Проблема по имени «China»

Роман Комыза, для "Хвилі"

Китай

Мир наполнен социальными конфликтами. Где-нибудь всегда происходили войны, революции, перевороты, взлеты и падения государств и наций. Сегодня мир стал очень тесным местом, где иногда кажется, что даже самые отдаленные события происходят не «где-то там», а «совсем рядом». Глобализация связывает все явления социально-экономической жизни планеты в единую сложную систему отношений.

Пусть Китай спит, ибо, когда он проснется, мир будет потрясен.

Наполеон Бонапарт

Раздел 1.

Общее видение вопроса (введение).

 

На пороге больших потрясений

Сейчас, как и раньше можно наблюдать признаки усиления и увядания наций. В последнее время явным лидером подъема является Китай, в то время как страны Запада демонстрируют тенденцию упадка. Это, в первую очередь, проявляется в экономике, но, как известно, за экономикой неизбежно следует все остальное.

Наступило время локальной и глобальной нестабильности. Совсем недавно все были свидетелями «арабской весны», захватившей страны Северной Африки. Сейчас идет война в Сирии. Кто следующий: Иран, или, может быть, Северная Корея? И что это – цепь случайных событий или хитрая игра, проводимая кем-то конкретным против кого-то конкретного?

Связаны ли все или часть этих событий с усилением Китая? Не буду на этот счет строить никаких экзотических версий. Скажу лишь, что это не последние изменения, с которыми нам предстоит столкнуться в ближайшем будущем. Подъем Китая – явление масштабное и, в современной истории, — беспрецедентное. Один из основоположников теории хаоса Эдвард Лоренц вывел принцип, согласно которому «взмах крыльев бабочки в Бразилии может вызвать торнадо в Техасе». Если так, что же тогда говорить об эффектах, вызываемых активностью Китая?

Начнем с констатации нескольких простых и очевидных фактов:

a) Китай заметно усилился за несколько последних десятилетий;

b) Китай, скорее всего, какое-то время будет усиливаться и в ближайшем будущем;

c) усиление Китая затрагивает интересы многих стран в разных регионах планеты.

Для многих в этом мире Китай стал представлять проблему. Но в чем именно состоит проблема? Кто и, главное, как будет ее решать? И, наконец, чем все это закончится? Здесь нам предстоит ответить на первый вопрос и вплотную подойти к оставшимся двум.

 

Пирамида интересов

 

Практически каждый человек из любой страны мира ежедневно имеет дело с так называемым «китайским фактором». Ведь все мы покупаем товары. Для того, чтобы понять масштабы китайской товарной экспансии достаточно посмотреть вокруг себя. Если в данный момент на вас, или в радиусе метра от вас, нет ни одного предмета или вещи с надписью «MADE IN CHINA», то, скорее всего, вы живете на другой планете. Очевидно, что рост экономической мощи влияет на военный потенциал и увеличивает международно-политический вес. Существующий сегодня мировой порядок создавался явно без учета нынешнего состояния Китая, чей бурный рост выводит этот порядок из равновесия.

Осознавая масштабы явления, надо признать, что усиление Китая и все, что из этого вытекает, представляет собой связку событий, которые затрагивают не одну и не две страны, и даже не группу стран. Это касается всех стран и каждого человека. Так что же несет в себе данная проблема, если рассматривать ее в иерархии геополитических интересов? Представим эту иерархию в виде условной пирамиды (см. Вставку № 1).

Пирамида интересов

Рис.1 Пирамида интересов

Нижний уровень. Носителями данных интересов являются практически все страны мира. Исключения могут составлять отдельные государства, которые по тем или иным причинам выпадают из системы мировых экономических отношений. Итак, условимся, что нижний уровень – это «Все страны».

Средний уровень. Глобальное лидерство пока еще принадлежит странам Запада. Это, в первую очередь, США и страны Евросоюза. К ним примыкают страны из других регионов, которые разделяют экономическую модель и идеологию первых. Это такие страны, как Япония, Австралия, ЮАР, Южная Корея, Тайвань, Сингапур и т.д. Кроме того, страны с другим уровнем развития, которые в силу своих тесных экономических или политических связей с Западом являются его союзниками, также следует рассматривать в западном конгломерате. Это Индия, некоторые страны Персидского залива, Центральной Азии и Африки. Итак, средний уровень – это «Запад».

