Сирия: режим Асада перехватывает инициативу

После провала попытки организовать «свободную зону» в Хомсе с перспективой ее расширения, повстанцы начали отход в горы (разумеется, что этот отдход отнюдь не был похож на горнолыжные туры в Австрию 2012), а их формальный руководитель, командир Свободной сирийской армии (ССА) Р.аль-Асаад признал, что начинается этап «партизанской войны». При этом он назвал исход повстанцев из города «тактической перегруппировкой сил». Если называть вещи своими именами, то это слабо организованное и вынужденное отступление разрозненных отрядов, в том числе и в соседний Ливан. Это не похоже на «тактическое перегруппирование», а скорее – на выход из окружения.

С чем сталкивается сейчас вооруженное крыло оппозиции? Начнем с того, что фактически отсутствует вертикальная управляемость отрядами. Многие из них возникают стихийно в качестве своеобразных отрядов «самообороны» и не имеют связи не только с командованием ССА в Турции, но и зачастую между собой. При этом многие полевые командиры в лучшем случае слышали о ССА, но какого-либо отношения к этой структуре не имеют. Отряды в основном формируются по географическому принципу и действуют в зонах компактного проживания большинства бойцов той или иной группы.

Как следствие, экипировка, финансирование и выбор тактики действий целиком находится на усмотрении того или иного полевого командира. Оружие в основном покупается внутри страны у военнослужащих или контрабандистов. При этом расценки на боеприпасы и оружие «на черном рынке» серьезно выросли, сирийцы активно вооружаются. Необходимо отметить, что подавляющее большинство делает это исключительно в целях самообороны, а не для того, чтобы воевать с правительственными войсками. При этом большая часть военных отрядов оппозиции испытывает дефицит оружия и боеприпасов, что объективно сдерживает увеличение числа боевиков.

Связь между Сирийским национальным соетом (СНС) и ССА пока находится в зачаточном состоянии. «Гражданские» координационные комитеты на местах в лучшем случае поддерживают контакты с местным отрядом «самообороны» (за исключением Хомса и Дераа), поэтому выстроить вертикаль управления через «гражданскую» составляющую оппозиции также затруднительно. Насколько поможет делу организация при СНС «военного бюро», которое должно координировать взаимодействие между отрядами, покажет время, но пока это представляется крайне затруднительным делом. Особенно с учетом того, что новое «бюро» планирует взять на себя обязанность отбирать кандидатов в вооруженные отряды; поставить под свой полный контроль процесс закупки и снабжения повстанцев оружием и боеприпасами; организовывать взаимодействие «с иностранными военными специалистами». Как к такой перспективе относятся потенциальные спонсоры оппозиции в лице аравийских монархий и Анкары, а также само руководство ССА. пока сказать сложно. Отметим, что «заливники» признали в качестве основной силы именно ССА, а не СНС. В любом случае, задача подчинения себе вооруженных отрядов в настоящее время является основной задачей для главыСНС Б.Гальюна.

Серьезно осложняет жизнь повстанцам и новая тактика сирийских властей на «курдском направлении». Режим пошел на соглашение с Рабочей партией Курдистана (РПК) и ее филиалами на сирийской территории. РПК получила фактически полный карт-бланш на проведение силовых мероприятий против оппозиционеров в северной части Сирии, а города Камышлы, Африн и Эль-Араб фактически перешли под полный контроль курдских отрядов. Они организуют блок-посты, проводят мероприятия по аресту и розыску оппозиционеров. При этом применяется и методика мелкогруппового террора и политических убийств оппонентов. Одновременно сиийске курды получили невиданную в прежние времена (пока неофициально) автономию, включая право на открытие собственных школ. Такой вариант событий был прогнозируемым: за лояльность надо платить. В Алеппо благодаря тактике фактической передачи власти в городе в руки местных мафиозных кланов удалось сбить назревающие волнения горожан.

Совершенно очевидно, что это не радует Анкару. Возможно, что в этом есть свой расчет в надежде на вероятную военную операцию турок в приграничных районах, поскольку такой оплот РПК на сирийскойтерртори начнет играть роль «тыловой базы» для курдов, воюющих в Турции, уже в самом скором времени. В настоящее время сирийская пропаганда в полный голос раскручивает тезис о «турецком вмешательстве» во внутрисирийские дела, а ССА квалифицирует как «марионетку Анкары». Это неспроста, поскольку отношение подавляющей части сирийцев к перспективе военной операции турецких войск непосредственно в Сирии очень негативное в силу исторических и территориальных споров между странами. Вход турецких войск в Сирию, помимо активизации курдов, вызовет и изменение статуса самого сирийского режима, который превратится из «репрессивного режима» в «обороняющуюся сторону», а это самым негативным образом может сказаться на идеологической составляющей протестного движения.

Источник: Интитут Ближнего Востока




Комментирование закрыто.