США и «Братья-мусульмане»: прагматизм без границ

Хвиля

В Вашингтоне также полагают, что у «Братьев-мусульман» больше шансов, чем у светских либералов, контролировать Египет.

Не сомневайтесь, Штатам необходимо только одно, но очень важное условие их пребывания у власти в Египте — организация должна гарантировать лояльность Израилю. Поэтому интересно, на что надеются американцы в ситуации, когда «Братья-мусульмане» крайне негативно относятся к мирному договору с Израилем и не раз заявляли о необходимости денонсирования соглашений в Кемп-Дэвиде? В том случае, если президентом Египта станет представитель исламистов, подобный сценарий может обернуться реальностью.

Более того, пишет упоминавшийся выше ливанец Чарлз Айуб: «The question raised here is: «will the Middle East region pass from old regimes’ dictatorship to new Islamic dictatorship supported by USA?» — «Встает вопрос: неужели регион Ближнего Востока пройдет путь от старого режима диктатуры к новой исламской диктатуре, поддерживаемой США?»

«Все смешалось в доме Облонских…»

Американцы — прагматики. Они всегда играют «на нескольких досках», у них «в работе» присутствуют сразу несколько, порой, противоречащих друг другу вариантов. Благо, средств для такой «многовекторной» политики в Америке всегда хватало — доллары там пока печатают по своему усмотрению.

Так вот, как это неправдоподобно звучит, но связи с «Братьями-мусульманами» в США давние и весьма прочные. Только об этом предпочитали молчать…

Документы, процитированные выше, вряд ли вызывают у простых американцев желание видеть «Братьев-мусульман» в числе союзников Америки. Но у политиков игра здесь своя. И очень тонкая…

Недавно (похоже, что именно под сближение госдепа с «братьями») в прессе начали появляться весьма интересные публикации. Одна из них называется «Тайная история отношений Вашингтона с «Братьями-мусульманами»» Яна Джонсона (Ian Johnson). Там много всего интересного. Давайте же с этим познакомимся.

Первый визит «братьев» в Вашингтон в 1953 году

Эта статья публикуется 5 февраля 2011 года. Обратите внимание на дату.

Уже в первых строках автор замечает: «Белый дом отрицает наличие официальных контактов с «Братьями-мусульманами».

На дворе ещё февраль 2011 года. Ещё есть возможность всё отрицать…

До признания Хиллари Клинтон оставалось менее полугода — в июле 2011 года госсекретарь объявила о том, что Вашингтон пошел на «ограниченные контакты» с «Братьями-мусульманами» в попытке адаптироваться к текущим политическим событиям в Египте.

Повторимся, что госсекретарь не уточнила, когда эти контакты начались, и вернемся в связи с этим к материалу Яна Джонсона.

В 1950-х годах США тайно заключали союзы с «братьями» по таким разнообразным вопросам, как борьба с коммунизмом и уменьшение напряжённости между европейскими мусульманами, пишет он.

Президент Эйзенхауэр в 1953 году (за год до того, как «братья» были объявлены в Египте вне закона Насером) встретился с их представителями в Вашингтоне. Среди гостей был Сайед Рамахдан.

Аналитические отчёты Центрального разведывательного управления о Саиде Рамадане были довольно прямолинейными, они называли его «фалангистом» и «фашистом, заинтересованным в объединении отдельных людей в группы ради власти». Но Белый дом, тем не менее, пригласил его на встречу.

Сотрудники администрации Эйзенхауэра полагали, что в битве с коммунизмом религия являлась той силой, которую США могли использовать. К концу 50-х ЦРУ открыто поддерживало Рамадана, пишет Ян Джонсон.

Но, в конечном итоге, по его словам, США извлекли не очень большую выгоду из своих усилий, так как Рамадан был больше заинтересован в распространении своей исламистской повестки дня, чем в борьбе с коммунизмом.

Получается в итоге вот что, замечает Ян Джонсон: когда американские руководители решали, что «братья» могут быть полезны, и пытались направлять их в американских целях, становилось очевидным, кто реально извлекал из этого пользу — это были не американцы, а сами «братья».

И где сегодня гарантия, что и на сей раз всё это не повторится?

