Протесты в Казахстане. Сколько у Назарбаева запаса прочности

Виталий Кулик, директор Центра исследований проблем гражданского общества, для "Хвилі"

Казахстан флаг

Земельный бунт против продажи сельхозугодий китайцам был лишь поводом для казахов выйти на улицы. Из Казахстана сообщают, что идет стремительное вовлечение в протестное движение большого количества людей разных социальных и демографических групп. Это уже не средний класс и либеральная интеллегенция, а малообеспеченные окраины, жители средних городков и поселков, рабочие и бюджетники. Пока это только начало революционного процесса. Поэтому выйти из турбулентности Нурсултану Назарбаеву будет не просто. Казахстан исчерпал свою постсоветскую модель развития. Впереди ушко иголки, через которое нужно провести стадо верблюдов…

Повод

В конце 2015 года Казахстан принял поправки в Земельный кодекс, согласно которым стала возможна продажа сельскохозяйственных земель в частную собственность. Иностранцам и казахам-репатриантам землю продавать не будут, только сдавать в аренду на 25 лет.

Однако, уже весной 2016 года в стране развернулась кампания против продажи сельхозземель. Казахи боялись, что земля окажется в руках иностранцев. В нескольких городах прошли митинги несогласных.

Как сообщает казахстанский блогер Ольжас Бибанов, самим казахам земля недоступна, а крупные землевладельцы имеют в собственности самые лакомые куски. Поэтому вопрос об аренде или продаже, да еще на фоне растущего Китая, — это самоубийство. «Лет пять назад китайцам собрались дать в аренду на 99 лет миллион гектаров, под это обещание взяли у КНР $10 млрд кредита. Но в Алматы тогда тоже вышли на митинги и заставили отменить рассмотрение вопроса (кто-то из активистов отсидел тогда). Сейчас, видать, вопрос продавливают, ведь нужно возвращать кредит китайцам, а те деньги уже проели».

Понимая, что решение просто так не пройдет, в начале мая, президент Казахстана Нурсултан Назарбаев ввел до 2017 года мораторий на несколько положений Земельного кодекса, которые вызвали недовольство, и поручил правительству создать комиссию по земельной реформе.

Но ситуация уже вышла из-под контроля, поскольку земельный вопрос был только поводом для публичного недовольства.

Активности и репрессии

Первая акция протеста против продажи земли прошла 24 апреля. Тогда Нурсултан Назарбаев назвал активистов «провокаторами». После началась мощная пропагандистская кампания и превентивные репрессии. Первый канал «Евразия» утверждал что все протестующие получают по 150 долларов, молодежи раздают наркотики и алкоголь, а заправляют всем исламисты вкупе с иностранными диверсантами. Для полноты картины не хватало только украинского следа, визитки Яроша и срочно переброшенных в Казахстан боевиков «Правого сектора».

За два дня до финальной серии митингов начались аресты активистов и активных блоггеров (им тут же давали по 15 суток). Среди задержанных оказалось два наших товарища, которые просто критически описывали рефлексии режима Назарбаева.

Генпрокурор Жакип Асанов посоветовал казахстанцам не поддаваться на провокации и не участвовать в митингах, так как с началом работы комиссии по земельной реформе в этом нет необходимости.

Но эти меры не помогли. 21 мая в стране состоялось множество выступлений протестующих, которые уже говорили не только и не столько о земле и китайцах, а о скандировали «Шал кет!» (по казах. — «Старик, уходи!»). Это были уже политические требования. Большинство протестующих групп: от левых до религиозных группировок выступили с требованием демократизации политической системы, всеобщих перевыборов, амнистии политзаключенным, свободы слова и пр.

Протестная активность была отмечена в Астане, Алма-Ате, Актобе, Атырау, Семее, Уральске и Павлодаре. Около 300 акций прошло в глубинке страны, отдельных райцентрах и поселках.

Полиция применила спецподразделения и «титушек» из числа военнослужащих. Только 21 мая в регионах Казахстана было арестовано около 400-500 человек. Среди задержанных оказались журналисты даже лояльных к Назарбаеву информационных агентств «Россия сегодня», «Интерфакс», ТАСС и «Новая газета Казахстана».

