Сирийский кризис накануне финала: сравнение военных потенциалов и сценарии

Олег Иванников

Уже более полутора лет весь мир с напряжением следит за развитием ситуации в Сирийской Арабской Республике. Неожиданно быстрая эскалация внутренней напряжённости в относительно благополучной Сирии, и столь стремительное ее перерастание в гражданскую войну многих застало врасплох. Не менее неожиданным стало и то, что Сирия, несмотря на беспрецедентные масштабы вмешательства в ее внутренние дела и оказываемое давление со стороны США и ЕС, смогла в этой борьбе выстоять и сохранить свою государственность.

Многие вопросы, объясняющие феномен сирийского кризиса, уже отпали — видеохроника событий из Сирии и граничащих с ней стран является неопровержимым свидетельством того, что Турция, Иордания, Саудовская Аравия, Катар имеют непосредственное отношение к попытке государственного переворота в этой стране.

 

Российская военно-морская база в Тартусе (Сирия)

Российская военно-морская база в Тартусе (Сирия)

Политическая фаза подготовки военной операции против пока еще суверенной Сирии была завершена проведением 12  декабря в Марокко встречи «Друзей сирийского народа». Теперь в дело вступают авианосцы, два из них уже заняли исходное положение в непосредственной близости от сирийских берегов, еще один находится на боевом дежурстве в районе Персидского залива.

 

Однако дальнейшее развитие ситуации вокруг Сирии и влияние силового свержения Башара Асада на военно-политическую ситуацию в этом регионе и во всем мире в целом до сих пор остаются вопросом номер один.

Период современной государственности Сирии берет своё начало в середине прошлого века. Этому предшествовали четыре века турецкого владычества и французская оккупация, начавшаяся фактически сразу после поражения Османской империи в Первой мировой войне.

Таким образом, современная Сирия появилась на политической карте 20 века в результате глобального передела мирового порядка странами-победителями. Это очень важный факт, так как он во многом объясняет позицию Турции и монархических режимов Иордании и Саудовской Аравии, имеющих общую с Сирией сухопутную границу, по отношению к независимости молодого сирийского государства.

К тому же, Сирия, во многом обязанная своим возрождением Французской Республике, в 60-х годах круто поменяла свои политические ориентиры и установила тесные политические и военные контакты с СССР. Чем серьёзно «обидела» Париж и вызвала сильное неудовольствие многовековых местных монархий, с раздражением наблюдавших за быстрым укреплением своего соседа. Проводимые Дамаском социально-ориентированные реформы также выпадали из общей логики устройства власти на Ближнем Востоке.

По мере усиления зависимости современной экономики от нефтепродуктов и маршрутов их транспортировки выяснилось, что единственный наземный трубопровод, обеспечивающий выход нефти из Персидского залива в Средиземное море, также проходит по территории Сирии.

Ещё одним большим «другом» сирийской государственности был и остаётся Израиль. Существующие отношения между этими государствами и история военных конфликтов в прошлом веке не оставляют никаких надежд на заключение между ними компромиссов в ближайшем будущем.

Однако всех перечисленных факторов до недавнего времени было недостаточно для создания реальной угрозы сирийской государственности извне: ситуация вокруг Сирии «созревала» ни одно десятилетие и ее урегулирование могло занять ещё много времени, такая логика больше соответствует ментальности арабского мира.

Характер развития ситуации внутри Сирии и массированная атака, предпринятая в отношении руководства этого государства на политическом и информационном фронтах ведущими европейскими и арабскими странами, явно указывали на вмешательство в этот процесс гораздо более влиятельной силы, способной  принципиально изменить баланс сил во всем Ближневосточном регионе. И этой силой на поверку  оказались США, решившие после проведённых президентских выборов взяться за Сирию «по-серьёзному».

Внутренние предпосылки

Успешное социально-экономическое развитие САР и ее крепкие позиции на внешнеполитической арене во многом определялись стратегическим партнёрством с СССР. Вполне естественно, что после дефрагментации Советского Союза эта поддержка существенно сократилась. Формально Российская Федерация, как основной правопреемник СССР, обладала достаточным потенциалом для воздействия на ситуацию на Ближнем Востоке. Однако наличие достаточно большого спектра первоочередных внутренних задач, которые пришлось решать руководству России, а также привычка наших южных друзей жить в долг, т.е. получать все  бесплатно, под обещание когда-нибудь потом заплатить, привели к сворачиванию экономического и военного сотрудничества со многими из них.

