Стокгольмский фантом: об «экспорте» украинского оружия в Россию

Марк Антоненко, для "Хвилі"

tank

20 февраля сразу несколько российских и украинских СМИ «выстрелили» сенсацией о рекордном экспорте украинского оружия в Россию в 2016 году – на сумму 169 млн. долл., при этом, интерпретировав данные ежегодного доклада Стокгольмского института исследования проблем мира (SIPRI) в довольно провокационном направлении.

Однако очень скоро эти данные были опровергнуты как официально, так и на уровне экспертов, которые профессионально занимаются анализом оборонного сектора и международных поставок оружия и технологий.

Государственный концерн «Укроборонпром» – главное предприятие по производству и экспорту военной продукции в Украине, заявило , что не проводит поставок в Россию с 2014 года, согласно указа Президента Украины №691«О мерах по совершенствованию государственной военно-технической политики».

Эксперты же указали на происхождение данных и методологическую ошибку в расчетах SIPRI – стокгольмские аналитики приняли во внимание сумму подписанных контрактов до 2014 года и автоматически спроецировали на 2016 год сумму остатка по этим приостановленным контрактам, которая составила 169 млн. долл.

При этом прочие данные, из которых исходили аналитики SIPRI при оценке объемов украинских поставок в РФ, также являются ошибочными. Поскольку вообще не учитывают факт прямого административного запрета на военно-техническое сотрудничество с Россией как со страной-агрессором, так и отсутствие любых прямых подтверждений поставок в 2016 году.

Если оценивать это как попытку информационной атаки против Украины, то логика является очевидной. Очевидная цель – поссорить страну с Западом, от которого Украина ожидает поставок летального вооружения, а сама же в это время якобы торгует с агрессором военной продукцией.

При этом следует учитывать, что те, кто готовили сообщение об украинском военном экспорте в Россию, в этом же докладе SIPRI старательно обошли вниманием неоднократные указания прямым текстом на поставки оружия из России на Донбасс, где Россия упорно открещивается от своей роли и пытается выдать свою агрессию за внутренний конфликт в Украине.

Однако самым примечательным следует назвать то, что вслед за «Укроборонпромом» украинские поставки в РФ с негодованием опровергла и Россия, причем через такой одиозный ретранслятор официальной пропаганды как «Lifenews». То есть, фактически полностью подтвердила позицию «Укроборонпрома» о полном сворачивании украино-российского военного сотрудничества (ВТС).

Несмотря на то, что приведенное российской стороной, а именно отсутствие поставок товаров военного назначения с Украины в Россию, является правдой, однако имеет под собой совершенно иную подоплеку.

С момента распада СССР и единого военно-промышленного комплекса взаимные поставки продукции военного назначения между ставшими независимыми странами СНГ неуклонно сокращались вследствие общего паралича всей оборонно-промышленной политики и управления.

Однако с приходом к власти в России Владимира Путина, который поставил задачи и выделял финансовые средства на российскую военную промышленность, военно-техническое сотрудничество в рамках СНГ продолжало сокращаться. Изначально была поставлена задача полностью избавиться от зависимости от иностранных поставок.

Главной жертвой стала Украина, главным образом из-за отказа присоединяться к возглавляемым Россией экономическим (Таможенный союз) и военным союзам (ОДКБ). Особенно форсированным и агрессивным сворачивание сотрудничества России с Украиной стал период с 2010 года, с момента прихода к власти Виктора Януковича, несмотря на то, что он декларировал политику сближения с Россией. Но на самом деле именно в это время Россия приступила к комплексной политике удушения и поглощения Украины, которая преследовала сразу несколько целей.

Во-первых, администрация Путина открыто взяла курс на общий подрыв экономики Украины. Помимо сворачивания импорта оборонной продукции из Украины, был начат саботаж ввоза и любой другой продукции из Украины. В том числе и продовольствия, поставки которого блокировались руками российской таможни и санитарной службы под надуманными предлогами. Цель – разорение украинского производителя и уменьшение поступлений в украинский бюджет от экспорта.

Вторая цель – доведение украинских предприятий до банкротства и принуждение к переносу на территорию России, а также к самостоятельной трудовой эмиграции в Россию наиболее квалифицированного персонала. Это в первую очередь касалось предприятий украинского сектора машиностроения. Россия отказывалась покупать продукцию, завод останавливался, и многие инженеры и рабочие самостоятельно уезжали на работу в Россию устраиваться на заводы аналогичного профиля. В идеале российское руководство рассчитывало, что в Украине закроется и переедет в Россию такой бриллиант, как запорожский завод «Мотор-Сич» – главный производитель вертолетных двигателей, однако этого не произошло.

Третья цель – освоение денег на импортозамещение. Это, наверное, самая скандальная тема, поскольку полностью пронизана и коррупцией, и техническими катастрофами. Продекларировав сокращение импорта из Украины, российский оборонный комплекс, сразу же стал заложником, например, китайских поставок. Причем в военную продукцию идут комплектующие гражданского назначения, которые не отвечают военным требованиям надежности, что выясняется уже после ЧП.

Причина – коррупция, желание заработать на «вилке» цен между реально закупленными дешевыми гражданскими компонентами при задекларированных закупках дорогих военных, а также необходимость обхода экспортного контроля. На это все накладывалось и хроническое падение культуры производства, которое уже привело и к серии космических катастроф, а несколько ранее – к скандальным отказам покупателей от российской военной продукции, например, Индии, Алжира, Чехии и других.

Видимо, в дальнейшем это было тоже одной из причин решения Путина принять прямое участие в сирийской войне. Как воздух была нужна реклама российского оружия в любом виде. Однако и там успех следует считать относительным, учитывая катастрофы на «Адмирале Кузнецове» и тепличные условия кампании, где удары наносились при полном отсутствии средств ПВО у сирийских повстанцев.

Четвертая причина – необходимость иметь развязанные руки при подготовке агрессии против Украины. Не могло быть и речи о том, чтоб к моменту нападения Россия зависела от любых военных поставок из Украины, необходимых как для выполнения Россией своих экспортных контрактов, так и тем более предназначенных для поставки в российские войска.

Однако и в этом случае состоянием на 2014 год и дальше у России образовался «хвост» в выполнении экспортных контрактов, вызванных отсутствием украинских компонентов. И следует добавить, что российская сторона уже три года не оставляет попыток заполучить недостающие узлы и компоненты украинского производства через третьи страны, но эти попытки блокируются эффективными мерами экспортного контроля.

В общем результате, решение властей Украины о запрете военно-технического сотрудничества с Россией в 2014 году было уже скорее свидетельством о свершившейся смерти этого сотрудничества, над чем неустанно работала именно российская сторона по всем указанным выше причинам.

Если смотреть на ситуацию с точки зрения информационной войны России против Украины, то надо отметить, что поле для антиукраинской пропаганды сейчас сократилось настолько, что залп на основе «стокгольмского фантома» SIPRI уже накрыл и саму Россию.

Кроме того, это очередной гвоздь в гроб остатков доверия к российским СМИ. Особенно учитывая официальные изменения на Западе в политике восприятия российских медиа-продуктов, которые выразились в приказах об образовании структур по борьбе с российской пропагандой и дезинформацией. Это стало закономерным результатом непрерывного генерирования фейков и дезинформации как российскими СМИ, так и официальными властями РФ, что теперь любая информация со стороны России рассматривается по умолчанию как заведомая ложь, если не будет доказано обратное.




Комментирование закрыто.