США и Афганистан: начало новой стратегии в отношении региона АфПак?

В.И. Сотников

 

Эта решимость также несет на себе печать обязательства, которое должно быть выполнено со стороны Обамы в течение его второго президентского срока в случае его переизбрания на пост президента США. Как представляется, Барак Обама преисполнен решимости выполнить свои обязательства. Ведь имея на руках соглашение о стратегическом партнерстве с Кабулом сроком на десять лет (а в самое ближайшее время Кабул получит статус «главного союзника США — не члена НАТО»), которое должно быть подкреплено хорошим началом в деле «перезагрузки» связей США с Пакистаном вслед за, так сказать, «крушением ледяных заторов» в американо-пакистанских отношениях и формально закреплено на встрече президента Обамы с премьер-министром Пакистана Юсуфом Резой Гилани на полях саммита по ядерной безопасности в Сеуле в марте с.г., а также (как надеется Вашингтон) на новой встрече лидеров США и Пакистана во второй половине мая после саммита НАТО в Чикаго, Обама оценивает политические и дипломатические шансы США в регионе АфПак (но не военные. – В.С.) как многообещающие.

Факты свидетельствуют о том, что, несмотря на не ярко выраженные возражения Москвы, в регионе в целом до сих пор не было и нет очевидного сопротивления стратегическому пакту между США и Афганистаном. Одна из важных региональных держав, Индия, — на самом деле ярая сторонница этого соглашения (министр иностранных дел Афганистана только что побывал с визитом в Нью-Дели. – В.С.). Единственным фактором, осложняющим одобрение всеми региональными державами этого соглашения, является тот факт, что американо-пакистанские отношения подлежат еще налаживанию и «перезагрузке». Чтобы понять это, необходимо взглянуть на прошедшие недавно события и оценить очень важные дискуссии между американцами и пакистанцами, которые имели место на прошлой неделе. Причем они прошли на фоне важных изменений во внутренней ситуации в Пакистане, где Верховный суд страны принял решение о преследовании премьера Гилани.

Давно ожидаемое возобновление переговоров между Вашингтоном и Исламабадом на высоком уровне с целью поиска выхода из тупика в их взаимоотношениях завершилось в атмосфере стратегической двусмысленности. Большинство наблюдателей и аналитиков поспешили выразить мнение, что эти переговоры завершились неудачей.

На наш взгляд, с поверхностной точки зрения эти переговоры на самом деле выглядят как окончившиеся провалом. Так или иначе, маршруты транзита военных грузов для войск НАТО в Афганистане через территорию Пакистана (так называемый Южный маршрут транзита) так и не были вновь открыты. Продолжаются удары американских БПЛА в зоне племен в Северном Вазиристане в пакистано-афганском приграничье. Любопытным поворотом в истории с переговорами между США и Пакистаном на прошлой неделе и неудачей самих переговоров стало то, что Вашингтон взял обратно свои заверения, данные Исламабаду в том, что он принесет извинения за американские удары, нанесенные по «ошибке» 26 ноября прошлого года в районе пакистано-афганской границы, в результате которых на пограничной заставе погибли 24 пакистанских военнослужащих (мы неоднократно писали об этом печальном инциденте).

Но, собственно, почему Обама должен был санкционировать извинения американской стороны перед Пакистаном в очень важном году президентских выборов в США? Это, на наш взгляд, было бы не слишком удачным шагом для Обамы. Он выглядел бы извиняющимся за те «ляпы», которые допустила и допускает американская сторона в Пакистане и Афганистане, будь то факт сожжения Корана американскими солдатами или то, что они справляли нужду на трупах афганских талибов или, потеряв голову, убивали мирных афганцев? С другой стороны, что должно содержать в себе такое извинение? Ставки для президента Обамы в его отношениях с Пакистаном очень велики в том смысле, чтобы США наладили отношения с Исламабадом. Вскоре в Чикаго состоится саммит членов НАТО, и Обама должен продемонстрировать какой-то «свет в конце туннеля» в войне в Афганистане. Ведь европейские союзники США по НАТО становятся все более озабоченными и неспокойными, а Вашингтону необходимо собрать деньги на финансирование афганской армии после вывода оттуда американских войск в 2014 г. (по оценкам, 4 млрд долл. США ежегодно).