В Западно-Казахстаной области за попытки организовать массовые акции протеста возбудили уголовное дело на лидера общественного объединения «Абырой» Жана Есентаева. По состоянию на сегодня число уголовных дел за организацию и участие в массовых беспорядках достигло более 1000.

Власти предприняли меры по информационной изоляции протестующих. Как сообщает наш источник в Астане, 21 мая в Казахстане были заблокированы несколько популярных интернет-сервисов, не работают YouTube, почта Gmail и поисковый сервис Google. По состоянию на 24 мая в некоторых городах нет доступа к Facebook и Instagram. По всей стране недоступен Periscope. Начались ограничения в доступе к Twitter, «ВКонтакте» и мессенджеры Telegram и WhatsApp.

Следует отметить, что информация о якобы найденных в Алма-Ате схронах с огнестрельным оружием, «коктейлями Молотова» и другими боеприпасами серьезно не воспринимается даже официальными журналистами и комментаторами.

Многие очевидцы говорят, что власть сильно напугана и пытается напугать и население. Сам Назарбаев заявил, что «сейчас время непростое. Казахстанцы не хотят украинских событий в Казахстане. Я это знаю. Пусть все слышат. А кто это хочет сюда принести, мы примем самые жестокие меры. Чтоб знали и не говорили, что я не предупреждал». Призрак украинского Майдана до коликов пугает казахскую клептократию.

Конец назарбаевского экономического чуда

Следует отметить, что совсем недавно Казахстан был лидером экономического роста в Центрально Азии и в некоторых вопросах давал фору даже России. Казалось, что казахская экономическая модель выдержала испытание кризисами 1998 и 2008 гг. Страна дважды, в 2001 и 2006 гг., провела налоговую амнистию по более либеральным, чем в России, правилам. Пенсионная реформа началась в Казахстане еще в 1998 г. Преобразования в налоговой сфере снизили нагрузку на бизнес (НДС — 15%, вместо российских 18%, социальный налог — 13% против нынешних 26% и будущих 34%). Казахские чиновники отправлялись на обучение в лучшие университеты мира. В феврале 2008 г. Назарбаев запретил ревизорам появляться на объектах малого и среднего бизнеса (кроме пищевых и фармацевтических производств) до конца года.

В итоге темпы среднегодового роста ВВП Казахстана в 1999-2008 гг. (10%) сравнялись с китайскими. Последствия мирового кризиса, падение рынка недвижимости, банковский кризис были серьезными, но переносимыми. В 2009 г. ВВП сохранился на прежнем уровне. Малый бизнес в Казахстане давал 25% ВВП против 15-17% в России.

По состоянию на начало 2015 года миллион казахов при 17,6-миллионом населении взяли ипотечные кредиты в долларах. На курортах ОАЭ и Египта казахи существенно потеснили русских, не говоря уже об украинцах или белорусах.

Но оказалось, что как только цена на нефть провисла, назарбаевская экономическая модель начала давать сбои.

Причины и мотивации

По мнению директор Группы оценки рисков из Алма-Аты Досыма Сатпаева, нынешний всплеск недовольства не стоит расценивать только как протест против земельной реформы. «На самом деле, эти митинги имеют много других разных причин. В целом есть общее недовольство большого количества людей в Казахстане существующим положением вещей как в экономической сфере, так и в социальной. Этот клубок недовольств как раз и порождает эти протестные настроения, которые в Казахстане существуют, и существуют уже давно. До событий 21 мая в Казахстане были и аналогичные выступления — массовые столкновения в 2006 году в Алма-Ате в микрорайоне Шанорак, также связанные с землей. В 2011 году были события в Жанаозене, где также были столкновения между нефтяниками и полицией. И сейчас и тогда навязывается версия о том, что за всем этим стоят внешние силы. Но полагаю, что все причины такой активности носят внутренний характер».

Напомним, что социально-экономическая ситуация в Казахстане начала ухудшаться еще в начале 2014 году. Спад цен на нефть привел к тому, что правительство было вынуждено отпустить местную валюту – танге – в свободное плавание.

Валюта обвалилась с 270 тенге за доллар в конце октября до 375-380 тенге за доллар сейчас.

Уровень благосостояния населения в 2016 году продолжает падать. В долларовом эквиваленте зарплаты уже упали почти в два с половиной раза. Упал и спрос населения на товары и услуги, что негативно сказалось на финансовом состоянии компаний и частных предпринимателей.

