Саммит ШОС и изменение геополитической ситуации в Азии

Владимир Дмитренко

В момент создания ШОС многие политологи рассматривали его, как некоторое несуразное и нежизнеспособное объединение, обреченное на развал.

Вопреки этим ожиданиям, ШОС не только выжил и доказал свою жизнеспособность и эффективность, но значительно усилил свое влияние. Хотя между странами, принимающими участие в деятельности ШОС и существует немало разногласий, в ходе саммита эти конфликты внешне не проявились. При этом ШОС явно бросает вызов влиянию США, как в мире, так и в особенности в Азии и прежде всего в Центральной Азии:

1. Резолюция ШОС, призывающая к прекращению боевых действий в Ливии говорит о том, что эта организация не собирается ограничивать себя рамками одной лишь Азии. При этом резолюция явно расходиться с мнением нынешнего руководства США. Отметим еще один немаловажный момент — как раз в преддверии саммита ШОС (зададим себе вопрос: случайно ли это?) о прекращении своего участие в военных действиях в Ливии заявила Норвегия. Недовольство затянувшимся конфликтом в Ливии ширится и в других странах Европы.

Руководители США принялись критиковать своих европейских союзников по НАТО за их невнимание к проблемам обороны и снижение военных бюджетов, а лидеры ШОС, наоборот, призывают отказаться от излишнего применения силы. В условиях тех трудностей, которые переживает европейская экономика, призывы ШОС к прекращению военного вмешательства в Ливии (а соответственно и призыв снизить военные расходы) для многих стран Европы звучит гораздо более привлекательно, чем призывы США повысить военные расходы (в условиях отсутствия какой-либо прямой военной угрозы).

2. Весьма неприятным для США было и прозвучавшее на саммите ШОС предложение президента Казахстана Нурсултана Назарбаева рассмотреть возможность создания единой для всех стран ШОС общей валюты. То, что в Азии может быть создано нечто вроде своего азиатского евро, не может не беспокоить и страны ЕЭС. Создание единой валюты ШОС безусловно приведет к ее конкуренции, как с долларом, так и с евро.

Но что можно возразить по этому поводу? Ничего.

Если страны ЕЭС создали свою общую валюту, то почему-то же не могут сделать и страны ШОС? Тем более, что при создании своей валюты они могут учесть все те ошибки, которые были допущены при создании евро.

Еще совсем недавно страны ШОС применяли для внешнеторговых операций почти исключительно доллары и евро. Мировой экономический кризис и нестабильность, как доллара, так и евро, привели к тому, что страны ШОС начали успешно применять во взаиморасчетах собственные валюты. Учитывая то, что ни евро, ни доллар, стабильнее становиться, не собираются, озвученное президентом Казахстана предложение о создании единой валюты стран ШОС все равно рано или поздно прозвучало бы. Лидерам ШОС остается лишь определить, выгоднее ли им будет создавать особую единую валюту, принять ли в качестве единой расчетной валютной единицы укрепляющий свои позиции китайский юань, или пользоваться для взаиморасчетов несколькими валютами наиболее развитых стран ШОС, например китайским юанем и российским рублем.

В любом случае и евро и доллар вынуждены будут серьезно потесниться и это время уже не за горами.

3. Очень интересно отметить, что на саммит ШОС прибыли президент Туркменистана, премьер-министр Ирана и президент Афганистана. Туркмения традиционно проводила политику несколько отличную от политики других постсоветских стран Средней Азии. В отличие от этих стран, она пока воздерживается от вступления в ШОС в качестве полноправного члена. Основной проблемой богатой нефтью и газом Туркмении, вынужденной поначалу экспортировать свои нефть и газ исключительно через Казахстан и Россию, всегда являлся поиск альтернативных путей сбыта своих энергоресурсов. Большие надежды возлагаются руководством Туркмении на строительство нефте и газопроводов через Каспийское море и Азербайджан к черноморским портам Грузии. Туркмения прорабатывает и все другие возможные альтернативные пути. Построены нефте и газопроводы из Туркмении в Иран. Но наращиванию поставок в этом направлении мешают напряженные отношения Ирана с западными странами. Еще одной альтернативой поставок туркменских нефти и газа в Россию, являются поставки их через Узбекистан и Казахстан в Китай. Именно желание проводить многовекторную политику, скорее всего и удерживает Туркмению от вступления в ШОС в качестве полноправного члена. Но приезд президента Туркмении в Астану на 10-й саммит членов ШОС призван показать важное значение, которое придают в Туркмении развитию ее связям с ШОС. Этот шаг также вполне понятно показывает ошибочность надежд тех деятелей на Западе, которые надеются получать туркменские энергоресурсы по бросовым ценам. Своим приездом в Астану президент Туркмении косвенно дал понять, что в случае возникновения сложностей с поставками туркменских нефти и газа через Азербайджан и Грузию на Запад, Туркмения вполне может переориентироваться на поставки своих энергоресурсов на Восток, в Китай.

