Россия на Ближнем Востоке: конец великой державы

Резонанс от нескольких слов, сказанных Медведевым быть может не вполне еще очевиден, но от этого не становится менее значимым. Его суть проста: Никакой великой державы, проводящей более менее независимую от США и Европы внешнюю политику (повторимся в сегменте Ближнего Востока и Северной Африки) больше не существует. Этот факт, бывший очевидным для многих с момента первой войны США в Ираке в 1990 году, не нуждался, в общем, то в дополнительном оформлении, но, по всей видимости, тяга нашего президента к постоянным правовым экзерцициям возобладала и на сей раз. Так что, точка поставлена.

Правовой нигилизм как характерная черта современной международной политики.

Говорить о политике двойных стандартов на примере Туниса, Египта, Ливии, Сирии, Омана и Йемена уже как-то неудобно. В каждом конкретном случае США и их союзники исходят из своих конкретных приоритетов, при этом вся поствоенная система международного права уже не действует. Творят, прикрываясь «правами человека», что хотят. Иначе, на каком основании группа людей, собравшихся в одном месте, объявляет нелегитимным руководителя суверенного государства? А ни на каком. Они так захотели. Нет никаких указаний на этот счет и в Уставе ООН, разве что, если не имел место факт агрессии или геноцида. Вот напади Каддафи на Тунис, как когда-то Саддам на Кувейт – другое дело. А так, захотел Саркози или Кэмерон с Обамой считать его не легитимным, и все по определению должны с этим согласиться. А я вот, например, захочу посчитать Саркози не легитимным и что? Он встанет и уйдет? Вряд ли.

Основной постулат коалиции – защита мирного населения юридически несостоятелен. Ибо те, кто с оружием в руках воюет с Каддафи – перестали быть таковым в тот момент, когда взяли оное в руки. У нас в свое время их называли – незаконные вооруженные формирования. Правда, Запад их называл тогда «мирное население Чечни». Практически, Франция и Англия оказывают с воздуха непосредственную поддержку ударами авиации «группам вооруженного мирного населения», которая, открыто, заявляет в камеры журналистов – «…мы придем и всех перережем…» .Другую часть мирного населения. «Нерегулярный комбатант» — вот как называется в международном праве любой, взявший в руки оружие, но не состоящий на службе у государства. По нашему, – это «партизан», «повстанец» — и так далее, там вступают в силу идеологические оттенки. По их – просто «комбатант» — то есть, участвующий в боях.

К большому сожалению, нам иногда свойственны поступки, труднообъяснимые с точки зрения здравого смысла. Объявить, как некогда князь Святослав, правителю страны, с которой собираются воевать «Иду на вы!» Иногда подерижировать оркестром, сказать послу иностранной державы, как когда то Николай Второй – «А Япония доиграется, что я рассержусь…». Япония не стала ждать гнева венценосца и устроила нам Цусиму с Мукденом. Без всяких эффектных внешних выпадов. Так и сейчас, трудно сказать, что Россия приобрела в результате подобных заявлений, но легко перечислить, что потеряла.

Первое – подавляющее большинство жителей Триполитании перестали считать нашу страну дружественной (в Бенгази ее таковой и не считали), рассчитывать на нее, и поставили нас, где то между Данией и Италией. С учетом того, что последовательность во внешней политике всегда считалась признаком самостоятельности, и надежности мы также лишились и их. Ибо наша прежняя «нейтральная позиция» была в глазах ливийцев хотя бы последовательной.

Второе – в глазах оппозиции мы ничего ровным счетом не приобрели. Повстанцы в глубине души презирают французов и англичан и сейчас они вынуждены их терпеть, (периодические скандалы с арестами союзников наглядное тому подтверждение). Но, одержи они верх – они быстро расставят все на свои места. Мы в этом смысле с нашими «метаниями» для них опоздавшие, слабые и ненадежные партнеры. Вся нефть уже «распилена», все мало-мальски привлекательные проекты – тоже уже обещаны в счет оплаты помощи. Так что нам, может и достанутся крохи с чужого стола, не более. Хуже то, что повстанцы настолько уверены в поддержке их «прогрессивными» и «демократическими» державами, что нас после Давиля приписали в общую кучу. Ту самую, что дает им нахальства настаивать на заранее невыполнимых для Триполи условиях. «Вон, и Россия нас признала»… Поди, сейчас, докажи, что не признала.

Третье – мелочь, конечно, но все россияне (а заодно, отчасти и все остальные СНГшники – как «русские») работающие в Триполи в одночасье стали из друзей ливийцев предателями – мы, которые никогда их не бросали, стали заложниками эффектных пассажей. Посольство и Консульство были взяты под охрану во избежание погромов, а всем остальным как минимум приходится ходить с низко опущенной головой. Вряд ли придется нам в Триполи рассчитывать на новые контракты, решись дело миром,- ливийцы таких вещей не забывают долго.