По прогнозам МВФ, рост ВВП Казахстана в этом году составит 0,1%, а в следующем — 1%. На фоне стагнирующего экономического роста и постоянного повышения потребительских цен все больше казахстанских семей оказываются в тяжелой ситуации.

По словам казахского экономиста Айдара Алибаева, все это негативные последствия кризиса сырьевой модели экономики Казахстана. В 2016 году фиксируется чрезвычайно высокая безработица (вместе с так называемыми «самозанятыми» составляющая до половины трудоспособного населения), «обескровленно» сельское хозяйство, усугубилась деградация системы здравоохранения, образования и науки, неэффективный коррумпированный госаппарат впадает в прострацию.

В итоге, по мнению Алибаева, «налицо обанкротившаяся модель сросшегося с бизнесом худшего варианта советской чиновничьей системы, основанного на недемократическом характере принятия решений и закрытой эксплуатации сырьевых ресурсов».

Блоггер Ныгмет Ибадильдин считает, что сейчас стало трудно покупать лояльность населения, т.к. нефтяной рог изобилия иссяк. Исторически, когда у нефтяных государств кончались деньги, они обычно становились более либеральными, создавали возможности для предпринимательства и в целом ослабляли гайки. Но в Казахстане этого не произошло и не произойдет. Власти в ответ на экономические проблемы начнут прибегать к репрессивным мерам. Опыт в этом у Назабаева уже есть.

Кто станет движущей силой революции

Примечательно, что в акциях протеста почти не принимала участие политическая оппозиция. Хотя ее как таковой почти в Казахстане не осталось, после того как из страны эмигрировали главные фрондирующие олигархи (например Аблязов).

Основную роль в мобилизации недовольных играли общественные самоорганизованные группы. Один из активистов, участвовавший в акции протеста 24 апреля в городе Атырау, утверждает, что координационный комитет стачкома был сформирован на местном форуме знакомств, людьми, которые до того друг друга почти не знали. В большинстве своем актив манифестантов – это новые люди в уличной политике.

Кроме того, в простестное движение «нырнули» почти все легальные и нелегальные оппозиционные тусовки и клубы. Если брать украинские аналогии, то это похоже на то, как формировалось движение «Украина без Кучмы» в 2001 году. Как в одном флаконе помещались участники объединения «Восстань Украина!» (от националистов до КПУ).

Протестное поле Казахстана очень разношерстное, много разных групп. События скорее говорят о Казахстане как о „кипящем котле“. И эти протестные всплески будут постоянно вырываться. Сейчас их загасили в какой-то степени, но протест будет вырываться в другом месте, по другой теме.

Вряд ли сейчас удаться раскачать ситуацию в Казахстане на столько, чтобы попытаться захватить власть и устранить Назарбаева. Пока новая оппозиция не способна даже создать собственный политический субъект. Но это пока.

Путин не поможет

То что Россия для Казахстана больше опасный сосед, чем стратегический партнер в Астане понимают. Во всяком случаи делают все, чтобы снизить риски российского влияния на внутриполитические процессы. Отсюда постоянные демарши и символические демонстрации самостоятельности. Борьба с георгиевскими ленточками, публичное репрессирование русских казаческих организаций на севере Казахстана, арест и суд над наемниками, воевавшими на стороне сепаратистов на Донбасе и пр.

Сам Назарбаев никогда не скрывал своего прагматизма: «Если будет выгодно весь казахстанский газ и нефть проводить через Россию, мы пойдем туда. Если на 15 долларов будет ниже транспортировка через Баку—Джейхан – мы пойдем туда. А если и там, и там нам будет невыгодно, мы пойдем в Китай. А как иначе?»

Но многовекторная лояльность Астаны с падением цены на нефть потеряла и свою дополнительную стоимость.

В околокремлевских кругах все больше говорят о том, что когда Казахстан пойдет в разнос, Кремль не будет спасать режим Назарбаевых, а ограничиться введением своих войск в нефтеносные регионы на западе Казахстана. Но может еще очередную «народную республику» подмутят на севере республики, да и контроль за двумя-тремя транспортными коридорами из Китая. А в остальном это будет ответственность самого Назарбаева и тех, кто с ним к тому времени останется.




Комментирование закрыто.