Стратегические просчеты Запада в Афганистане

И.С. Берг

Ему посвящались высокие собрания, сопровождавшиеся выделением очередных финансовых вливаний на усиление борьбы за безопасность, пребывание зарубежного воинского контингента, пресечение наркотрафика, сокращение посевов опийного мака, демократические реформы. Международная контактная группа по Афганистану 12 раз (в том числе в Мюнхене) встречалась, обсуждая положение в стране. Только в 2011 г. эти встречи состоялись в Джидде (март), Кабуле (июнь), Астане (ноябрь).

Однако минувшие годы и обсуждения не продвинули страну к демократии и не добавили ясности в решении проблем. Более того, значительное число немецких экспертов склонны рассматривать ситуацию как затянувшийся афганский кризис, основанный на отсутствии четкой стратегии Запада, уже потратившего на решение проблем в Гиндукуше 52 млрд евро, и на процветающей коррупции Кабула, ввиду чего эти миллиарды вообще не доходят до простых жителей, жаждущих выбраться из нужды, обрести работу, дать образование детям.

Поэтому речи с высокой трибуны в Бонне перемежаются с резкой критикой ведущих немецких аналитиков, в известной степени диссонируя с обтекаемыми дипломатическими формулировками и отражая истинное положение дел после десятилетней миссии ISAF.

Основная ошибка Запада в том, что при вмешательстве в дела Афганистана он, по сути, проигнорировал особенности истории и традиций страны, заявляет Гюнтер Мулак, директор немецкого Института Востока в Берлине, бывший посол ФРГ в Бахрейне, Кувейте, Сирии и Пакистане. Он сравнивает попытки западных держав в государственном строительстве в Афганистане с детской игрой в песочнице. Прививать культуру чиновникам, для которых существует единственная охота — за быстрым долларом, это чистое безумие. Так работает все афганское правительство, по-другому оно просто не умеет. Коррумпированное руководство не понимает, что означает работать во имя интересов людей и делать свою работу добросовестно. «Это, возможно, происходит потому, что многие из этих людей не верят в будущее Афганистана и поэтому предпочитают легкую наживу».

Назначенный на 2014 г. вывод боевых подразделений из Афганистана также является стратегической ошибкой, считает Гюнтер Мулак. Понятно и объяснимо, почему от 60 до 70% населения таких стран, как ФРГ или Великобритания, против дальнейшего присутствия стран НАТО в Афганистане. С другой стороны, правительства этих стран должны дать своим избирателям перспективу того, что это военное присутствие закончилось. «Эти внутренние политические аргументы должны быть приняты во внимание, как и то, что талибы, конечно, могут интерпретировать этот выход как признак слабости… но я очень надеюсь, что нам удастся привлечь талибов к переговорам», сохраняет оптимизм экс-посол. Он полагает, что надо переломить восприятие афганцев, которые считают американцев и их союзников оккупантами. Изменение восприятия необходимо, чтобы избежать мести, привлечь жителей Гиндукуша к участию в восстановлении Афганистана.

Стратегия выхода всегда состоит в том, чтобы оставить страну, не потеряв лица. Но это не удается никому, хотя есть определенные надежды, что у немцев это получится. Трудно признавать поражение. Сейчас положение такое же, как и у русских в свое время. Однако не все так безнадежно. «Я думаю, — говорит Г. Мулак, — что молодое афганское поколение, которое подрастает сейчас, способно получить хорошее образование в индийских, немецких или английских университетах, и это дает повод для надежды. Эти молодые образованные люди, возможно, будут в состоянии модернизировать страну». Нельзя ожидать, что в стране ислама может быть создана демократия по примеру Вестминстера или система защиты прав человека, как в Центральной Европе. Тем не менее следует укреплять надежды молодых афганцев на то, что они могут многое, сидя в парламенте рядом с бывшими полевыми командирами и племенными вождями. Формирующееся в Афганистане гражданское общество должно иметь сильный и уверенный голос. Но этот процесс, вероятно, потребует многих лет, если не десятилетий.

Запад получил в Афганистане свой урок: военными средствами не победить насилие. «Если мы хотим завоевать сердца и умы, мы должны гораздо больший упор делать на развитие и сотрудничество в области образования. Речь идет о формировании будущей афганской элиты. Чтобы Афганистан обрел уверенность, надо инвестировать средства именно в создание этой элиты». Это весьма длительный процесс, и «сложившийся в Германии евроцентричный подход, когда мы не берем в расчет сложившиеся традиции, из-за чего не видны быстрые результаты», не работает. «Чтобы что-то изменить в такой стране, как Афганистан, надо проявлять гораздо больше выносливости, даже в том случае, если наши войска оттуда уходят», подчеркивает Гюнтер Мулак.