Чего было проще, промолчать, вон, как китайцы – молчат и ничего. Или сначала послать в Ливию Маргелова. Вообще то, кто-то подобный ему, мог приехать сюда как минимум два месяца тому назад. А сейчас какой в этом смысл? Все, что могло случиться, уже произошло. Запад снова поручил нам «почетную миссию», расчищать за ним авгиевы конюшни и кому то кажется, что мы сейчас со всем справимся. А между тем миротворческий потенциал России в ливийском конфликте если и был, то мы сами свели его в Давиле к нулю. У нас нет формулы решения конфликта, и наивно думать, что нас кто- то серьезно будет слушать как на Востоке, так и на Западе. Каддафи никуда не уйдет, а Бенгази никогда не согласится на переговоры, пока он не уйдет.

Что движет нашими политиками в отдельных случаях остается загадкой. Предельная «прагматичность» еще как-то может объяснить позицию сербского президента Тадича, выдавшего Р. Младича международному суду. «Плохиш – Тадич» получит свою бочку варенья в виде членства в Евросоюзе. Им, бедняжкам наших денег и газа мало – ласковый теленок двух маток сосет.

Вроде, по ПРО нам ничего не светит. С ВТО тоже, лезем в нее, лезем – зачем, никто ни разу внятно не объяснил – что нам в этой ВТО надо? Так вроде хоть как торговались бы, а так – за что? За купленную у нас для Афганистана партию вертолетов? СМИ, прям таки умиляются,, – впервые Пентагон купил у России вертолеты. А что им – они то, как раз знают, что хотят. То объявить «Рособоронэкспорт» изгоем, торгующим с тиранами, то купить у него вертолеты – свои то все на счету, им скоро в Ливию.

Россия (еще СССР) сдала американцам Ирак, Россия ровным счетом ничего уже лет, как минимум, десять не делает ничего оригинального в плане урегулирования палестинской проблемы, сейчас мы сдали Ливию. И, кстати, Сирию – сдали бы точно так же. Сирии просто повезло. Там настолько все хрупко и близко к «земле обетованной», что Запад банально струсил трогать Асада. Потому что между ситуацией в Сирии и в Ливии нет ни одного принципиального отличия, кроме географического отношения к Израилю. И у Асада есть еще страховой полис – Договор о дружбе и взаимной помощи с Ираном. Мы плелись все это время в хвосте всех происходящих в регионе событий пока не заняли в ближневосточном пасьянсе наше нынешнее реальное место – «пятое с боку». С точки зрения этой реальности Медведев признал вещи «де факто».

Что касается легитимности Каддафи, то это – не наше дело. И, не ваше, господа президенты США и стран Евросоюза. Если вы так ратуете за демократию и права человека – остановите ваших «мирных жителей» в Бенгази и Мисурате, отведите их на 20 км на восток и пусть ливийцы сами проведут всенародный референдум, кто, куда и зачем должен уйти. Пусть миротворческий контингент Африканского Союза встанет между враждующими сторонами, пусть приедут наблюдатели ООН, Евросоюза – пусть они свидетельствуют воле народа. Как он решит, так и будет

Нам вообще то, с учетом наших собственных проблем, надо поаккуратнее с легитимностью. Кавказские события в одночасье могут снова начать называться как угроза демократии и правам человека. Не следует питать иллюзий по поводу настоящего отношения наших «партнеров» к России – нужно периодически перечитывать З. Бжезинского и М. Олбрайт. Они давно все назвали своими именами. Мы для них – историческое недоразумение, когда гигантские природные запасы и территории контролируют малоприятные и еще и претендующие на самостоятельность люди. Сейчас, когда «общечеловеческие ценности» начинают доминировать над национальным и самобытным нас рано или поздно постараются заставить поделится с ними своим добром. А учитывая их не любовь к импровизациям, сценарий может быть похож на ливийский с поправкой на масштабы и размах. Все исходные данные для этого уже существуют.

 

Тереенков Кирилл Анатольевич

Об авторе: Закончил Факультет восточных языков ВКИМО в 1992 г. С 2005 г. живет и работает в Ливии. Обеспечивал пребывание ряда высокопоставленных ливийских представителей в России, участвовал в подготовке и подписании ряда контрактов в сфере ВТС с этой страной в 2004, 2005 и 2007 гг. Автор ряда статей в журналах «Азия и Африка», «Экспорт вооружений», «Air Forces Monthly», сайта Клуба Товарищей Военного института иностранных языков Красной Армии.

Источник

 




Комментирование закрыто.