Выборы в Беларуси и арабские «революции»: сравнительный анализ

Напомним канву событий. 19 декабря 2010 года в Беларуси прошли очередные выборы президента страны (не будем говорить об их итогах). Сразу после окончания голосования на центральной площади Минска состоялся митинг протеста, на который собралось более 40 тысяч граждан. Такая численность протестовавших стало полной неожиданностью как для оппозиции, так и для властей. Через несколько часов, после провокации с нападением на здание Совета Министров, митинг был жестоко разогнан, в результате чего было арестовано более 700 человек митингующих, значительная часть оппозиционного актива и 7 из 10 кандидатов в президенты («достижение», достойное книги рекордов Гиннеса). На этом протестные выступления закончились.

В Алжире волнения вспыхнули в начале декабря 2010 года. Волнения были вызваны социально-экономическими факторами: массовой безработицей, плохим положением молодежи, острой нехваткой жилья. В конце декабря с аналогичными требованиями в социально-экономической области начались молодежные волнения в Тунисе. Протестующие выступали против низкого уровня жизни и безработицы, а затем стали выдвигать и политические лозунги. После этих двух стран в январе начались волнения в Египте и других странах Арабского Востока.

Как показывает анализ, различий в произошедшем в Беларуси и в странах Арабского Востока гораздо больше, чем сходств. Главное, конечно, не количество различий и сходств, а их качество. И в этом плане различия носят также более содержательный характер. Сходства носят больше формальный характер. Во-первых, оппозиция выдвинула требования к властям. Во-вторых, действия оппозиции в преддверии выборов поддержал Запад, в том числе, финансово-организационно.

Первый пункт традиционен — во всем мире оппозиция выдвигает требования к властям. Другое дело, в чем состоят эти требования. И тут мы видим существенные различия. В странах Арабского Востока происходящие события не вписывались в действующее законодательство, в том числе, Конституцию, носили хорошо сорганизованный Западом «спонтанный» характер и имели форму мятежа. В Беларуси проходили очередные выборы, и требования оппозиции, поддержанные, кстати, значительным количеством избирателей, носили вполне законный характер — организовать честный подсчет голосов. Не более.

Когда же это требование избирателей властями было проигнорировано, и даже наблюдатели не могли фиксировать процесс голосования (например, так, как это было на последних президентских выборах на Украине), а там, где они получили доступ к протоколам, то цифры этих протоколов существенно (в разы) расходились с официально заявленными данными, в том числе и по этим участкам, то, естественно, оппозиция призвала к публичным акциям протеста. К которым, как показали события 19-20 декабря, сама была не готова.

На Площадь в Минске, во-первых, вышло гораздо больше людей, чем планировала оппозиция, и это повергло ее в шок, она не смогла справиться с подобным количеством людей и допустила вовлечение отдельных граждан в провокации. Во-вторых, основная масса вышедших на Площадь в Минске людей не была настроена прозападно, т.к. говорила на русском языке. Вышла образованная часть горожан и средний класс Минска, которые настроены вполне пророссийски. Своим выступлением демонстранты выражали свой протест против существующих в Беларуси политических и экономических порядков, а отнюдь не поддерживали прозападных лидеров оппозиции.

Что касается второго пункта — поддержки Запада — то тут ничего нового нет. Это факт, Запад традиционно по поводу и без повода ищет любой шанс, любую возможность, чтобы расширить сферу своего политического влияния.

Это то, что касается формальных сходств. Теперь рассмотрим содержательные различия.

Сравнение «революций» в странах Арабского Востока и ситуации в Беларуси показывает два принципиальных различия. Во-первых, в Беларуси проходили запланированные очередные выборы президента. Ни в одной из стран Арабского Востока, где начались волнения, выборов главы государства и парламентских выборов не было. Выступления начались «спонтанно», люди вышли на площадь требовать смены власти без всяких на то оснований, что позволяет причислить эти события в разряд переворотов, поддержанных и осуществленных с помощью Запада.

Во-вторых, в Беларуси, как в ходе выборов, так и после них, никто не призывал к незаконному свержению власти. Требования касались исключительно обеспечения прозрачной процедуры подсчета голосов, которая и должна была выявить настоящего победителя. И к этому требованию нельзя предъявить никаких вопросов — оно находится полностью в рамках демократической парадигмы. Совершенно другие требования были выдвинуты арабской улицей — режимы должны уйти без выборов, досрочно и бесповоротно. В одних случаях мы видим, что это требования протестующих властями было удовлетворено (Тунис, Египет), во втором — нет (Ливия, Бахрейн, Йемен). В одном случае, исходя из своих геополитических установок и откровенно демонстрируя двойные стандарты, Запад встал на сторону мятежников (Ливия), во втором — на сторону власти (Бахрейн, Йемен).

Есть и еще один важный момент. Поводом для трагических событий 19-20 декабря в Минске стали президентские выборы, вернее, тот факт, что, по мнению основных политических сил страны, голоса избирателей на этих выборах считались не в соответствии с демократическими нормами. Т.е. речь шла о несоблюдении неких правил и стандартов. В странах Арабского Востока народ протестовал, с одной стороны, против бедственной социально-экономической ситуации, с другой, против закостеневших политических режимов, которые правят этими странами по несколько десятков лет, и за политические реформы. Некоторое совпадение интересов митингующих в Беларуси и в странах Арабского Востока наблюдается как раз по второму пункту — отсутствия политических реформ.

Т.е., основной событий в Беларуси послужила стандартная демократическая процедура — выборы, в то время как в странах Арабского Востока накопившиеся социально-экономические и общественно-политические противоречия, в результате чего народные волнения переросли в антиконституционные перевороты, которые закончились в ряде стран сменой власти, изменениями в законодательстве и Конституции, и новыми досрочными выборами президентов и парламентов.

Юрий Баранчик,




Комментирование закрыто.