Верхний уровень. Как известно, по итогам WWII была создана достаточно стабильная на тот момент конструкция, известная под названием «двухполюсный мир». С развалом социалистического блока, а затем и самого СССР эта конструкция рухнула. Остался один полюс, один доминирующий центр притяжения. Отдельные страны могут быть в большей или меньшей степени удалены от этого центра, но все они теперь части единой дряхлеющей системы. Единственная, оставшаяся сверхдержава – США. Эта страна, несмотря на все ее проблемы, имеет, и возможности и желание сохранить свою гегемонию. Поэтому, верхний уровень – это действующий пока еще гегемон, то есть «США».

Заметим, что интересы обычных стран находятся, как правило, только на нижнем уровне. Интересы Запада – на нижнем и среднем. Соответственно, США имеют интересы на всех трех уровнях.

Здесь необходимо ввести в игру еще одну группу субъектов, чьи интересы достаточно плотно представлены везде, но, особенно, на среднем и верхнем уровне. Это так называемые транснациональные корпорации (ТНК). Они часто используют отдельные государства как площадки, встраиваемые в сложную систему международных отношений. Это происходит в той мере и с тем качественным наполнением, в которой на этих площадках реализованы так называемые надстроечные конструкции (государственные механизмы и институты). Так что иногда за тем или иным национальным решением стоит сложное переплетение мотиваций «не суверенных» глобальных игроков.

Далее мы определим, начиная с нижнего уровня, о каких именно проблемах идет речь.

Раздел 2.

 

Общестрановые проблемы: пробуждение системных противоречий капитализма.

 

Проблемы, существующие на этом уровне, делятся на фундаментальные и производные. К фундаментальным относятся три основные проблемы:

— рост цен на ресурсы;

— усиление конкуренции;

— сокращение рабочих мест.

Производных проблем гораздо больше, но по своей природе они не так значительны и, прямо или косвенно, являются следствием фундаментальных.

Рост цен на ресурсы.

Увеличение спроса, само по себе, является своего рода двигателем экономики. Пока Китай закупал в основном промышленное оборудование, продукты металлургии и машиностроения, его «любили». Но по мере индустриализации китайской экономики отношение к нему изменилось. Теперь Китай потребляет все больше руды, нефти и природного газа, увеличивая таким образом мировой спрос на углеводороды и другие сырьевые ресурсы (см. Вставку № 2). Растет благосостояние и численность его населения. Вследствие этого Китаю требуется больше продуктов питания, что, в свою очередь, увеличивает мировой спрос на товары продовольственной группы.

 

Потребление нефти и газа 1990-2030

Рис.2 Потребление нефти и газа 1990-2030

 

Таким образом, повышение китайского спроса на невозобновляемые природные ресурсы, а также на продовольствие создает предпосылки для их мирового удорожания. В результате этой тенденции, рост цен может охватить множество других товаров, имеющих значительную энергетическую и продуктовую ценовую составляющую.

Кризис значительно снизил спрос на китайские товары со стороны Запада. Одним из решений данной проблемы для Китая является развитие внутреннего рынка, а это путь в общество потребления (consumer society). При этом, если предположить, что на одного гражданина Китая (с его 1,3 млрд. населением) будет приходиться столько же, сколько потребляет житель средней западной страны (не говоря уже о США), то только одному Китаю может не хватить ресурсов всей планеты! Безусловно, достижение такого уровня потребления для Китая – это лишь теория. Есть масса причин, по которым такое просто невозможно. Однако, тенденция к увеличению потребления очевидна. Продолжающийся рост китайского спроса неизбежно вызовет увеличение цен на мировом рынке и удорожание этих ресурсов для других потребителей. Граждане многих стран будут чувствовать ухудшение уровня жизни, усилятся кризисные тенденции, возрастет социальная напряженность.

Итак, Китай не может развиваться, не потребляя ресурсы, а это вызывает мировой рост цен и является одной из фундаментальных проблем.

 

Усиление конкуренции

 

В основе успеха китайской экономики лежат два основных фактора: огромные демографические ресурсы и особые национально-культурные черты китайцев (такие как трудолюбие, прилежность и т.д.). Долгое время не хватало только толчка. После того как Партия (КПК) провозгласила «Политику реформ и открытости» (1978 г.), в стране было развернуто широкомасштабное мелкотоварное и кустарное производство. Возникло огромное количество мелких предприятий. Дешевая рабочая сила давала Китаю значительные преимущества для экспорта. Китайские товары стали вытеснять с рынка более дорогие товары компаний, которые годами (если не столетиями) добивались своего положения. Вначале это были технологически простые товары (обувь, текстиль, предметы одежды и быта), однако со временем Китай сталь наращивать производство и более сложной в технологическом смысле продукции.