Если копнуть вглубь, то становится ясно: сама цель «Братьев-мусульман» — «Всемирный исламский халифат» прямо противоположна цели мировой гегемонии США.

Интересно, Х. Клинтон хоть перечитывает собственные выступления? Хотя бы статью в журнале «Foreign Policy» «America’s Pacific Century» -«Тихоокеанский век Америки». Там прямо говорится: «One of the most important tasks of American statecraft over the next decade will therefore be to lock in a substantially increased investment — diplomatic, economic, strategic, and otherwise — in the Asia-Pacific region. The Asia-Pacific has become a key driver of global politics». — «Одной из наиболее важных задач американской государственности в течение следующего десятилетия станет крепкое соединение с постоянно растущими инвестициями (вкладами) — дипломатическими, экономическими, стратегическими и иными — в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

Азиатско-Тихоокеанский стал главной движущей силой мировой политики».

И эту силу США хотят подмять под себя!

Так неужели госсекретарь не в курсе, что ислам в странах Азиатско-Тихоокеанского региона исповедуют сотни миллионов людей? Неужели она не понимает, что на этой почве у США с исламом могут быть самые сложные отношения, когда «Братья-мусульмане» поднимут здесь знамя «Всемирного исламского халифата»?

Или они надеяться за счет «инвестиций» купить в АТР всё и всех?

«Всё мое», — сказало злато;

«Всё мое», — сказал булат.

«Всё куплю», — сказало злато;

«Всё возьму», — сказал булат.

Впрочем, если в госдепе читали А.С.Пушкина, то могли сделать вывод — злато (США) и булат («Братья-мусульмане») могут вполне ужиться и даже сотрудничать.

«Будем посмотреть»… (с)

Как из «плохого» парня сделать «хорошего»

В годы после терактов 11 сентября, продолжает Ян Джонсон, Соединённые Штаты поначалу агрессивно преследовали «братьев», объявив многих из их них сторонниками терроризма. Но, ко второму президентскому сроку Буша, США уже проигрывали две войны в мусульманском мире (Ирак и Афганистан) и сталкивались с враждебно настроенными мусульманами в Германии, Франции и других европейских странах, где «братья» приобрели влияние.

И США негласно изменили свою позицию.

Администрация Буша разработала стратегию по установлению тесных связей с мусульманскими группами в Европе, которые были идеологически близки «братьям», считая, что они могут стать собеседниками, когда возникнет необходимость иметь дело с более радикальными группами.

Как и в 1950-е, правительственные чиновники хотели представить мусульманскому миру имидж Вашингтона, как столицы, имеющей близкие связи с базирующимися на Западе исламистами, пишет Ян Джонсон. Поэтому, начиная с 2005 года, госдепартамент предпринял шаги, чтобы добиться расположения «Братьев-мусульман».

Всё это было поддержано аналитическими докладами ЦРУ, в одном из которых было сказано, что «Братья-мусульмане» обладают «внушительным внутренним динамизмом, организацией и умением работать со СМИ». Несмотря на озабоченность западных союзников, что поддержка «Братьев-мусульман» в Европе является слишком рискованной, ЦРУ добивалось этого сотрудничества.

Что касается администрации Обамы, отмечает Ян Джонсон, то она оставила работать некоторых людей из команды Буша, которые помогали разрабатывать эту стратегию.

Почему сложился такой непреходящий интерес к «братьям» в США? Ян Джонсон отвечает на этот вопрос так.

С момента основания «Братьев-мусульман» в 1928 году, братству удавалось выражать надежды угнетённого и часто растерянного среднего класса мусульманского мира. Организация объясняла отсталость мусульман посредством идеологии, являющейся смесью фундаментализма и модернизма. Одной из её целей являлось восстановление культурной идентичности уммы (мусульманской общины) на исламской интеллектуальной основе.

Не удивительно поэтому, что «Братья-мусульмане» стали интересны западным политикам, которые издавна стремились приобрести влияние в этой стратегической части мира. По некоторым данным, с ними активно работала английская разведка. Чуть ли не у колыбели стояла…

ЦРУ последовало примеру «Интеллидженсе сервис», чтобы использовать ислам для достижения своих целей. Поэтому американцы начали свои контакты с группами, подобными «Братьям-мусульманам».

