Система безопасности Израиля: без «стратегической глубины», но со стратегическим взглядом

Натан Шуминов, РСМД

Уровень технической оснащённости и боеспособности израильской армии — один из высочайших в мире, при этом качественные характеристики военной техники постоянно совершенствуются [1].

С начала 1970-х гг. военно-промышленный комплекс Израиля неуклонно расширялся, и сегодня государство способно производить передовую военную технику — от танков и модификаций реактивных самолётов до высокоточного «умного» оружия (микроэлектроники, ракет «море-море», «воздух-воздух» и т. д.). 75–80% объёма военного производства идет на экспорт, которым занимается управление военно-технического сотрудничества с зарубежными государствами — СИБАТ (аббревиатура по первым буквам названия на иврите) [2]. Кроме того, существует управление, отвечающее за координацию производственной деятельности организаций ВПК, оснащение армии вооружением отечественного ВПК и за закупки за рубежом — МАНХАР (аббревиатура по первым буквам названия на иврите) [3]. Обе структуры являются частью системы управления министерства обороны.

Вся научно-исследовательская деятельность, связанная с обороноспособностью страны, координируется Министерством обороны Израиля [4]. На современном этапе многоотраслевая военная промышленность страны ориентирована на разработку всё более современных и сложных образцов вооружений и военной техники. Несмотря на постоянную потребность в поставках современных систем вооружения органам безопасности страны, ВПК Израиля прежде всего ориентирован на экспорт своей продукции. В 2013–2017 гг. Израиль поднялся с 10 на 8 место в списке мировых экспортеров вооружений [5]. Доля Израиля на мировом рынке вооружений составляет 2,9 % [6], в то время как доля Франции, например, — 6,7% [7].

Одним из ключевых факторов для развития ВПК в Израиле является стратегическое сотрудничество государства с США. С начала 1960-х гг. при администрации президента США Дж. Кеннеди Израилю оказывалась всесторонняя и исключительная поддержка, которая включает в себя и существенную военную составляющую. Американская военная помощь позволила Израилю перенаправить около 80% [8] производимых на экспорт систем вооружения, что в свою очередь обогатило военную промышленность страны и позволило переориентировать полученные средства на разработку военных технологий. Подобное обогащение за счет продажи современных систем вооружений позволяет Израилю стимулировать развитие новых научных исследований и дает ему возможность оставаться одной из ведущих стран в области высоких технологий.

Израиль также не скупится на финансирование военной составляющей НИОКР, поглощающих примерно 9% всех военных ассигнований страны, что намного больше в сравнении с другими странами (ср.: Турции — 1%, Южной Кореи — 5,4%) [9]. С 2007 г. США лидирует в списке поставщиков военной продукции в Израиль. Израиль имеет статус «основного союзника США вне НАТО», что расширяет его возможности в рамках импорта американского вооружения. Отношения между двумя странами в военной сфере основываются на широкой законодательной базе, заложенной в 1952 г. [10] В рамках военной помощи Израиль получает от США колоссальные суммы. Например, в 2001 г. помощь составляла 2,4 млрд долл., в 2007 г. — уже 2,7 млрд долл., а в 2016 г. был заключен меморандум, в рамках которого в 2019-2028 гг. Израиль получит от США 38 млрд долл., то есть 3,8 млрд долл. ежегодно без учета дополнительных средств, которые могут быть запрошены через конгресс.

Военная помощь США Израилю осуществляется в рамках трёх основных программ — Foreign Military Sales («Военные поставки зарубежным странам»), Direct Commercial Sales («Прямые коммерческие поставки») и Excess Defense Articles («Передача зарубежным государствам неиспользуемой военной техники и имущества») [11]. Важным условием предоставления военной помощи является то, что большую часть полученных средств Израиль обязан тратить на покупку именно американской военной продукции, что позволяет правительству США финансировать отечественную военную промышленность [12]. Только порядка 25% военной помощи Израиль может реализовывать по своему усмотрению, что является исключительным правом и не позволяется другим получателям военной поддержки от США. Помимо финансовой составляющей военной помощи и импорта вооружений, Израиль также имеет доступ к совместным военным разработкам. Пример тому — разработка самолета пятого поколения F-35. С 2003 г. Израиль является одним из партнеров в рамках этого проекта, а в 2016 г. — одним из первых получил два самолета из 19 заказанных.