«Афганцы теперь разочарованы в Западе», говорит Томас Руттиг, содиректор независимого аналитического центра со штаб-квартирами в Кабуле и Берлине Afghanistan Analysts Network. Запад упустил предоставленный ему десять лет назад шанс завоевать симпатии населения. Ожидания афганцев не оправдались. Ситуация с безопасностью ухудшалась с каждым годом. Многие миллиарды в виде помощи и поддержки реконструкции не привели к переменам в жизни большей части населения Афганистана. У него стало несколько больше прав и свобод, но они декларируются зачастую только на бумаге. Небольшая группа людей, которая сейчас у власти в Афганистане, ставит себя выше закона.

Главная причина непрекращающегося насилия состоит в провозглашенной президентом Джорджем Бушем войне с террором, в которой хороши только милитаристские средства и военная логика. Эта логика себя дискредитировала, и сейчас все взоры западного альянса устремлены только на выход из страны. Запад мечтает побыстрее передать ответственность за безопасность и другие обязанности правительству в Кабуле. «В основном, это означает одно: надо торопиться домой, а после нас хоть потоп. Это впечатление я получаю, находясь в Кабуле. И у меня ощущение, что афганцы могут снова остаться один на один со своими проблемами». Однажды, после выхода советских войск, такое уже было. Тогда было разочарование от действий Советского Союза, сегодня разочарование от действий Запада. Афганцы понимают, что они сегодня еще дальше от западной демократии, чем были десять лет назад.

{advert=4}

Однако потеряно не только доверие жителей Гиндукуша, но и время. По мнению Томаса Руттига, следовало эффективнее использовать его для «правильного подхода к поиску политического урегулирования с Талибаном». Тогда, десять лет назад, «условия для таких контактов были гораздо лучше, поскольку авторитет талибов после поражения был подорван, позиции их были слабыми. Сегодня они опять сильны, и их политические приоритеты являются максимальными». Теперь Запад, упустивший момент, должен «выяснять, готовы ли талибы идти на компромисс». Так что процесс согласований может оказаться длительным.

Впрочем, указывает Т. Руттиг, может это и к лучшему: для конструктивных переговоров нужно тщательнее продумывать поведение, а это требует времени. Сегодня в самом Афганистане вопрос о том, как следует говорить с талибами и стоит ли включать их в правительство, является весьма спорным. Этот консенсус должен быть найден в кооперации всех политических и общественных сил, «только тогда мы можем идти вместе на переговоры с талибами». Нет никаких гарантий в том, что диалог пройдет успешно: шрамы, травмы, обиды десятилетий гражданской войны не забыты. Тем не менее есть отчетливое стремление граждан страны к достойной жизни.

Главный урок вмешательства Запада в решение афганских проблем известен. «Перед тем как идти в страну, надо разработать стратегию. Если она имеет военную составляющую, надо с самого начала продумать план выхода», говорит эксперт берлинского центра Stiftung Wissenschaft und Politik по Южной Азии Цита Маас, отдавшая много лет изучению проблем Афганистана. Второй важный урок — пристально присмотреться к партнерам внутри страны: способны ли они вообще нести мир, есть ли у них достаточно сил, или они настолько разделены внутренне, что с самого начала нацелены на раздоры? Третий урок — следует с самого начала согласиться с созданием стратегии для гражданского общества с опорой на внутренние силы. Она не считает удивительным то, что вторжение Запада в Афганистан под руководством США оказалось мало результативным.

Первая ошибка Запада: международное сообщество стало коллективным «заложником коррумпированной афганской элиты». Мир пошел на поводу у продажных афганских чиновников, неверно выстроив государственные структуры. По этой причине все немногие успехи, которые достигнуты в стране за десять лет (уменьшение числа голодающих, известный прогресс в области образования и медицинского обслуживания), будут неустойчивы. По мнению Ц. Маас, структура госучреждений, заложенная в первые три–четыре года после Боннской конференции 2001 г., имела существенные недостатки. Прежде всего, отсутствие контроля, что позволяло Хамиду Карзаю получить всю полноту власти и управлять заведомо слабым парламентом, «большую часть голосов в котором можно купить за деньги». Эту тенденцию подтвердили проводившиеся в ноябре 2009 г. выборы, результаты которых были фальсифицированы. Поэтому основная часть населения Афганистана не верит политикам. Цита Маас указывает, что по этой причине она очень опасается за жизнь афганских активистов, поколение которых выросло за десять лет и которые действительно хотят работать на благо страны, но вполне обоснованно боятся за личную безопасность. Итог: международное сообщество неспособно оказать никакого давления на афганское правительство и принять действенные меры против коррупции и для борьбы с наркоторговлей. «На это коррумпированное правительство Афганистана и созданные им региональные коррумпированные структуры мы намерены перенести ответственность за безопасность и политическую власть».