Эти процессы не смогли не сказаться на социально-экономическом положении внутри самой Сирии. Хотя нужно отдать должное ее руководству — несмотря на все эти обстоятельства государство продолжало выполнять большую часть обязательств в социальной сфере: сохранены бесплатное высшее образование, медицинские услуги, минимальные коммунальные платежи, достаточные для проживания пособия и пенсии.

Прекращение советской экономической и военной помощи наиболее ощутимо отразились на военном потенциале Сирии и ее возможностях по его модернизации, что сразу привело к резкому уменьшению активности Дамаска в отношении Израиля.

Не могли не отразиться на социально-экономической ситуации в Сирии и последствия двух войн против Ирака. За последние два десятилетия страна приняла сотни тысяч вынужденных беженцев, как правило не имеющих работы и жилья, социальная поддержка которых также ложится тяжёлым бременем на национальный бюджет.

Еще один важный фактор, несущий потенциальную угрозу государственности Сирии — это сложная межконфессиональная ситуация. При абсолютном суннитском большинстве у власти находятся представители алавитов во главе с действующим президентом Башаром Асадом. Это обстоятельство уже активно используется врагами сирийской государственности – основу «пятой» колонны в руководстве республики составили представители суннитского большинства. Случаи предательства и дезертирства среди шиитов и алавитов были единичными.

Географические особенности Сирии их влияние на характер возможных боевых действий

Сирия имеет протяжённую сухопутную границу: на севере с Турцией (845 км), на востоке с Ираком (596 км), на юге с Иорданией (356 км), на западе с Израилем (74 км)  и Ливаном (356 км). Западные границы САР омываются Средиземным морем.

Условно Сирию можно разделить на несколько частей: приморский район, отдалённый от основной части республики горной системой с ограниченным количеством выходов на внутреннюю равнину; наиболее заселённую и развитую центральную часть, располагающуюся вдоль оси Дамаск-Алеппо и экономически менее развитию восточную часть, граничащую с Ираком и Иорданией.

Естественные природные препятствия: река Ефрат, пересекающая Сирию с северо-запада на юго-восток, и горная система, располагающаяся между Дамаском и рекой Ефрат на востоке страны, — создают благоприятные условия для организации устойчивой обороны от возможных ударов противника с восточного и северо-восточного направлений.

Приморское направление почти на всей протяжённости пригодно для высадки морских десантов. В случае начала боевых действий на нем, Дамаску, в силу особенностей его транспортной связи с центральной частью страны, будет тяжело поддерживать действия своих войск на этом направлении.

Северная граница Сирии наилучшим образом подходит для военного вторжения. Это обусловлено возможностью ведения боевых действий на широком фронте, географическими особенностями прилегающей турецкой территории, дорожной сетью Турции, относительной легкостью  локализации этого направления блокированием транспортного направления Дамаск-Алеппо.

Потенциальные участники военного конфликта

Государства, имеющие общую с Сирией границу:

—               Израиль – обладает высоким наступательным потенциалом, позволяющим обеспечить успешные боевые действия против сирийской армии на ее же территории. Но его участие в наземной операции против Сирии выглядит маловероятным, так как израильский фактор всегда выступал объединяющим стимулом для всего арабского мира. Открытое вторжение Цахала на территорию Сирии с большой степенью вероятности приведет к резкому росту антиизраильских и антиамериканских выступлений во всем арабском мире. Израиль, скорее всего, ограничится разведывательным обеспечением действий коалиционных сил (в случае их создания) и сирийской оппозиции. Авиация Израиля может быть эффективно использована для уничтожения пусковых установок тактических и оперативно-тактических ракет, а также запасов химического оружия, имеющегося на вооружении ВС Сирии (минимальное время реакции с момента выявления цели до возможности нанесения по ней удара);