Так полвека назад Запад стал использовать «братьев» в своей борьбе с арабским национально-освободительным движением, знаменем которого стал президент Египта Гамаль Абдель Насер. А после объявления Насером о контроле Египта над Суэцким каналом, «братство» стало для западных спецслужб просто незаменимым в борьбе против «насеризма».

Позднее, когда попытки сбросить арабские революционные власти потерпели фиаско, Запад поддержал многие ближневосточные правительства, которые быстро расправлялись с неугодными им исламистскими организациями, включая «Братьев-мусульман».

Теперь, когда эти правительства зашатались и начали падать, у Запада не стало особого выбора — даже после десятилетий притеснений только «Братья-мусульмане» остались реальной силой с их смесью векового фундаментализма и современных политических методов, полагает Ян Джонсон.

Да, американцы видят растущее влияние «Братьев-мусульман», поднявшихся на волне протестов в регионе до вершин власти.

В Египте «Братья-мусульмане» стали ключевым политическим игроком. В нарушении ранее достигнутых договоренностей (обещали не выдвигать своего кандидата в президенты), но почувствовав свою силу, они от имени своей «Партии свободы и справедливости» предложили кандидата на предстоящих в 23 мая 2012 года президентских выборах. Им стал 62-летний Хайрат эль-Шатер.

Кандидат уже заверил американцев, что в случае его избрания Египет останется верным мирному договору с Израилем и будет взаимодействовать с Израилем при посредничестве «американских друзей». Госдепартамент выразил «сдержанный оптимизм» в связи с выдвижением кандидата от ПСС.

В Иордании, где организация «братьев» никогда не была запрещена, король Абдалла впервые за десять лет провёл с ними официальную встречу.

В Тунисе лидер исламистской оппозиции Рашид Гануши, являющийся частью европейской сети «Братьев-мусульман», вернулся домой из изгнания, проведенного в Лондоне под присмотром «Интеллидженсе сервис», и его партия «Ан-Нахда» победила на выборах.

«Мы, наконец, стали друзьями»

Во всей этой истории сотрудничества Вашингтона с «братьями» есть явный стратегический прицел. Рассказав о деталях, перейдем к перспективам. Что сегодня хотят США от «Братьев-мусульман»?

Вот некоторые мнения.

В интервью телеканалу «Fox News» объяснял ситуацию аналитик госдепартамента США Ласло Тот: «Многие страны, старые союзники США, имеют цели и задачи, противоречащие тому хрупкому и новому демократическому движению, которое происходит сейчас на Ближнем Востоке. Ни Европа, ни Израиль не заинтересованы в арабских демократических правительствах. Фактически, они — «против». И мы сделали вывод: нам нужны новые друзья и партнеры на Ближнем Востоке. И мы их нашли».

Далее Л.Тот подтвердил, что с новыми друзьями, «Братьями-мусульманами», госдепартамент и спецслужбы работают уже немалое время и сотрудничеством довольны: «Когда-то это была экстремистская группировка, но они уже давно отказались от насилия, и у них очень широкая сеть контактов. Завоевать их доверие было нелегко, но они нашли, что нам предложить, когда мы, наконец, стали друзьями».

Смена ближневосточных партнеров сопровождалась отсеиванием (sic!) недостаточно гибко мыслящих сотрудников госдепа и спецслужб. Как объяснил Л.Тот, «администрация Белого дома очень настаивала на этом, поэтому пришлось отправить на пенсию тех, кто оказался не в состоянии подойти к новым веяниям рационально».

Одна из причин такой позиции американцев, скорее всего, в том, что идеология «Братьев-мусульман» враждебна тем исламским движениям, которые являются на сегодняшний момент основными врагами Вашингтона из числа мусульман — иранским шиитам, сирийским властям и ливанской организации «Хизбалла», отмечает автор портала «IslamRF.Ru».

Одной из важных целей альянса «Братьев-мусульман» и Соединенных Штатов является направление военной, информационной, экономической и идеологической активности «братьев» и их союзников против альянса исламских сил Сопротивления во главе с Ираном.

