Stratfor: Литва сбрасывает российское энергетическое иго

Stratfor

Литовские чиновники требуют от Москвы снизить цены на природный газ, что является частью общеевропейского движения против энергетического доминирования России. В ответ Кремль становится более сговорчивым в вопросах ценообразования, пытаясь сохранить свои позиции и доли на европейских рынках углеводородов. Но поскольку в силу некоторых других политических моментов позиция Вильнюса идет вразрез с пожеланиями Москвы, а также учитывая то, что Литва потребляет относительно небольшие количества энергоресурсов, Россия может избрать конфронтационную стратегию в отношении этого прибалтийского государства и вести себя намного более бескомпромиссно, чем в отношениях с другими европейскими странами.

1 февраля 2013 года премьер-министр Литвы Альгирдас Буткявичус заявил, что Литва не пойдет ни на какие уступки Москве в обмен на снижение цен на газ Газпромом, российским государственным энергетическим монополистом. Несколько дней перед этим заместитель председателя правления Газпрома Александр Медведев встретился с литовским министром энергетики Ярославом Неверовичем и, как говорят, пытался убедить Вильнюс не проводить реформ в энергетическом секторе, которые могут подорвать позиции России на литовском рынке.

Россия является монопольным поставщиком энергоресурсов в Литве, обеспечивая практически 100% потребностей страны в природном газе, нефти и нефтепродуктах. Поскольку Литва является жестким и последовательным партнером Запада, – входит и в ЕС, и в НАТО, — Россия неоднократно пыталась и пытается использовать свои позиции на энергорынке страны в качестве инструмента политического давления. Так Кремль навязал Вильнюсу одну из самых высоких цен на свой газ по всей Европе (на сегодня она составляет $540 за 1 тыс кубометров), а также отрезал страну в 2006 году от проходящей по её территории ветки нефтепровода «Дружба» и не возобновляет её до сих пор. Учитывая, что у Литвы не было альтернативных российским поставщиков энергоресурсов, на протяжении многих лет никто и не мог подумать, что страна с населением около 3 млн человек сможет бросить вызов московскому доминированию на своём рынке.

Но все начало резко меняться в прошлом году. В марте 2012 года Литва объявила об аренде, начиная с 2014 года, норвежского плавучего регазификационного терминала, который обеспечит поставки в Литву 1 млрд кубометров газа в год с возможностью дальнейшего расширения объемов, что составляет около половины потребляемого в стране природного газа. Также Литва подала иск против Газпрома в соответствии с Третьим энергетическим пакетом ЕС, принятым, чтобы сделать прозрачной деятельность компаний в секторах продаж, производства и дистрибуции энергоресурсов на европейских рынках. А мы помним, что Газпром в Литве участвует и в поставках, и в дистрибуции природного газа.

Эти шаги были предприняты Литвой во время всеобщего европейского наступления во имя независимости от российских углеводородов. Европейские страны сегодня упорно работают над тем, чтобы привлечь на свои рынки нероссийские углеводороды, в том числе сжиженный природный газ и сланцевый газ. Для этих стран, владеющих необходимой для импорта инфраструктурой, возможность альтернативных поставок энергоресурсов, не зависящих от политической повестки дня, является более приемлемой, чем «дешевые» российские углеводороды.

В ответ Россия стала более прагматичной и гибкой в своей энергетической политике, отказавшись от политически мотивированных перебоев в поставках и пойдя на реструктуризацию контрактов с энергетическими компаниями нескольких европейских стран в сторону снижения цен в обмен на продление долгосрочных контрактов и сохранение своей доли рынка в Европе, что имеет важнейшее значение для экономики России. Эти корректировки первоначально произошло со странами Западной Европы, такими, как Германия и Италия, имеющими тесные рабочие отношения с Россией. Но за последние месяцы Москва пошла на аналогичные сделки с менее влиятельными странами  Центральной и Восточной Европы, отношения с которыми у неё всегда были более сложными, такими, как Польша и Болгария.

Несмотря на все изменения, Литва является едва ли не последней страной, которую Россия хотела бы «подсадить» на свои энергоресурсы из-за агрессивной риторики по энергетическим и политическим вопросам и напористой прозападной внешней политики, как это Кремль делает в отношении таких государств, как Беларусь и Украина. Литовские официальные лица заявили, что страна не пойдет ни на какие уступки во имя снижения цен на российский природный газ, а наоборот, вместо этого  продолжит придерживаться положений Третьего энергетического пакета ЕС и, возможно, даже обложит транзитными пошлинами российские трубопроводы, проходящие через Литву в русский эксклав Калининград, что является болезненным вопросом для Москвы. Из-за дрейфа Литвы в сторону диверсификации, а также иска в 1,5 млрд евро, поданного  страной против Газпрома в арбитражном суде Стокгольма, снижение цен может оказаться единственным способом для России сохранить свою долю на рынке Литвы в долгосрочной перспективе.

Тем не менее, и это не может быть главным приоритетом для Москвы. Литва является относительно небольшим рынком для Газпрома, так что потеря части или даже всего экспорта в эту страну не скажется существенно на экономической ситуации в России. Ведь для России этот вопрос связан не только с энергией. За последние годы Москва постепенно растеряла большую часть своего влияния в Прибалтике, а поэтому уступки, на которые, возможно, пойдут россияне, никак не повлияют на их  имидж в переговорах с другими стратегически важными для них странами, такими, как Украина.

Чтобы сохранить свою долю на рынке, Россия может попытаться урегулировать этот вопрос в прагматическом ключе, как это она сделала по отношению к другим европейским странам. Также  Москва вполне может пойти на агрессивную конфронтацию с Литвой, чтобы послать месседж другим игрокам, что в Кремле не всегда готовы к сотрудничеству любой ценой. Ходы России в ближайшие дни и недели покажут, какому варианту Москва отдаст предпочтение.

ИСТОЧНИК: Stratfor, перевод «ХВИЛЯ»

 




Комментирование закрыто.