На современном этапе Израиль активно разрабатывает собственную многоуровневую систему противоракетной обороны (ПРО), которая сможет противодействовать ракетам малой и средней дальности. Одной из составляющих данной системы ПРО является «Железный купол», который положительно зарекомендовал себя в ходе последних операций Израиля в Секторе Газа. Данная система является нижним рубежом многоуровневой противоракетной системы обороны Израиля. Она способна обнаруживать, перехватывать и уничтожать ракеты ближнего радиуса действия. Система на ранних этапах обнаруживает цель и определяет ее траекторию, после чего в зависимости от высчитанной траектории принимает решение о дальнейших действиях. «Железный купол» сбивает только те ракеты, которые с большой вероятностью достигнут своей цели. Те же из них, что летят мимо цели, система не перехватывает. В 2013 г. США направили транш в размере 680 млн долл. на развитие данного проекта, а в 2015 г. выделили 225 млн долл. [13]

Несмотря на все это, стоит отметить, что между двумя странами не заключен договор о взаимопомощи в случае военного конфликта. В то же время статус Израиля как «основного союзника вне НАТО» дает преференции лишь в рамках военного сотрудничества. ВПК США также заинтересован в высоком уровне сотрудничества с Израилем, даже несмотря на то, что получаемую от США военную помощь Израиль тратит на покупку американского же оружия. Военные компании США имеют возможность участвовать в современных израильских проектах по производству техники, например, «Железный купол» или «Волшебная палочка» (эта система предназначена для перехвата баллистических ракет малой дальности (70–300 км)) [14]. Она станет средним звеном в многоуровневой системе ПРО Израиля. На данном этапе Израиль постепенно превращается из страны-реципиента военной помощи в партнера, поскольку ВПК двух стран все более интегрируются и реализуют совместные проекты. Этому процессу способствует почти сопоставимый уровень научно-технического развития, который позволяет взаимодействовать в рамках комплексных и наукоемких проектов.

Армия и спецслужбы

Армия обороны Израиля (ЦАХАЛ) была создана в мае 1948 г. У Израиля не было официальной письменной доктрины национальной безопасности со времен его первого премьер-министра Давида Бен-Гуриона. Последняя попытка разработки была предпринята в 2004–2007 гг. («Меридорская комиссия»), но проект не был одобрен правительством [15].

Основной доктриной [16], на которой зиждется принятие решений политическим руководством, а также выработка последующих ситуативных военных стратегий, принято считать основные положения, которое были разработаны еще в 1949 г. [17] комитетом во главе с тогда еще полковником Хаимом Ласковым. Они подчеркивают, что Израиль уступает и будет уступать своим потенциальным противникам в регионе численностью населения. Они также призваны лишить последующие поколения израильских политиков иллюзий о том, что основным вопросом арабо-израильского конфликта является вопрос границ. Согласно этим положениям [18], проблема заключается в самом факте существования еврейского государства и намерении противников вести войну исключительно на уничтожение. Доктрина признает, что Израиль лишен стратегической глубины (минимальное расстояние от границы до моря составляет 14 км), а также будет вынужден вести войну с превосходящим его по численности противником, из-за чего уничтожить полностью потенциального врага будет невозможно. Главной целью любой войны должно быть нанесение максимального урона противнику с целью его выхода из войны [19]. Экономика страны также не выдержит затяжных конфликтов, и поэтому армия должна решать военные задачи в кратчайшие сроки.

На данный момент оборонный бюджет армии составляет порядка 17 млрд долл.; при этом, например, военный бюджет Ирана — порядка 12 млрд долл., Египта — 6 млрд долл. Численность регулярных войск составляет 176 тыс. чел. Призыв в стране обязателен для обоих полов, а мобилизационный резерв составляет порядка 560 тыс. чел. Армия обороны Израиля подчиняется правительству Израиля в лице министра обороны [20]. Министерство обороны отчитывается за оборонную политику и планирование перед Комитетом по делам обороны. Оперативное руководство вооруженными силами производит Генеральный штаб [21], который состоит из шести управлений: Главного оперативного управления; Главного разведывательного управления; Главного управления кадрами, Главного управления технологиями и снабжением; Главного управления исследований и разработки вооружений, Главного управления планирования; также в состав Генштаба входит Отдел боевой подготовки и специальных операций.

