Россия готовится к более масштабным операциям за рубежом

Игорь Тышкевич, аналитик Украинского Института Будущего, "Хвиля"

rossiyskie-voennyie-v-sirii

Принятые Госдумой РФ в первом чтении изменения российского законодательства позволяют России существенно повысить численность, подготовку и скорость развёртывания вооружённых формирований для боевых действий за рубежом. В том числе и, так называемых, гибридных войнах. С одной стороны это свидетельствует о желании Кремля как можно более интенсивно использовать военную силу в своей политике. С другой об истощении ресурсной базы – количестве и качестве «добровольцев» и потенциальных сотрудников частных военных компаний (ЧВК). Для Украины и соседних стран это сигнал, который нельзя оставить без внимания.

Суть вопроса

16 ноября Государственная Дума Российской Федерации приняла в первом чтении законопроект № 6095-7 «О внесении изменений в Федеральный Закон «О воинской обязанности и военной службе». Суть изменений — разрешение солдатам срочной службы заключать краткосрочные контракты (от шести месяцев) для выполнения определённых задач. В пояснительной записке к законопроекту раскрывается суть данного понятия: участие в миротворческих операциях, решение задач в период чрезвычайных ситуаций а так же в поддержании международной безопасности за пределами Российской Федерации.

То есть солдат срочной службы либо лицо, уволенное в запас может заключить краткосрочный контракт на участие в отдельно взятой боевой операции. А определение «поддержание международной безопасности» допускает широкое трактование (внутри самой России) – от войны в Сирии до свержения неугодного Кремлю правительства того или иного государства (чья политика по мнению РФ несла угрозу «безопасности»).

Примечателен ещё один пункт – обоснование причин разработки и принятия такого законопроекта. Тут наилучшим подходом будет процитировать сопроводительное письмо. Новый закон «позволит оперативно укомплектовать в короткие сроки военнослужащими по контракту воинские части и подразделения, в том числе сводные и нештатные, а также повысить их боеспособность в период чрезвычайных обстоятельств». Обращает на себя внимание слово «нештатные» подразделения – структуры, формируемые на короткий срок и находящиеся вне штата соединений ВС РФ.

Почему это понадобилось именно сегодня

Агрессия против Украины в значительной мере обеспечивалась силами и средствами, не входящими в состав Вооружённых Сил Российской Федерации. С одной стороны это были так называемые «добровольческие» соединения, с другой — частные военные компании. Последние особо интересны, поскольку действуют в правовом поле России, плотно работают с властями и пользуются возможностью заключения контрактов в том числе в военнослужащими ВС РФ. Формально люди становились уже не военнослужащими, а сотрудниками «обычных» коммерческих фирм. При этом российские ЧВК используют как раз принцип «найма на операцию» – не имеют большого постоянного штата силовиков, а осуществляют поиск наёмных работников под каждую конкретную задачу. Например заместитель руководителя Moran Security Group описывает подход следующим образом на примере операции по охране судов: «Прошу понять, что в нашей компании есть очень небольшой штат постоянных работников — это прежде всего организаторы, менеджеры. Сотрудники, непосредственно осуществляющие охрану судов в пиратоопасных районах, заключают временный контракт на определенный срок, после чего их отношения с Moran Security Group прекращаются».

Аналогичный подход у «засветившихся» на Донбассе «Славянского корпуса», ЧВК МАР , «группы Вагнера» и других.

Однако такой подход в Украине и Сирии показал недостаточную эффективность:

  • Ход войны на Донбассе быстро продемонстрировал, что силами одних ЧВК ситуацию не изменить. Уже в июле 2014 России понадобилось быстрое развёртывание ударных соединений и организации удара по Украине. Силами частных военных компаний решить задачу было невозможно.
  • Дороговизна в использовании высокопрофессиональных частных военных компаний. Если исходить из уровня гонораров, стоимости амуниции и выплат в случае ранения или смерти — использование ЧВК чрезвычайно не выгодно. Например, российские компании платят до 100 тыс. долларов семье погибшего наёмника «за молчание». А только в Сирии упомянутая группа «Вагнера» понесла существенные потери. Российский «центр стратегической коньюнктуры» приводит данные, что на ближнем востоке погибло от 27 до более чем 100 погибших сотрудников российских ЧВК.
  • Низкий мобилизационный потенциал высокопрофессиональных ЧВК. Как бы там ни было, но сотрудники таких компаний — квалифицированные специалисты. Таковых, во-первых, не очень много, во вторых, они достаточно разумны, чтобы отказаться от контракта в качестве «пушечного мяса».
  • В войне на Донбассе Россия пыталась пойти путём создания или привлечения ЧВК другого типа — полулегальных формирований с возможностью быстрой мобилизации. Однако такой подход так же показал свою неэффективность — «качество» сотрудников не выдерживало никакой критики, а большая смертность требовала капиталовложений — выплат семьям «за молчание».

Масштабное привлечение контрактников ВС РФ так же не является решением проблемы: в российской армии наблюдается дефицит военнослужащих на долгосрочных контрактах. А солдат срочной службы отправлять в бой можно лишь при официальном объявлении войны другому государству.