Таким образом, можно говорить о существовании внутренних объективных предпосылок китайской экспансии, так ярко проявившейся в наши дни. Однако не нужно быть настолько наивным, чтобы не видеть и внешних причин для возникновения «китайского чуда». Запад волей или неволей сам причастен к возникновению явления, которое сейчас представляет для него угрозу.

После того как в 1949 году к власти в Китае пришли коммунисты, США рассматривали китайский коммунизм как более мягкий по сравнению с советским. И хотя большую часть 60-х США проводили политику изоляции Китая, после китайско-советских столкновений 1969 года, США решили воспользоваться расколом в коммунистическом лагере и стали использовать Китай в своей антисоветской стратегии. Это положило начало для плана«открытия» Китая в 1970-1979 гг., разработанного советником президента США по вопросам национальной безопасности Генри Киссинджером. В отличие от СССР, который уничтожался всеми доступными средствами, Китай стал экономическим партнером Запада. Это партнерство позволяло Западу поддерживать раскол в коммунистическом мире, подавляя тем самым СССР и, отчасти, устранять некоторые перекосы вызванные системными проблемами мирового капитализма.

Сегодня китайские власти активно стимулируют экономическую экспансию, используя для этого малоприятные для многих стран методы, например:

— блокируют доступ иностранных конкурентов на свой внутренний рынок;

— поддерживают заниженный курс юаня;

— игнорируют вопросы защиты интеллектуальной собственности;

— нарушают нормы экологии.

Все эти меры направлены на поддержку экспорта китайских товаров и наполнение товарных рынков, которые и без того перегреты конкуренцией. Но одно дело, когда эта конкуренция идет по общим для всех правилам, и совсем другое, когда кто-то от них отступает. Многие производители вынуждены существовать на грани выживания или, вообще, сворачивать свой бизнес, так как продавать свой товар по цене китайских конкурентов означает для них работать себе в убыток. Такая участь уже постигла многие мелкие и средние предприятия по всему миру. Кое-где свертывание бизнеса происходило на уровне целых отраслей.

Примером может служить ситуация с производством текстиля в итальянском городе Прато, который еще со средних веков известен как один из центров европейской легкой промышленности. Так, например, из приблизительно 6 тысяч текстильных компаний, насчитывавшихся в Прато в 2000 году, к середине 2005 года осталось меньше половины. Многие не выдержали конкуренции с производствами, перенесенными в Китай или использующими китайскую рабочую силу.

 

Сокращение рабочих мест

 

Данная проблема прямо вытекает из предыдущей. Усиление конкуренции оказывает давление на фонд оплаты труда и, как следствие, влечет за собой снижение заработной платы и/или сокращение рабочих мест. В случае с Китаем имеют место еще и такие обстоятельства.

Во-первых, сокращение рабочих мест происходит вследствие конкуренции с китайскими производителями. Если вы хотите, чтобы ваши товары покупали, снижайте цену. Чтобы снизить цену, сокращайте издержки, в том числе, сокращайте персонал, нанимайте тех, кто будет больше работать и меньше получать. С этим понятно.

Во-вторых, китайские иммигранты – это, во многом, уже готовые работники, которые «согласны  больше работать и меньше получать». Демографическое давление внутри Китая давно способствовало эмиграции китайцев, и государство негласно ее поощряло. Эмигранты, многие в статусе нелегалов, всегда стремились переехать в более развитые страны (особенно страны Запада). Там они были готовы работать за плату, которая в несколько раз меньше, чем зарплата местного, но при этом в несколько раз выше, чем в Китае. Сейчас этот разрыв стал сокращаться, но, все еще, остается значительным.

Очень часто иммигранты соглашались работать неофициально (т.е. без налогов), без социальных гарантий и охраны труда. Ассимилировавшись, многие из них вырастали до того, что открывали свой собственный бизнес в стране пребывания или даже выкупали бизнес у своих бывших работодателей.

Сегодня многие китайцы владеют бизнесом на Западе. Но там, как правило, только принимают заказы. Исполнение заказов осуществляется силами персонала, который физически находится в Китае. Современные средства коммуникаций и транспорта дают возможность очень быстро решать такого рода задачи. Зачастую к такой схеме работы прибегают и исконно европейские предприниматели, которые используют «китайский аутсорсинг» как фактор снижения расходов.

Таким образом, вследствие усиления конкуренции с китайскими производителями, а также за счет иммиграции дешевой рабочей силы и использования дешевого китайского аутсорсинга, возникает прямая угроза занятости в разных странах (и это, прежде всего, касается рабочих).

