Ситуация в Сирии: мятежников ждет неприятный сюрприз

Ю.Б.Щегловин

 

Сразу отметим, что отношение к миссии наблюдателей ЛАГ у сирийской оппозиции неоднозначное. Если абстрагироваться от резких высказываний ряда лидеров оппозиции, вроде «пора прекращать спектакль и уезжать домой», то общим лейтмотивом этого настроения является неверие в объективность членов миссии. Здесь и намеки «на скрытый баасизм» ряда членов миссии, и «непосещение ими наиболее горячих точек», и «плотный контроль за ними со стороны сирийских спецслужб». Появились данные о том, что политзаключенные грузятся на корабли и вывозятся в открытое море, дабы «спрятать» их от наблюдателей, а в Хаме миссию обстреляли «неизвестные». Все это свидетельствует о том, что работа наблюдателей будет непростой. Но главное здесь, какие будут выводы. Именно от них будет зависеть дальнейший тренд в позиции США, ЕС и аравийских монархий.

Судя по некоторой «истеричности» оппозиционеров, они ожидают не вполне приемлемый для себя результат. Судя по всему, миссия ЛАГ не займет в вопросе «сирийского досье» такую же однозначную позицию, как это было до этого в Ливии. А это будет означать, что выйти по итогам их заключений на «жесткие решения» не получится.

Сейчас активно муссируются слухи о некоторых «переходных» этапах. То есть в принципе руководители Сирийского национального совета (СНС) готовы сесть за стол переговоров с любыми представителями власти, кроме Башара Асада, его брата Махера и совсем уж «одиозных» руководителей армии. Вновь возникла фигура вице-президента суннита Ф.Шараа, который мог бы «успокоить» страсти и возглавить «национальный диалог». Башару Асаду при этом обещается иммунитет и т.п. То есть напрашивается некоторая аналогия с йеменским вариантом, который тянулся бесконечно долго. А сирийской оппозиции нужен быстрый результат. Она «буксует» с выбором тактики, массовые волнения не могут продолжаться бесконечно, у них существует своя цикличность, протест должен постоянно «подогреваться». Сам СНС, несмотря на кажущуюся монолитность, объединяет только один тезис: уход Башара Асада. После него взгляды разных групп оппозиции на будущее страны часто диаметрально противоположны: от шариата до светского государства по лекалам западных демократий. Создание некого «переходного совета» — это идея-фикс Эр-Рияда, причем первоначально планируется создать его за границей, дабы уже сейчас получить некий «легитимный орган» для международного признания. И то, что он до сих пор не создан, тоже свидетельствует о серьезных разногласиях внутри самой сирийской оппозиции.

В скором времени мы, очевидно, станем свидетелями смешанных форм борьбы: от захвата площадей по типу каирской Ат-Тахрир до акций террора. И тот, и другой вариант имеют свои оговорки. Захватить площади и удерживать их возможно только при наличии нейтральной армии. Другой вопрос – кратковременные акции для «показа» наблюдателям ЛАГ. Что же касается Сирийской освободительной армии (СОА), то она не сможет повторить «ливийский вариант» без наличия нескольких условий. Это введение «бесполетной зоны», и создание «буферных зон» в приграничных с Турцией районах. Последняя вынуждена осматриваться на Иран, дабы сохранить альянс против курдских сепаратистов. Да и сама ситуация с сирийскими курдами не сулит для Анкары ничего хорошего с учетом их настроений по образованию «курдского государства». Сейчас именно из Сирии, не без помощи Дамаска, идут основные каналы помощи тем же членам Рабочей партии Курдистана (РПК). Вторгаться напрямую в Сирию турки не хотят: это моментально вызовет не очень предсказуемую реакцию тех же протестующих в Сирии и стимулирует дополнительный раскол в их рядах (среди сирийцев еще живы воспоминания о территориальных спорах с Турцией). Да и численность самой СОА, несмотря на заявления оппозиционеров, явно меньше продекларированных ими 15 тыс. человек.

В этой связи в условиях твердой позиции Москвы и Пекина фактически единственной надеждой СНС остаются страны Запада. Именно они, поскольку без их помощи антагонисты Башара Асада в арабском мире бессильны. Они, безусловно, будут «оглядываться» на позицию ЛАГ, но, тем не менее, скорее всего уже в начале будущего года выйдут на новые формы давления на сирийский режим, которые будет объединять одна задача: раскол правящей элиты.

Это, прежде всего муссирование гуманитарного аспекта сирийского кризиса, что даст возможность поднять вопрос и перевести в практическую плоскость тему создания «буферных зон» в Турции. Понятно, что под этим предлогом будут решаться и вопросы тыловых баз СОА. При этом отметим, что формат «тайных операций» по снабжению ее оружием и финансами уже запущен. Здесь основную роль играют пока аравийские монархии и , прежде всего Саудовская Аравия и Катар. Пока отряды СОА пытаются создать на территории Сирии опорные базы в горах и систему городской «герильи».

Вторым направлением станет усиление экономического нажима на Дамаск, включая запрет на полеты рейсов гражданской авиации и энергетическую сферу (вывод капиталов, затруднение оплаты нефтегазовых контрактов, танкерных перевозок и т.п.). Экономическая ситуация в стране и так напряженна, и ставка на то, что экономика сможет вывести большинство населения «из их нейтральной позиции» будет являться превалирующей. Одновременно активизируется работа с сирийской оппозицией на самых разных уровнях и в самых разных форматах.

Источник: Институт Ближнего Востока




Комментирование закрыто.