 

Таким образом, принятием поправок, Россия решает сразу четыре задачи:

  1. Снятие вопроса легальности нахождения большого количества военнослужащих на территориях соседних государств и их участие в военных действиях
  2. Решение проблемы «запрета отправлять солдата срочной службы на войну». Ведь солдат, прослуживший даже месяц и заключивший краткосрочный контракт уже формально «не проходит срочную службу». Значит может попасть в Украину, Сирию или куда-нибудь ещё.
  3. Возможность быстрого развёртывания укомплектованных подготовленными кадрами (срочниками) «внештатных подразделений». И тут речь идёт о больших соединениях — ведь для точечных ударов есть ЧВК и ССО.
  4. Легализация уже находящихся в Сирии соединений, укомплектованных солдатами срочной службы.

Принятие такого закона означает лишь одно — Россия готовится к возможности широкомасштабных военных действий. Вопрос лишь против кого.

На кого нацелен кулак?

Российские СМИ, естественно, на первое место ставят Сирию, где за год войны РФ так и не добилась сколь-нибудь масштабного успеха. Это, к слову, признают даже российские СМИ: Газета.ру два месяца назад вышла с заголовком «конца нашей операции пока не видно» «Сирийский фронт», естественно важен для Кремля как способ обозначения своего присутствия в регионе а так же (пусть пока и не слишком успешно) возможность обеспечить диалог с ЕС и США вне «украинской проблематики».

Теоретически Российской Федерации необходим знаковый успех на сирийском фронте. Однако в свете последних событий вокруг Алеппо и настроений местного населения, проведение широкомасштабной наземной операции силами ВС РФ маловероятно — велики риски чрезмерного уровня потерь, негативной реакции мирового сообщества. В конце концов это дорого. Однако, необходимость привлечения военных даже на ограниченные операции, как сейчас, никуда не исчезает. Более того, такой формат облегчает обкатку в боевых условиях максимально большего количества военных, что играет в плюс боеспособности российской армии.

Но у России есть интересы на других фронтах. Таковым может быть, естественно, Донбасс, где Кремль может себе позволить устроить провокацию, перерастающую в масштабные боевые действия. Естественно, с участием «нештатных» частей и соединений. В конце концов к таковым могут быть отнесены «армейские корпуса» ЛДНР для которых «краткосрочные контрактники» будут действенным способом справится с кадровым голодом.

Молдова. Российская армия в Приднестровье — уже дестабилизирующий фактор. Но учитывая проблемы с переброской личного состава регулярной армии в этот сепаратистский регион, угроза поддавалась оценке и нейтрализации. Создание «нештатных» соединений открывает перед РФ новые возможности по переброске личного состава, который формально не приписан ни к одной из частей российской армии. Как и найму на месте — благо в Приднестровье достаточно много людей с российскими паспортами. При этом РФ формально не нарушает договоры об урегулировании конфликта — там ведь прописаны ограничения численности регулярных соединений.

Есть ещё один вариант — Беларусь. Политика Лукашенко давно настораживает Кремль, а официальные гарантии Украине в отсутствии угрозы с беларуской территории раздражают Путина. С целью давления на «союзника» в непосредственной близи от беларуской территории разворачиваются две ударные группировки ВС РФ: под Смоленском и в Клинцах. Обе расположены на ж.д. магистралях и вероятная их цель — крупные железнодорожные узлы Орша и Гомель, которые открывают возможность для переброски войск и действий против Украины практически на всей протяжённости северного участка границы.

Возможность быстрого развёртывания «нештатных» соединений даёт позволяет Российской Федерации разрабатывать и реализовывать весьма масштабные операции вдоль своих границ, не обращая внимания на возможные потери. При этом действия как против Киева, так и против Минска вполне укладываются в заложенное в законе определение «поддержания международной безопасности за пределами Российской Федерации».

Ближайшие перспективы.

То, что законопроект вскоре станет законом Российской Федерации сомневаться не приходится. А вот по тому, с какой скоростью закон пройдёт последующие чтения и будет принят, подписан Путиным можно будет судить о готовности Кремля к масштабным силовым операциям против сопредельных стран.

Уже к февралю 2017 (в лучшем для Украины случае в сентябре 2017) РФ получит инструменты для быстрого создания и развёртывания ударных военных группировок, находящихся «вне штата ВС РФ». Это новый тип угрозы не только для Украины, но и для целого региона. А значит необходима реакция, заключающаяся не только в мерах военного характера.

Новая угроза на фоне кризиса в НАТО создаёт для Киева возможности возобновить и интенсифицировать диалог о создании региональной системы безопасности. Только уже с более широким числом участников, приглашая к обсуждению не только страны-члены ЕС, но и Грузию, Азербайджан, Молдову и Беларусь.

Не стоит отбрасывать необходимость наконец-таки начать наступательные информационные операции. Возможность отправлять солдат-срочников (пусть и в ипостаси «контрактников краткосрочников») на войну за границу — прекрасный повод для информационной атаки как через медиа, так и посредством международных структур. Украине никто не мешает резко озаботится судьбой 18-и летних россиян по примеру того как РФ заявляет о своей озабоченности судьбами «русскоговорящих» соседей.

Автор — аналитик Украинского Института Будущего




Комментирование закрыто.