Вторая ошибка: недооценка особенностей афганского общества. Оно, по мнению Ц. Маас, совершенно свободно от ценностей. В целом афганское общество не радикальное и не экстремистско-исламистское, но очень консервативное. Эту консервативность ему придает религия, один из основных элементов формирования общественного мнения. Запад почти полностью игнорировал данный аспект до конца 2005 г. и примерно к этому моменту стал осознавать, что сотрудничать нужно не только с прозападно настроенными афганскими неправительственными организациями, «но и с теми, кого мы называем представителями традиционной власти: с исламскими священнослужителями, со старейшинами племен». Таким образом, были выведены из зоны интересов локальные авторитеты, с которыми надо вести постоянный диалог о том, как они видят улучшение жизни в деревне. Поэтому пять лет из десяти были фактически упущены.

Третья ошибка: отсутствие контактов с различными группами населения. Необходимость переговоров с талибами осознана только сейчас, спустя десять лет, как требование времени. Между тем, если вернуться к первой конференции по Афганистану в Петерсберге под Бонном в декабре 2001 г., становится понятно, что нельзя было пригласить талибов за стол переговоров, но следовало пригласить «надежных и достойных представителей южно-афганских племен пуштунов». В 2001 г. в зале сидели в основном «союзники американцев по войне, в том числе военные преступники и наркобароны из Северного альянса». Почему не нашлось места представителям пуштунских племен, тогда как эта этническая группа — по крайней мере одна треть населения Афганистана, остается только гадать. «Кроме того, если вы хотите добиться прочного мира, надо разговаривать и с проигравшими в войне».

Застрахован ли сейчас Запад от ошибок? Разумеется, нет, уверена Ц. Маас. Вывод войск из Афганистана не может спасти положения при том, что до сих пор неизвестны среднесрочные и долгосрочные политические и экономические перспективы США. Какова стратегия США — «это большой знак вопроса». По этой причине можно составлять только весьма примерный набор сценариев событий после 2014 г. «Все сценарии, которые можно представить себе в настоящее время, имеют высокий компонент гражданской войны. Существует высокий риск того, что она может произойти сразу после вывода войск». Учитывая экономические интересы коррумпированной власти во главе с президентом Х. Карзаем и наличие созданной ею сети региональных лидеров, в основе асимметричной войны против повстанческих групп всегда будет лежать желание «продолжать свою незаконное грязное дело — наркоторговлю, развитие теневой экономики, которые обеспечивают существенную прибыль».

На вопрос, что вы ожидаете от конференции в Бонне, Ц. Маас ответила, что опасается «грандиозного медиаспектакля Лондонской конференции в январе 2010 г. и всех предыдущих конференций по Афганистану». Два президента — Барак Обама и Николя Саркози — постараются набрать нужные политические баллы в разворачивающейся кампании по переизбранию. Президент Хамид Карзай тоже постарается укрепить свой имидж красивыми речами, которые хочет услышать от него международное сообщество. «Все эти правительства, которые прибыли в Бонн, совершенно не заинтересованы в принятии серьезных решений. Им важно выстроить хороший фасад».

Выводы

Первый. Несмотря на разные аспекты восприятия десятилетнего пребывания Запада в Афганистане, ведущие эксперты ФРГ приходят к общим однозначным оценкам об основных стратегических просчетах. Это военная составляющая, заданная США; отсутствие знаний об истории, традициях и других особенностях Афганистана; отсутствие учета интересов ряда этнических групп, населяющих Афганистан.

Второй. Боннская конференция представляется многими видными аналитиками ФРГ как возможность политических лидеров Запада и Востока продемонстрировать видимость эффективности их миротворческих усилий при явных просчетах таковых. При этом политики Запада преследуют цель удержания власти, властные структуры Кабула — сохранение коррупции и источников высокой прибыли, включая наркоторговлю.

Третий. Намеченный на 2014 г. последствия вывода войск коалиции в условиях набравших мощь амбициозных талибов вызывают сомнение ряда экспертов, так как нарастает риск разворачивания гражданской войны. При условии высокой насыщенности оружием и наличии факторов межплеменной мести гражданская война может оказаться столь же затяжной, сколь и кровопролитной.

Четвертый. Несмотря на то что процесс формирования новой афганской элиты может занять многие годы, мировое сообщество должно переключить свои усилия на решение этой задачи, являющейся стратегически важной и ключевой для демократических преобразований в стране. В этом случае также есть известная надежда на то, что афганцы расстанутся с нынешним разочарованием Западом.

Использованы данные сайта DW Online.

Источник: Институт Ближнего Востока




Комментирование закрыто.