Сухопутные войска, ВВС и ВМС имеют отдельные командования, которые подчиняются Генштабу. Израильская армия способна за 24 часа мобилизовать большую часть резервных частей. Другая важная часть данных положений военной стратегии [22] — перенос военных действий на территорию врага и, по возможности, отдаление их от государственных границ, быстрая переброска войск между фронтами. На данном этапе Израиль — одно из немногих государств, чья армия способна вести сетецентрическую войну последнего поколения — все участники боевых действий способны объединиться в единую сеть. Сетецентрическую войну ведут исключительно «высокоинтеллектуальные силы». «Высокоинтеллектуальная» армия получает информацию во всеохватывающем наблюдении за пространством боевых действий, что усиливает эффективность всех боевых соединений и повышает темп операций, а также эффективность поражения сил противника [23].

Главной же ударной силой и гордостью ЦАХАЛ являются его ВВС. Они насчитывают примерно 36 тыс. чел. и 400 боевых самолетов. В распоряжении ВВС Израиля находятся порядка 300 самолетов 4-го поколения (F-15, F-16) собственных модификаций, а также планируется ввести в эксплуатацию самолеты 5-го поколения (F-35), которые Израиль в ближайшее время получит от США. Стоит отметить, что Израиль имеет право на модификацию американских самолетов, что позволяет оборудовать их авионикой израильского производства. В распоряжении ВВС Израиля находится широкий выбор БПЛА разных классов отечественного производства, предназначенных для борьбы с РЛС противника, разведки целей, корректировки огня, обнаружения мест падения самолётов. На данный момент израильские ВВС можно назвать сильнейшими в регионе ввиду их технической оснащенности и уровня подготовки пилотов, а также наличия огромного опыта участия в войнах, военных операциях, различных рейдах и налетах.

ВМС Израиля — один из трех родов вооруженных сил в Израиле. В отличие от сухопутных войск и ВВС военно-морской флот Израиля не велик. В ВМС служат примерно 12 тыс. человек. Командует ВМС офицер в звании вице-адмирала, который подчиняется главе генерального штаба ЦАХАЛ. Структурно ВМС состоят из флотилии ракетных катеров, флотилии подводных лодок, трех эскадрилий сторожевых катеров и «Шайетет 13». Личный состав комплектуется из призывников, все офицеры и унтер-офицеры являются кадровыми военными. Офицерский состав подготавливается в училище в г. Хайфа, его пополняют старшины с опытом службы не менее двух лет или же лица, окончившие мореходное училище в г. Акко.

К числу основных задач ВМС относится охрана побережья страны, морских портов и военно-морских баз; защита морских коммуникаций; оказание поддержки сухопутным войскам; блокада морского побережья противника. В состав ВМС входят три военно-морские базы — ВМБ в Хайфе, ВМБ в Эйлате и ВМБ в Ашдоде.

По имеющейся информации [24], на ВМБ в Хайфе базируется 3-я флотилия ракетных катеров, 7-я флотилия подводных лодок, 914-я сторожевая эскадра. На ВМБ в Ашдоде находится 916-я сторожевая эскадра, на ВМБ в Эйлате — 915-я сторожевая эскадра. В состав ВМС также входят 2 полка боевых вертолетов — 42 единицы. Помимо катеров и сторожевых кораблей, в составе ВМС Израиля присутствуют корветы типа «Саар 5» с полным водоизмещением 1250 т. Они строились израильтянами в период с 1992 г. по 1995 г. на американской верфи Ingalls Shipbuilding и являются флагманскими кораблями израильского флота. Подводный флот состоит из подводных лодок класса «Долфин», произведенных в Германии. Сегодня в составе флота находятся пять таких дизельно-электрических подводных лодок, их стоимость оценивается в 700 млн долл. За единицу, и поэтому они по праву считаются самыми дорогостоящими системами вооружения из известных в армии Израиля. Эти подводные лодки имеют возможность нести крылатые ракеты, которые, вероятно, могут нести ядерное оружие [25]. Наличие в составе ВМС Израиля таких подводных лодок значительно расширяет оперативные возможности флота и закрепляет его превосходство над ВМС соседних стран [26].