—               Иордания – обладает достаточно многочисленной и неплохо сбалансированной армией, на вооружении которой состоит большое количество относительно современных образцов вооружения. Однако события последних лет показали, что правящая монархия с трудом удерживает власть, а натиск радикальных исламских группировок возрастает с каждым днём. Если бы не военная помощь Саудовской Аравии Иордания уже бы повторила судьбу Ливии и Египта. К самостоятельным боевым действиям против Сирии Иордания не готова, участие в любой коалиции может окончательно нарушить хрупкое равновесие в этой стране;

—               Ирак – после двух военных кампаний по свержению Саддама Хусейна и длительной оккупации иностранными войсками с большим трудом  налаживает мирную жизнь и имеет устойчивую тенденцию к дефрагментации в ближайшем будущем. К ведению самостоятельных боевых действий против Дамаска не готов. Мало того, возможный развал Сирии чреват для Ирака отделением курдской автономии. Участие в антисирийских коалициях маловероятно;

—               Турция – способна к ведению самостоятельных боевых действий  против Сирии.  В случае поддержки действий турецкой армии коалиционными силами – шансы на успешное завершение военной кампании высокие: большая протяжённость совместной границы, развитая дорожная рокадная дорожная сеть с турецкой стороны, возможность скрытого сосредоточения войск в непосредственной близости от государственной границы, наличие как минимум трёх операционных направлений, неподготовленность северного направления для ведения широкомасштабных действий сирийской стороной  (во времена СССР ни о какой агрессии со стороны Турции никто и не помышлял, империи выясняли отношения на израильском направлении),- все эти факторы в совокупности делают шансы турецкой стороны на успешное проведение военной кампании достаточно высокими. Опасность этого направления усиливается наличием у Турции гораздо более сильного флота, способного в короткие сроки организовать морскую блокаду Сирии и ведение эффективных боевых действий на приморском направлении.

Однако недавняя отставка высшего руководства ВС Турции и массовые аресты и увольнения сотен генералов и офицеров, якобы причастных к попытке государственного переворота, оставляет открытым вопрос о реальной готовности турецкой армии к боевым действиям . Политики зачастую недооценивают роль личности в армии. Перенастройка военной организации требует много времени, а эффективность военной системы управления сильно зависит от личностных и профессиональных качеств конкретных офицеров и генералов. Чистка рядов РККА 1938-1939 г.г. наглядно показала – поговорка «незаменимых нет» к руководству армии отношения не имеет. Спешно найденные для замещения вакантов военные кадры научились воевать только к зиме 1943 года. Есть основания предполагать, что проведённые чистки и общая атмосфера «охоты на врагов Ислама» негативно сказалась на способности турецкой армии вступить в полноценную региональную войну. Тем более, что серьёзного опыта ведения полноценных боевых действия Турецкие ВС не имеют. Ведь курдские формирования, на борьбе с которыми турецкая армия специализировалась последние десятилетия, не имели ни авиации, ни тактических ракет, ни тысяч танков.

Открытым остаётся и вопрос о позиции турецких курдов в случае начала турецкой армией наземной операции  против Сирии.  Последнюю неделю турецкая армия проводит масштабную операцию против курдских формирований на своей территории и несмотря на информацию о готовности сирийских курдов выступить совместно с оппозицией против Башара Асада, возможность мирного прохода турецких войск через контролируемые сирийскими курдами территории выглядит очень непростой задачей.

Страны, обозначившие свои экономические и военные интересы в Сирии

США – постоянно присутствуют в Средиземноморском регионе посредством  базирования в нем 6-го флота (штаб в Неаполе). Несмотря на отсутствие постоянной структуры этого оперативного соединения, США способны в короткие сроки обеспечить в этом регионе нахождение 3-4 корабельных авиационных ударных группировок (АУГ) на основе атомных многоцелевых авианосцев. В настоящее время в районе Ближнего Востока находятся две АУГ ВМФ США во главе с авианосцами CVN-69 «Дуайт Эйзенхауэр» (1977) и CVN-74 «Джон Стеннис» (1995 г.) с кораблями сопровождения и обеспечения. Эта группировка может быть усилена за счёт возможностей флота США и их союзников по НАТО (данные по наличию и боевым возможностям авианесущих кораблей приведены в таблице). Наличие у США в этом регионе большого количества авиационных баз и возможности использования в своих интересах всей военной инфраструктуры своих союзников по блоку НАТО, а также большой опыт боевых действий коалиционных  сил под общим руководством США превращают альянс в самую серьёзную угрозу национальной безопасности Сирии.

