дол). В 2006-2009 гг. ею на экспорт было поставлено 488 ОБТ стоимостью 1,57 млрд дол. В 2010-2013 гг. объем поставок с учетом уже заключенных контрактов, а также заявленных намерений по прямой поставке и лицензионным программам может составить 853 новые машины на сумму почти 2,75 млрд дол. А потому пока для Москвы нет особых поводов для беспокойства.




Комментирование закрыто.