Во время военной операции в 2006 г. в Ливане военно-морской флот успешно решал задачи, в числе которых блокирование побережья, оказание огневой поддержки сухопутным войскам, проведение спецопераций военно-морского спецназа.

«Шайетет 13» — разведывательно-диверсионное подразделение ВМС Израиля — считается одним из самых элитных в ЦАХАЛ. Его деятельность засекречена и не придается огласке [27]. Чтобы попасть в подразделение, призывники проходят жёсткий отбор и расширенную медкомиссию. Курс молодого бойца в «Шайетет 13» считается одним из сложнейших в ЦАХАЛ — большая часть претендентов не может пройти отбор из-за физических и моральных нагрузок [28].

Спецслужбы и угрозы безопасности

Все известные израильские спецслужбы объединены в комитет руководителей служб «ВАРАШ». В него входит глава «МОССАД» (разведывательные операции за рубежом), глава «ШАБАК» (внутренняя безопасность и контрразведка, борьба с терроризмом), «АМАН» (военная разведка), Генеральный инспектор полиции.

К основным целям спецслужб относится сбор полной информации по арабским странам и Ирану — их отношения с другими государствами, военная готовность, внутренняя и межарабская политика этих стран; сбор информации о политической элите США и их действиях; политика государств со значительным еврейским населением по отношению к Израилю; наблюдение за антисионистской деятельностью по всему миру. На сегодняшний день информация о бюджете этих организаций, а также об их деятельности и количестве сотрудников остается закрытой.

«ШАБАК» [29] занимается контрразведывательной деятельностью и обеспечением внутренней безопасности, его деятельность заключается в противодействии иностранным спецслужбам и палестинским арабам. «ШАБАК» подчиняется исключительно премьер-министру. Организация проявила себя во время так называемой «Интифады Аль-Акса», начавшейся в 2000 г. «ШАБАК» использует уникальные методы и технологические возможности для борьбы с терроризмом, одним из них является развертывание всеохватывающей агентурной сети в палестинской среде [30]. Информация, полученная в ходе допросов, анализируется, а на основе результатов планируются спецоперации по ликвидации считающихся Израилем угрожающими его безопасности лиц. Ликвидация «особых» целей подтверждается премьер-министром.

«МОССАД» занимается сбором информации и тайными операциями за рубежом. Открытая информация об этой организации весьма ограниченна и появляется либо спустя много лет после проведенных операций, либо попадает в СМИ после провалов. До конца 1990-х гг. не оглашалось даже имя руководителя «МОССАД». Набирают в организацию в основном граждан Израиля, однако оценить количество сотрудников не представляется возможным [31]. Разнообразный социально-культурный фон прибывавших в Израиль переселенцев позволил сделать работу спецслужб более эффективной, поскольку их сотрудники обладают национальными особенностями, внешними данными и знаниями, именно поэтому для внедрения «нелегалов» израильской разведки необходимо не много времени. «МОССАД» — это гражданская структура, в связи с этим в ней не используются воинские звания, однако большинство её сотрудников прошли действительную службу в армии и имеют армейские звания. Из самых успешных операций можно выделить похищение Эйхмана в 1960 г.; «Дамоклов меч» по ликвидации немецких ученых, работавших над созданием баллистических ракет в Египте; «Гнев Божий» по ликвидации лиц причастных к теракту на мюнхенской Олимпиаде; действия против иракской ядерной программы; ликвидацию военного руководителя ФАТХА Абу-Джихада в Тунисе в 1988 г. Существует предположение, что «МОССАД» причастен к исчезновению бывшего заместителя министра обороны Ирана и командующего Корпусом стражей исламской революции генерала Али Резы Аскари. Сегодня перед сотрудниками разведки стоит цель на максимально долгий срок оттянуть возможность создания Ираном ядерного оружия.