Но самой важной задачей для США и НАТО является открытие маршрутов транзита грузов через территорию Пакистана для снабжения американских и натовских войск в Афганистане и оказания поддержки в вывозе десятков тысяч тонн оружия и амуниции по мере того, как приближается основной срок вывод войск (менее чем через два года. – В.С.). На этом фоне вряд ли можно утверждать, что Обама намеренно уходит от обещания извиниться перед Пакистаном и замедляет процесс переговоров с этой страной. На самом деле, как нам представляется, у него есть новая стратегия в отношении региона АфПак, и его неожиданный (и не раскрываемый поначалу публично) визит в Кабул служит самым важным свидетельством того, что у него появился новый «план игры» (видимо, подсказанный его опытными советниками по внешней политике).

По словам официального представителя Госдепартамента США Виктории Нуланд, «они [переговоры между США и Пакистаном] являются началом разговора между двумя странами по новому вовлечению Пакистана. Мы собираемся обязательно работать по этим проблемам, и это займет определенное время». Это, так сказать, выражено языком дипломатического политеса. А на деле так называемые проблемы сводятся главным образом к четырем:

– требованиям Пакистана, чтобы США прекратили удары БПЛА и принесли извинения за «ошибочный авианалет» на пакистанский пограничный пост в ноябре прошлого года;

– определение маршрутов транзита грузов для НАТО в Афганистане через территорию Пакистана;

– оказание Пакистану военно-финансовой помощи со стороны США;

– прогресс на мирных переговорах США с афганским Талибаном (так называемыми умеренными талибами).

Что становится очевидным, так это тот факт, что США работают в соответствии с планом. Когда специальный посланник США Марк Гроссман посетил Пакистан на прошлой неделе, Вашингтон, как выяснилось, уже «инициализировал» «соглашение о стратегическом партнерстве между США и Афганистаном», а к этому времени — два меморандума с Афганистаном о передаче под юрисдикцию афганской стороны пленных талибов, находящихся в Гуантанамо, и о прекращении ночных рейдов войск США на территории Афганистана (на чем, собственно, настаивали представители Талибана на прямых переговорах с представителями американской администрации в Катаре. – В.С.).

Саммит в Чикаго одобрит стратегию «переходного периода» в Афганистане, вслед за чем США перейдут к новой стадии переговоров с Кабулом по поводу «соглашения о статусе иностранных сил», имеющего отношение к долгосрочному военному присутствию США в Афганистане. И если даже имелись какие-либо сомнения в отношении стремления американцев остаться в Афганистане, то они рассеялись после визита президента Обамы в Кабул и его публичных комментариев по поводу того, что США «не оставят Афганистан». Это как раз именно то обязательство, которое президент Обама намерен выполнить в случае, если он будет переизбран на второй срок. Становится все более очевидным то, что США будут поддерживать ощутимое военное присутствие в Афганистане и после 2014 г., включая боевые подразделения и контингенты американских сил специального назначения.

Такое военное присутствие потребует поддержки американского медицинского персонала по эвакуации вертолетов армии США, а также некоторого числа боевых самолетов армии США, особенно ударных самолетов и самолетов-штурмовиков. А ведь эти боевые части не могут действовать в вакууме, и, следовательно, необходимо будет оставить в Афганистане несколько самолетов-разведчиков и самолетов системы АВАКС вместе с экипажами. Короче говоря, можно с уверенностью говорить о том, что существенное военное присутствие США в Афганистане продолжится. А основным моментом здесь является то, что США преисполнены решимости «не бросать Афганистан на произвол судьбы», как они сделали в 1989 г., после вывода советских войск из Афганистана.

Тем не менее совмещение переговоров Вашингтона с Кабулом и Исламабадом (а также с афганским Талибаном) становится важным делом для Вашингтона. США хотели бы, чтобы переговоры по «соглашению о статусе иностранных сил» велись исключительно с президентом Хамидом Карзаем, отделяя его от переговоров по прогрессу в деле «мирного урегулирования» с Талибаном или нормализацией отношения между США и Пакистаном. Поэтому мы можем ожидать, что на параллельных дорожках США будут «поспешать медленно» на мирных переговорах с Талибаном, даже в случае если «соглашение о статусе войск» будет выработано. Вашингтон уже извлек уроки из горького опыта Ирака, где американское военное присутствие закончилось к концу 2011 г., несмотря на отчаянные попытки США продлить его.

А каковы же основные блоки новой стратегии США в Афганистане? Ее ядром является установление военных баз США в Афганистане и всего того, что будет построено вокруг них или интегрировано в него на различных стадиях между сегодняшним днем и концом 2014 г.