Фактически, американские стратеги уже сейчас закладывают в Египте «мину замедленного действия», которой они в нужный момент и без особого труда смогут воспользоваться, чтобы взорвать ситуацию. И от того, понимают ли это мусульмане, зависит будущее целого региона, если не мира вообще, пишет «IslamRF.Ru».

Другими словами, США ищут союзников в рядах исламских организаций для борьбы с другими мусульманами.

«Divide еt Impera!» — «Разделяй и властвуй!»

«Ave Caesar!» — «Слава Цезарю!»

И где теперь Римская Империя?..

По-иному смотрит на вещи председатель Исламского комитета России Гейдар Джемаль. Он говорит: «Запад, действительно, пришел к выводу, что «Братья-мусульмане» — это последний шанс удержаться от полной радикализации Ближнего Востока и его ухода в совершенный «отрыв»».

В любом случае, «джин выпущен из бутылки», считает президент Института Ближнего Востока Евгений Сатановский. «Политический ислам сегодня доминирует на Ближнем и Среднем Востоке, имея для этого все возможности. Американцы заигрывают с этим своим киллером, ничему не научившись ни на истории с «Аль-Каидой», ни на 11 сентября, ни на проваленном «крестовом походе против исламизма»… Как показывает опыт с Бен Ладеном, никаких радикалов никто не укрощает», — считает он.

Ставка на «Братьев-мусульман», столь демонстративно сделанная Вашингтоном, свидетельствует о том, что «там больше не питают иллюзий о том, чья власть в Египте станет логичным следствием «арабской весны», — передает с Ближнего Востока корреспондент 1 канала российского ТВ Евгений Баранов.

«Начинается арабское кровавое похолодание, которое рискует перекинуться на другие регионы Евразии», пишет обозреватель «Независимого военного обозрения» Игорь Игнатченко.

И еще одно мнение напоследок. Очень интересное. Ефим Анбиливин на «утро.ру» замечает: «Аналитиков, которых уже не вернут на работу в госдеп и спецслужбы США, немало беспокоит факт того, что референдум по внесению изменений и дополнений в Конституцию Египта, по сути, были выигран «братьями». Но это уже не изменит сложившейся ситуации с партнерством «братьев» и американских властей.

Что еще вытекает из утверждения о том, что американские спецслужбы работают в тандеме с «братьями»? Предположение, что египетская революция является совсем не такой спонтанной и народной, как нам пытаются показать. Получается, что проамериканского Хосни Мубарака свалили совместными усилиями американское разведсообщество и его новые «секулярные» партнеры — «Братья-мусульмане»? Выбирая из двух зол меньшее, хотелось бы верить, что именно первые воспользовались вторыми. Но, по всей видимости, ситуация является обратной…»

Вот и вся «демократизация»…

Пожалуй, настала пора перечитывать речь Барака Обамы, которую он произнес в мае 2011 года в Каире.

Напомним некоторые позиции той речи.

«США приветствуют перемены, которые способствуют самоопределению народов и созданию благоприятных возможностей».

Обама призвал лидеров Ливии, Сирии и Бахрейна прекратить жестокие разгоны демонстраций.

Президент США обещал миллиардную помощь правительствам Туниса, Египта и других ближневосточных стран, желающим перейти к демократии.

В сухом остатке.

Ливии, как управляемого государства уже не существует. Свергали Каддафи, в том числе, и отряды исламистов. В общем, «самоопределились». Но где обещанная «демократия»?

Против правительства Сирии с подачи, в том числе, Америки, ведется политическая и информационная война. Роль пехоты на местности исполняют и отряды «Братьев-мусульман». Хотят ли сирийцы «самоопределения» и «демократии» на их штыках?

Финансовая помощь Египту и Тунису так туда и не поступила — «обещанного три года ждут». Подождут с «демократией» — поживут впроголодь. Главное, что «самоопределились»!

В Вашингтоне открыто принимают лидеров «Братьев-мусульман» — проводников новой ближневосточной «демократии» и будущего «самоопределения».

Так что, ближневосточных стран, «переходящих к демократии», не видно даже в микроскоп.

За что боролись?

Но зато, какие красивые слова тогда в Каире было сказаны!..

источник




Комментирование закрыто.