Вероятность участия коалиционных сил в наземной операции мала и возможна только в случае неудачных действий турецкой армии или  угрозы окончательного разгрома сирийской оппозиции. Наиболее вероятно участие США и их союзников в  проведении воздушно-космической наступательной операции по уничтожению системы ПВО и авиации ВС Сирии, складов с отравляющими веществами и средств их доставки, а также подрыву боеспособности наиболее  важных в оперативном плане частей и соединений сирийской армии.

В политическом плане Вашингтон всегда делал ставку на монархические режимы нефтедобывающих государств. Наиболее серьёзным, после Турции, союзником США в этом регионе является Саудовская Аравия, при определённых условиях способная принять участие в военной кампании коалиционных сил. Опыт такого взаимодействия в иракской кампании уже имеется.

СССР — в 70-е годы прошлого столетия очень успешно конкурировал с 6-м флотом США. В этом регионе почти постоянно находилась советская Пятая оперативная (Средиземноморская) эскадра. Активность действий советского ВМФ на этом ТВД и предопределил обустройство ВМБ в Тартусе, которая была введена в эксплуатацию в 1971г. Теперь она называется  пунктом материально‑технического обеспечения ВМФ РФ и находится на территории 63 бригады ракетных катеров ВМФ Сирии. Основная задача пункта — ремонт кораблей, снабжение их топливом и расходными материалами. На сегодняшний день российский пункт обеспечения в Тартусе состоит из плавучих причалов ПМ‑61М, плавмастерской ПМ-138, хранилищ, казармы и различных хозяйственных объектов. Раньше объект обслуживался пятидесятью российскими военными моряками. К настоящему времени все береговые сооружения базы подготовлены для передачи сирийской стороне. Личный состав “российской базы” представлен командиром и четырьмя матросами, которые с завидным постоянством не получают денежное довольствие. Экипаж ПМ-138 (плавучая мастерская) сокращён на 2/3 и тоже находится в очень бедственном положении. Оборудование 70—х годов, на 17 станков всего два слесаря, запасов МТС и ЗИПов, судя по всему, нет. Моряки переселились на судно ПМ-138;

Иран – оказывает активное содействие действующему руководству Сирии и будет всячески стремиться к затягиванию сирийского кризиса, понимая, что именно Тегеран является основной целью США на Ближнем Востоке. Принимая во внимание большое влияние шиитского Ирана на радикальные исламские группировки Ливана и Палестины   следует ожидать их активизации против потенциальных союзников США. Действия этих группировок могут быть нацелены на Израиль и Иорданию, а затем и Саудовскую Аравию. Возможно оказание и непосредственной военной помощи сирийской армии;

Китай – использует все доступные способы для обеспечения растущих потребностей своей экономики углеводородами, крайне не заинтересован в фактическом захвате США контроля над основными мировыми запасами нефти и газа. Постоянно блокирует все попытки Вашингтона добиться санкции ООН на применение силы в отношении Сирии.

Из данных, приведённых в таблицах, видно, что по количеству и качеству основных видов вооружений ВС Сирии и Турции укомплектованы примерно одинаково. Наибольший количественный и качественный перевес турецкие ВС имеют в морской компоненте. Вполне логично ожидать попыток турецкой стороны реализовать своё превосходство на море, в том числе высока вероятность и проведения десантных операций на приморском направлении.

Наиболее современными вооружениями располагает Саудовская Аравия. Особенно это касается ВВС этой страны. Королевская династия уделяет большое внимание укомплектованию своих ВС самыми современными образцами вооружения и техники. Это единственная страна региона, имеющая на вооружении самолёты ДРЛО «АВАКС», современные танки М1 «Абрамс», вертолеты «Апач» и ЗРК «Патриот». Наличие этих вооружений в очередной раз подтверждает предположение, что США считают Саудовскую Аравию важным стратегическим союзником и проводником своей политики на всем Ближнем Востоке.