 

Проблема экологии

 

Очевидно, что игнорирование мероприятий, связанных с охраной окружающей природной среды, позволяет Китаю избегать огромных издержек. И это один из существенных факторов, обеспечивающих конкурентоспособность китайских товаров.

По данным ООН из 30 наиболее загрязненных городов планеты, 20 находятся в Китае.

Экологические проблемы, вызванные китайской производственной активностью таковы, что они наносят вред близлежащим странам. Так, например, большую проблему для соседей Китая представляет загрязнение трансграничных рек, протекающих по территории стран Центральной Азии.

Также существуют экологические угрозы планетарного масштаба, которые так или иначе связаны с индустриализацией Китая. Сегодня эту страну называют главным мировым «экспортером пыли» — десятки миллионов тонн китайской пыли и сажи ежегодно уносятся воздушными потоками в Корею, Японию и даже на западное побережье США.

 

Демографическая проблема

 

Активная китайская эмиграция привела к росту китайской общины в других странах. Свой «china town» существует практически в каждом мегаполисе. Местное население все больше понимает, что каждый новый иммигрант – это конкурент на рынке труда. В условиях кризиса, угроза потерять работу приобретает особую остроту. Плюс, добавьте к этому, что многие иммигранты являются нелегалами. А там, где есть «нелегальный» фактор, возникает благодатная среда для роста преступности. В совокупности с множественными территориальными спорами с соседними странами, рост китайской общины вызывает все большее неприятие у коренного населения. Антикитайские настроения присутствуют во многих странах региона, среди которых Индонезия, Малайзия, Австралия, Казахстан, Кыргызстан и др.

 

Проблема регионального лидерства

 

Очевидно, что Китай уже стал доминирующей региональной державой в Восточной Азии. Его дальнейшее усиление в направлении Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР), а также западной и центральной части Евразии чревато изменениями сложившихся балансов сил. Страны, попадающие в зону расширяющегося влияния Китая, вынуждены увеличивать военные бюджеты, пересматривать отношения с союзниками и т.д. Иными словами, для многих возникает состояние геополитического дискомфорта.

 

Усиление международной конфронтации

 

Данная проблема тесно связана с темой регионального лидерства. Китай имеет множественные территориальные споры с разными странами. Расширение зоны влияния Китая может повлечь за собой обострение напряженности в регионе по многим неурегулированным вопросам.

Например, недавно возникли осложнения с Японией (сентябрь 2012 г., по поводу островов Сенкаку/Дяоюйдао в Восточно-Китайском море); Вьетнамом (май 2012 г., по поводу острова Спратли в Южно-Китайском море); Филиппинами (апрель 2012 г., по поводу рифа Скарборо/Хуанъянь в Южно-Китайском море) и т.д. Скорее всего, количество таких эпизодов в ближайшем будущем будет только возрастать.

Кроме данного региона, китайские интересы также находятся в некоторых странах Африки, Ближнего Востока, Центральной Азии и Латинской Америки. Это значит, что география локальных конфликтов может быть гораздо шире, чем ближайшая периферия Китая.

Совокупность неразрешенных территориальных споров может стать препятствием для дальнейшего мирного движения Китая. У его глобальных конкурентов может появиться соблазн превратить территориальные споры в очаги конфликтов, чтобы использовать их как средство сдерживания Китая, позволяющее запереть его в регионе. Это вряд ли понравится странам, которые будут сами втянуты в конфронтацию или будут граничить с зонами локальных боевых действий.

 

Итак, существует достаточно большой круг стран, для которых усиление Китая создает проблемы. В основе всего лежат, преимущественно, экономические причины, вызывающие глобальные диспропорции спроса, конкуренции и занятости.

Эти системные противоречия капитализма были всегда. С появлением общества потребления их лишь законсервировали на время, но не устранили. Правда, удалось это ценой раздувания непомерных социальных обязательств и роста государственного долга. Китай вступил в контакт с капиталистическим миром, оставаясь при этом страной, для которой были чужды принципы общества потребления. Таким образом, он стал внесистемным звеном, вмонтированным в систему мирового капитализма. По мере усиления этого звена, система все больше стала выходить из равновесия, а скрытые ранее противоречия начали проявляться с новой силой.

Экономические предпосылки, отягощенные множеством производных обстоятельств, создали условия для конфликта интересов в экологической, демографической и военно-политической сфере.

Продолжение здесь


Загрузка...


Комментирование закрыто.