Весьма знаменателен был и приезд в Астану премьер-министра Ирана Ахмадинеджада. Подвергаемый критике и бойкоту в США и большинстве других стран Запада. Ахмадинеджад получил весьма теплый прием в Астане. В числе других проблем с ним обсуждали и иранскую ядерную программу. Причем Ахмадинеджад заверил всех, что Иран развивает исключительно использование атома в мирных целях. Руководители стран ШОС приветствовали такое решение. Но как в период встречи в Астане Иран собственной баллистической ракетой вывел на орбиту собственный спутник Земли.

4. Явной пилюлей, притом весьма горькой пилюлей, угостил с началом саммита ШОС и Пакистан. Этой пилюлей стал арест пакистанскими властями пакистанцев, помогших американцам выследить и уничтожить Бен-Ладена. Этот арест американских агентов еще раз продемонстрировал то недовольство, которое вызвало в Пакистане проведение этой операции на территории Пакистана без уведомления пакистанских властей. Совпадение же ареста американских агентов с проведением саммита ШОС очевидно было намеком на то, что у Пакистана и помимо США есть немало сильных и влиятельных союзников. Это отнюдь не означает разрыва связей Пакистана с США. Но Исламабад демонстративно показал Вашингтону, что Пакистан отнюдь не та страна, которая позволит Соединенным Штатам вытирать об себя ноги.

5. Интересно отметить, и еще два конфликта, совпавших по времени с началом юбилейного саммита ШОС в Астане.

Во-первых упомянем об обострившемся за несколько дней до саммита в Астане китайско-вьетнамском конфликте из-за контроля над островами Спратли в Южно-Китайском море, которые и Китай и Вьетнам считают своими. Спор этот тянется уже много лет, если не сказать десятилетий. Но обострение произошло именно накануне саммита ШОС. Остается лишь гадать, было ли такое совпадение по времени случайностью, как и о том, было ли это обострение обусловлено чисто китайско-вьетнамским спором, или кому-то понадобилось инспирировать обострение китайско-вьетнамского конфликта (а Китай, как мы знаем, играет одну из лидирующих ролей в ШОС) именно в этот период. Этот случай был явным уколом Китаю.

Вторым конфликтом, о котором стоит упомянуть, является конфликт в отношениях Северной и Южной Кореи. Накануне саммита ШОС в Южной Корее начались крупные американо-корейские военные учения. Было ли такое совпадение по времени случайностью? Учитывая тесные военные, политические и экономические связи Северной Кореи с Китаем, а также лидирующую роль Китая в ШОС, вряд ли можно считать такое совпадение случайностью.

В качестве вывода можно сказать, что рост влияния ШОС в Азии в последние годы весьма очевиден. Очевидным является и то, что этот рост, особенно рост политического, экономического и военного влияния Китая начинает беспокоить США. Беспокоит это и Евросоюз. Но противопоставить этому что-либо ни США, ни Евросоюз пока не могут.

Проблема заключается не в Китае, России, и вообще не ШОС. Проблема в том, что Соединенными Штатами Америки и странами Западной Европы в последние десятилетия было допущено слишком много стратегических ошибок, как в политике, так и к экономике, что привело к замедлению темпов их экономического роста, переросших в затяжной экономический кризис, и к ослаблению их политического влияния в мире. Страны ШОС начинают занимать ту нишу, которую ранее занимали США и Европа. Однако для того, чтобы не утратить свои позиции, США и странам Западной Европы нужна не конфронтация с ШОС или кем-либо еще, а эффективное решение собственных проблем, позволившее бы им вновь вернуть себе лидерство. Это же необходимо и Украине, которая хочет «идти в Европу», не зная, что и так в ней находится, и все, что нужно сделать, для того, чтобы не только депутатствующие элементы, но и народ, жили по-человечески, это изменить подход к управлению. Успех достигается не тогда, когда правители пересаживаются с «Чайки» на «Мерседес», и не от того, что они научаться говорить без бумажки и носить костюмы Версачи. И даже не от того, что к власти придут молодые. Нет! Молодые, бывало, наламывали еще больше дров, чем старики. Например, Фидаль Кастро пришел к власти молодым. Но процветает ли Куба после 52 лет его правления? А отец китайской перестройки Дэн Сяопин пришел к власти в возрасте 73 лет, да так и проходил всю жизнь в прежнем полувоенном маоцзедуновском френче, но дал возможность жить всем другим, дал возможность развиваться китайской экономике.

Успех обеспечивает не то, находится ли страна в Азии или в Европе, в Америке или в Африке. И даже не то, сколько в ее недрах полезных ископаемых. Где бы страна не находилась, будь она большая или маленькая, успех и процветание ей обеспечивают четыре фактора: МИР, СТАБИЛЬНОСТЬ, НИЗКИЕ НАЛОГИ, РАВНОКОНКУРЕНТНЫЕ УСЛОВИЯ ДЛЯ ВСЕХ…

К этому и надо стремиться, а не кричать о своей «европейскости».

Увидим ли мы эти новые стратегии, новые решения? Не знаю.

Но именно от этого будет зависеть будущее…




Комментирование закрыто.