Что мы можем ожидать, это то, что, несмотря на массированные атаки боевиков Талибана в Кабуле в последние недели и дни, мирные переговоры продолжатся. Общее впечатление при этом возникает такое, что Талибан, проводя эти атаки, разработал план с целью привлечения большего внимания к себе, чтобы потом использовать его в качестве рычага воздействия на переговорах с США. Но в то же время атаки со стороны Талибана могли бы, наоборот, помочь подготовить почву для общественного мнения в Афганистане в пользу необходимости продолжения иностранного военного присутствия в стране после 2014 г.

Ведь в реальности не имелось никаких разногласий с Пакистаном по поводу «инициализирования» «соглашения о стратегическом партнерстве» (или возражений среди региональных держав, таких как Китай, Индия, Иран), которое ведет к установлению военных баз на территории Афганистана. Президент Хамид Карзай удвоил «эффект договоренностей», предприняв своевременный шаг, учитывающий чувства афганских этнических таджиков. Он объявил о том, что сын покойного Б. Раббани, Салахуддин, будет новым главой Высшего совета мира Афганистана.

Отсутствующим звеном в этом плане США является Пакистан. Напрашивается короткий и четкий ответ — это то, что Пакистан все еще остается главной «занозой» во всей стратегии США в регионе АфПак. И именно поэтому Вашингтон все еще задерживает обещанную финансовую помощь пакистанским военным, составляющую, по оценкам, от 1, 18 до 3,00 млрд долларов США. Пакистану очень нужна эта помощь, а Китай не может заменить США (так же, как и нет какого-либо намека на свидетельство того, что Пекин заинтересован в «игре с нулевой суммой» с США. – В.С.). Без всяких сомнений, Марк Гросман на прошлой неделе в Исламабаде добился двух важных вещей. Во-первых, создана «основная группа» для содействия безопасному проходу для представителей Талибана, которые поедут на мирные переговоры, проходящие в Афганистане, Пакистане или третьих странах (например, в Катаре. – В.С.). Во-вторых, что более важно, Пакистан принял приглашение президента Обамы присутствовать на саммите НАТО в Чикаго. Можно со стопроцентной уверенностью сказать, что премьер-министр Пакистана Юсуф Гилани будет участвовать в нем. А публичное обязательство начальника Генштаба пакистанской армии Ашфака Каяни о том, что военные в Пакистане останутся в рамках своей «конституционной» роли в стране (таким образом снимая с повестки дня вопрос о возможном военном перевороте в Пакистане. – В.С.), также несет важный сигнал для Вашингтона.

Между тем Вашингтон вдохнул жизнь в старый проект «Нового шелкового пути», который является важным моментом в сценарии пост-2014 г. в Афганистане и реализация которого почти полностью зависит от сотрудничества с Пакистаном. В целом достаточно сказать, что встреча президента Обамы с премьером Гилани в Чикаго, которая будет их второй встречей за последние три месяца, подчеркивает ту важность, которую придают США в деле привлечения Пакистана к проекту «Нового шелкового пути».

И неважно то, что переговоры Марка Гроссмана в Исламабаде на прошлой неделе оказались не совсем, мягко говоря, успешными (по мнению некоторых аналитиков. – В.С.). Вашингтон упорно продолжает работать в деле улучшения своих отношений с Пакистаном с тем, чтобы, имея поддержку со стороны Исламабада, мирные переговоры с Талибаном могли возобновиться параллельно с заключением соглашения между США и Афганистаном «о статусе войск». Как ожидается, все эти процессы должны совпасть к концу 2014 г., чтобы в экономическом плане заложить основу для реализации проекта «Нового шелкового пути».

Есть еще одно обстоятельство, которое, на наш взгляд, напрямую вытекает из визита президента Обамы в Кабул и подписания им «соглашения о стратегическом партнерстве» с президентом Карзаем. Это то, что, кстати, отмечают китайские СМИ, которые, в отличие от российских, широко пишут на тему этого визита: в результате новой стратегии США в Афганистане и продолжения их военного присутствия в этой стране после 2014 г. Пекин (так же как и Москва) скорее всего столкнется с расширенным присутствием США не только в Афганистане, но и в обширном регионе Центральной Азии. А это в свою очередь уже напрямую затронет не только национальные интересы Китая в этом регионе, но, что самое важное, — национальные интересы России. Но это — тема для другой аналитической статьи, а пока подождем, как пройдет саммит НАТО в Чикаго и какие договоренности будут достигнуты на новой встрече американского президента и премьера Пакистана, которые должны определить, на наш взгляд, контуры новой стратегии США в регионе АфПак на годы вперед.

Источник: Институт Ближнего Востока




Комментирование закрыто.