«АМАН» [32] — центральный орган управления военной разведкой ЦАХАЛ, он является одной из трех ключевых израильских спецслужб и подчиняется непосредственно премьер-министру. «АМАН» ведет стратегическую и тактическую разведку, разрабатывает и осуществляет охрану кодов и шифров для всей государственной системы Израиля и всех спецслужб. Орган также собирает информацию об армиях арабских стран и террористических организациях, отвечает за анализ разведывательных данных. «АМАН» состоит из двух основных структурных подразделений во главе с офицером в звании генерал-майора — Службы разведки (осуществляет подготовку и управление кадрами); службы разведанализа (проводит анализ разведданных для высшего политического и армейского руководства). Существует также контрольный департамент, который подвергает критическому анализу заключения службы разведанализа.

В рамках данной спецслужбы существуют несколько подразделений [33]. 8200 — подразделение, занимающееся радиоэлектронной разведкой. По некоторым данным [34], является самым крупным подразделением в ЦАХАЛ, а по своим задачам и функциям сопоставимо с АНБ США. Руководит подразделением офицер в звании бригадного генерала, его личность засекречена. Согласно открытой информации, подразделение занималось прослушиванием телефонных разговоров президента Египта Гамаля Абдель Насера и короля Иордании Хусейна во время войны 1967 г., телефонного разговора Ясера Арафата и главаря группы террористов, захвативших круизный лайнер в Средиземном море в 1985 г. В 2010 г. стало известно, что именно это подразделение отвечало за нейтрализацию сирийских ПВО во время операции «Фруктовый сад» по уничтожению сирийского ядерного объекта [35]. Многие считают это подразделение ответственным за распространение вируса Stuxnet [36], который в 2010 г. поразил порядка 50 тыс. компьютеров в Иране, в том числе и на ядерных объектах.

9900 —подразделение, ответственное за сбор данных с воздушных и космических носителей. 3060 —подразделение, занимающееся разработкой и исследованием искусственного интеллекта. 504 —подразделение, ответственное за сбор и обработку информации через агентурные сети и осведомителей в странах региона.

«АМАН» также отвечает за назначение военных атташе в посольствах Израиля за рубежом и следит за военной цензурой в прессе во избежание утечки информации.

Заключение

Сегодня не стоит говорить о потенциальной войне Израиля с соседними арабскими государствами, так как между Израилем и Египтом, а также Израилем и Иорданией заключены мирные договоры, и эти страны получают военную помощь в том числе и от США, а Сирия разорена гражданской войной. Основной угрозой для Израиля по-прежнему остается нерешённый вопрос отношений с палестинскими арабами. На Юге страны, в Секторе Газа, Израиль периодически сталкивается с считающейся им террористической организацией «ХАМАС» и местными мелкими террористическими бандформированиями. Боевики организации «ХАМАС» производят ракетные обстрелы с территории Сектора Газа. Главным же антагонистом Израиля в регионе сегодня является Иран, который отрицает его право на существование и проводит активную антиизраильскую политику. Израиль опасается потенциальной угрозы ракетных обстрелов на Севере страны с использованием ракет малой и средней дальности, арсенал которых находится в распоряжении организации «Хезболла» на территории Ливана. Эта организация в Израиле считается террористической, она также является главным сателлитом Ирана в регионе и финансируется и вооружается им напрямую. Помимо этого, Израиль также опасается открытия второго фронта на территории Сирии, где в боевых действиях на стороне правительственных сил принимают участия боевики «Хезболлы» и иранские военные. Главной целью Тель-Авива на данном направлении является недопущение организации боевых позиций и баз на территории Сирии, с которых могут быть осуществлены запуски иранских ракет. Главной же проблемой для Израиля является стремление Ирана создать ядерное оружие — в этом стремление он видит прямую угрозу своего существования, и военно-политическая элита предпринимает все шаги для предотвращения такого развития событий. На современном этапе Израиль по-прежнему будет оставаться в позиции «осажденной крепости» и наращивать свой военный потенциал, а также поддерживать высокий уровень спецслужб.

1. Шуминов Н.З. Влияние США на формирование и развитие ВПК государства Израиль // Вестник Брянского государственного университета. 2018 №2. С. 135–146.