Состояние ВС Сирии

Численный состав ВС Сирии и имеющаяся на их вооружении техника указаны в таблицах. Отличительной чертой сирийской армии является большое количество бронетанковой техники, противотанковых средств и средств ПВО. Фактически все сирийское вооружение имеет советское или российское происхождение. Массовые поставки техники и боеприпасов осуществлялись вплоть до середины 80-х годов прошлого века. С 90-х годов поставки были существенно сокращены, большая часть вооружений находится в строю более 30 лет – т.е. морально и физически устарело.

Наличие современных образцов техники не превышает 15-20 процентов.

Руководство страны пытается устранить этот недостаток посредством модернизации имеющейся техники современной прицельной, навигационной и связной аппаратурой. Для модернизации танков Т-55 и Т-72 активно привлекались специалисты ВПК Украины.

ПВО страны имеют на вооружении большое количество советских ЗРК, большую часть которых составляют устаревшие комплексы, но за счёт массовости их применения и высокой выучки личного состава вторжение в воздушное пространство Сирии остаётся непростой задачей. Для ВВС одной отдельно взятой страны этого региона, например Турции или даже Израиля, подобная попытка чревата большими потерями. Однако средств для борьбы с низколетящими скоростными целями явно недостаточно, что делает территорию страны уязвимой для ударов крылатыми ракетами.

ВВС страны насчитывают около 500 боевых ЛА. Количество относительно современных  самолётов мало. Речь идёт, прежде всего, о моральном старении техники. Хотя и физическое старение также имеет большое значение. Например, назначенный ресурс самолёта, заложенный при его разработке, не превышает 9-10 лет. При этом считается, что максимальная эффективность от применения такого образца вооружения достигается со 2 по 8 года его службы. Начальный и завершающий этапы эксплуатации характеризуются частыми отказами и неустойчивой эксплуатационной надёжностью. Именно поэтому страны НАТО каждые 8-10 лет проводят обновление своих вооружений. Авиацию это касается в первую очередь. Большая часть вооружений Турции состоит из отслужившего свои сроки вооружения Германии и США. Например, стоящие на вооружении ВВС Иордании F-16 до этого входили в боевой состав ВВС Бельгии и на момент продажи королевству имели более чем 10-летний срок эксплуатации.

Продление ресурса невозможно без выполнения сложного комплекса работ, проводимых, как правило, на специализированных авиаремонтных заводах. Наличие таких предприятий в Сирии маловероятно и даже в случае их наличия не менее важно наличие запасных частей и агрегатов для их выполнения. После распада СССР эта задача стала настоящей проблемой и для российских ВВС.

Ещё одним аргументом против эксплуатации старого вооружения выступает нестабильность его эксплуатационных параметров. С конца 70-х современность большей части образцов вооружения определялась наличием электронных систем. Значительную часть которых (на компонентном уровне) составляют дискретные радиоэлектронные элементы, меняющие свои характеристики по мере физического старения. К ним относятся все типы конденсаторов, многие полупроводниковые и ламповые приборы. Для поддержания такой техники в исправном состоянии необходимо постоянное проведение работ по поддержанию ее параметров в рамках технических условий, модернизации и ремонту. Во-первых, это очень дорого. Во-вторых, основной критерий оценки любой военной системы – ее реальная эффективность, а не паспортные данные. Возрастные характеристики вооружения турецкой ненамного лучше.

Мало кто знает, и Дамаск ни разу официально не признал этот факт, но по мнению авторитетных экспертов Сирия обладает самым большим арсеналом химического оружия на Ближнем Востоке. Причём Дамаск в 70-е годы сумел наладить собственное производство отравляющих веществ. Этому во многом содействовала программа использования двойных технологий, полученных Сирией от западноевропейских фирм.

На вооружении сирийской армии могут быть: иприт, фосфорорганические ОВ, газ VX, зарин, табун.