2. Sadeh Sh. Israel’s defense industry in the 21st century: challenges and opportunities / Sadeh Sh. — Strategic assessment, Vol.07,No.,— 2004.

3. Там же.

4. Шуминов Н.З. Влияние США на формирование и развитие ВПК государства Израиль // Вестник Брянского государственного университета. 2018 №2. С. 135–146.

5. SIPRI Yearbook 2017 / Stockholm International Research Institute., 2013–2017.

6. Там же.

7. Там же.

8. Broude Marc, Deger Saadet., Defence, innovation and development: the case of Israel // Broude M., Deger S., — De Boeck Université. 313 p.

9. Там же

10. Шуминов Н.З. Влияние США на формирование и развитие ВПК государства Израиль // Вестник Брянского государственного университета. 2018 №2. С. 135–146.

11. Stohl R. The International Arms Trade / Stohl R, Greliot S. — War and Conflict in the Modern World., — 2013., — 67p.

12. Sharp J. U.S. Foreign Aid to Israel / Sharp J. — Congressional Research Service, 2015., — 19 p.

13. «House of Representatives Report 112-479–NATIONAL DEFENSE AUTHORIZATION ACT FOR FISCAL YEAR 2013» Retrieved 22 June 2012

14. Broude Marc, Deger Saadet., Defence, innovation and development: the case of Israel // Broude M., Deger S., — De Boeck Université, 313 p.

15. Michael Herzog New IDF Strategy Goes Public // PolicyWatch, The Washington Institute, August 28, 2015

16. Michael I. Handel Israel’s Political-Military Doctrine // Occasional papers in international affairs number 30, Cambridge, Mass: Harvard university center for Interantional affairs, July 1973

17. Майор М. Татаринов Военная доктрина Израиля // Зарубежное военное обозрение. 2015, №6, С.23–27

18. Там же.

19. Uri Ben Eliezer The making of Israeli militarism / Indiana Univercity, 1998

20. Shmuel Even, Eran Yashiv The Defense Budget for 2017–2018 / INSS Insight No. 880, December 28, 2016

21. Cordesman A. The Military balance in the Middle East, An Analytic Overview: Military Expenditures and Arms Transfers, Major Arms by country and zone, and qualitative trend / Cordesman A., — Centr for Strategic and international studies., — Washington., 2004., — 431 p.

22. Там же

23. Долгополов А. «Ещё раз о сетецентрических войнах» (рус.) // Армейский сборник: журнал. — 2015. — Февраль (т. 248, № 2). — С. 3-6.

24. Lapid, Ephraim and Amos Gilboa, Israel’s Silent Defender: An Inside Look at Sixty Years of Israeli Intelligence, 2012

25. Mahnaimi, Uzi. Israel Makes Nuclear Waves With Submarine Missile Test, June 18, 2000

26. Yaakov Lappin Israeli submarine chief outlines future requirements / IHS Jane’s Defence Weekly, 14 March 2018

27. David Miller Illustrated Directory of Special Forces // A Salamander book, 2002

28. Israel’s omniscient ears, Le Monde Diplomatique, 2010 September Le Monde Diplomatique

29. Дан Равив, Йосси Мелман. История разведывательных служб Израиля = Every spy a prince. The complete history of Israel»s intelligence community. — Москва: Международные отношения, 2000. — 528 с. — (Секретные миссии).

30. Charles D. Freilich Israeli National Security: A New Strategy for an Era of Change / Oxford University Press, 2018

31. Lapid, Ephraim and Amos Gilboa, Israel’s Silent Defender: An Inside Look at Sixty Years of Israeli Intelligence, 2012

32. Ephraim Kahana, Historical dictionary of Israeli intelligence, The Scarecrow Press, Inc. Oxford, 2006

33. «IDF Record Book 2010» / Bamahane, September 8, 2010

34. John Reed Unit 8200: Israel’s cyber spy agency // Financial Times, July 10 2015

35. Israel’s omniscient ears, Le Monde Diplomatique, 2010 September Le Monde Diplomatique

36. Israel seen as prime cyberattack suspect United Press International, 28 October 2010

Источник: РСМД

Подписывайтесь на канал «Хвилі» в Telegram, страницу «Хвилі» в Facebook


Комментирование закрыто.