Производство ОВ, по некоторым данным, могло составлять  несколько сот тонн ежегодно. Средствами доставки ОВ могут быть: артиллерийские системы калибром 152-мм и более, тактические и оперативно-тактические ракеты, авиационные бомбы. Наличие такого оружия – серьёзный сдерживающий фактор для любого потенциального агрессора, но, с другой стороны, применение ОВ может привести к определённым санкциям ООН и открыть дорогу для действий коалиционных сил.

Организационно СВ Сирии состоят из трёх армейских корпусов, цели и задачи которых наглядно видны из их дислокации (см. схему).

Сирийская армия всегда была нацелена на ведение боевых действий против Израиля. Северное, восточное и северо-восточное направления менее подготовлены для ведения боевых действий.

ВМС Сирии не представляют серьёзную угрозу для турецкого и, тем более, американского флотов. Основная задача сирийского флота, судя по составу, заключается в  обеспечении судоходства в территориальных водах Сирии и организации противолодочной обороны. В береговых войсках флота имеются две бригады противокорабельных крылатых ракет с дальностями пуска от 40 до 300 км. Предыдущий опыт боевого применения даже простейших ракет типа П-15 «Термит» (дальность пуска до 40 км), состоящих на вооружении ВМС Сирии, позволяет утверждать, что без уничтожения этих ракетных комплексов  проведение крупных десантных операций на сирийском побережье фактически невозможно.

Сценарии

Вариант имитации государственного переворота силами оппозиции с повестки дня не снят и будет присутствовать в любом сценарии возможного развития дальнейших событий в Сирии.

Для завершения операции по отстранению Башара Асада от власти Сирия, с большой степенью вероятности, может подвергнуться внешней агрессии, с целью ослабления обороны столицы страны. Наиболее вероятным представляется вариант проведения наземной операции силами 3-4 корпусов ВС Турции с северного направления. Даже имитация подобных приготовлений вынудит сирийское руководство начать переброску войск с юга на север, что может существенно повысить шансы оппозиционных сил на успешный захват власти в Дамаске. Для США и их союзников принципиально важно, чтобы Дамаск был захвачен силами сирийской оппозиции без их непосредственного участия в наземной фазе операции.

Возможно, особая ставка будет сделана на физическую ликвидацию лично Башара Асада.

На вооружении сирийской армии находится очень большое количество бронетанковой техники и другого тяжёлого вооружения, поэтому проведение воздушно-наступательной операции коалиционных сил с возможным участием ВВС Израиля и Саудовской Аравии, до начала широкомасштабных боевых действий на земле, очень вероятно.

В случае свержения Башара Асада или его гибели контроль за арсеналами химического оружия и недопущение его распространения станут основным поводом для временной оккупации страны коалиционными силами, что поставит под вопрос сохранение в дальнейшем государственности Сирии в довоенном формате.

Но главный вопрос пока остаётся открытым — почему именно Сирия, и что произойдёт после ее падения? Сегодня Сирия все больше напоминает политический «Рубикон», перейдя который США и их союзники фактически подводят черту под мировым устройством предыдущих 60-70 лет. Дезинтеграция  СССР и бывших стран соцлагеря не имеет ничего общего с  откровенно захватническим сценарием развала одного из самых стабильных государств Ближнего Востока.

Современная Сирия появилась на свет в результате установления нового порядка победителями Первой мировой войны. Сегодня на этой стране сошлись интересы главнейших политических игроков современности: США, России и Китая, и Сирия, к сожалению, имеет все шансы стать символом очередного переформатирования мирового порядка уже в 21 веке.

Что последует после ухода Асада и его соратников? На «спокойном» Ближнем Востоке появится ещё один тлеющий очаг напряжённости, переполненный оружием, в том числе и оружием массового поражения, обречённый на десятилетия междоусобных войн. Эти события «колоколом» отзовутся не только на Ближнем Востоке, но и в Европе и в Центральной Азии.

Удастся ли обеспечить безопасную транспортировку нефти из Персидского залива, минуя Иран? Почти наверняка нет. Диверсии на этой магистрали и ее длительные простои гарантированы.

Так стоит ли этот «Рубикон» переходить?

Источник: ИА REX

Фото: (AP Photo / Нарцисо Контрерас)

[print-me]
Загрузка...


Комментирование закрыто.