Приднестровская карта Кремля и риски для Украины

Arty Green, для "Хвилі"

pmr

В ноябре в новостных лентах СМИ стали появляться информационные фрагменты касательно перспектив развития ситуации вокруг замороженного более 20 лет назад вооруженного конфликта в Приднестровье. И в СМИ, и в постах активных участников блогосферы замелькала идея вынудить РФ вывести свои войска из Приднестровья. Эта идея подаётся и воспринимается как способ вернуть Приднестровье в лоно «европейской цивилизации» и обезопасить юго-западный фланг Украины. На самом деле, идея более чем спорная. И совершенно не факт, что она не родилась на берегах Москвы-реки…

Для полноценного осмысления последствий возможного «выдавливания» официальной армии РФ из Приднестровья нужно напомнить события почти четвертьвековой давности. Приднестровский конфликт, особенно его военная фаза, был довольно скоротечен и, на удивление, после «ввода миротворцев» не имел кровавых рецидивов. Войска РФ вроде как выполнили свои функции, ну, и пора и домой… В Украине широко распространено заблуждение, что российские войска «защитили» маленькое Приднестровье от грозившей ей силовым усмирением Молдовы. На самом деле, всё было практически полностью наоборот. Но обо всём по порядку.

В интернете можно найти достаточно много источников, описывающих события 92-го года как с позиции сторонников ПМР, так и с позиции сторонников Молдовы. Разумеется, на русском и румынском языках многие оценки диаметрально расходятся, хотя даты и сами события описаны с высокой детализацией. Попробую дать свою очень краткую интерпретацию тех событий, которые дадут возможность смоделировать возможные варианты развития событий.

В результате цепи событий, которые можно назвать процессом «развала СССР», на территории Молдовы де-юре сформировалось унитарное государство. На небольшой части территории Молдовы, на левом берегу Днестра, этнический состав населения существенно отличался от остальной территории этой страны. Молдаване здесь составляли только треть населения, причём существенная часть этой трети были носителями русского языка. Основная часть жителей города Бендеры, на правом берегу Днестра, своим этническим составом, языковой средой и прочими связями, обусловленными географической близостью, тяготели больше к Тирасполю и вошли в состав «мятежного» Приднестровского самообразования. Не будем здесь лезть в исторические дебри, но факт остаётся фактом — основным языком Приднестровья был русский, причём большая часть приднестровцев молдавским (румынским) языком не владела совсем или владела крайне слабо. Принятые в 1990-1992 годах парламентом Молдовы серия законодательных актов создала в стране режим сильного протекционизма носителям молдавского (румынского) языка. Это не могло не вызвать резкого отторжения в русскоязычном Приднестровье. В результате начал разгораться конфликт, переросший в вооружённые стычки, а 19-21 июня на территории города Бендеры боевые действия приняли масштабный характер.

На тот момент, в Приднестровье располагалось более десятка воинских частей 14-й армии, в основном кадрированного и сокращённого состава. То есть количество офицеров, прапорщиков и сверхсрочников существенно превышало военнослужащих срочной службы, прибывших с территории РФ. Нужно понимать, что все были носителями русского языка и, кроме «срочников», были жителями Приднестровья. Внятной программы вывода 14-й армии на территорию РФ тогда не существовало, да и перспектива переезда всей семьёй с берегов Днестра на плохо обжитые просторы, например, Забайкалья , мало кого привлекали. Для примера, 300-й полк ВДВ готовился, и в октябре 92-го был переведён, из Кишинёва в Сибирский военный округ. Не удивительно, что оружие со складов кадрированных частей стало постепенно перетекать в вооружённые отряды самообороны, сформировавшиеся из активных защитников автономии Приднестровья. Кровавые события 19-21 июня 1992-го года в Бендерах привели к стихийным захватам нескольких складов вооружения 14-й армии, включая несколько единиц тяжёлой техники. Всё шло к тому, что личный состав 14-й армии, со всем вооружением, почти в полном составе перейдёт на сторону самопровозглашённой ПМР.

Прибывший из Москвы с чрезвычайными полномочиями генерал Александр Лебедь принял, возможно, единственное решение, которое позволило сохранить формальный контроль командования ВС РФ над частями, расположенными в Приднестровье. Генерал Лебедь объявил мобилизацию приписного состава из местных жителей в большинство воинских частей 14 армии, дислоцированных в Приднестровье, и заявил о «вооружённом нейтралитете». Это подразумевало, что Александр Лебедь силой оружия подчинённых ему частей требует и гарантирует соблюдения «статус-кво» на территории ПМР. Параллельно с этим в его распоряжение прибыли высокодисциплинированные подразделения спецназа ВС РФ для организации гарнизонной службы и выполнения особых поручений, в первую очередь связанных с повышением управляемости войск.

Несмотря на развёртывание некоторых частей 14-й армии, ВС Молдовы продолжали подготовку наступления на ПМР с целью установления над ней полного контроля. В период с 30-го июня по 3 июля 92-го года артиллерийские подразделения, полностью состоящие из жителей Приднестровья, под формальным командованием РФ, нанесли несколько артиллерийских ударов по изготовившимся к форсированию Днестра группировкам войск Молдовы и «румынских добровольцев». Генерал Лебедь вынужден был возглавить этот процесс, в противном случае, при первых признаках попытки наступления Молдовы, войска Лебедя вышли бы из его подчинения и приступили к отражению наступления. Это могло привести к стихийному контрнаступлению и захвату Молдовы вышедшими из подчинения РФ подразделениями, поголовно состоящими из сторонников ПМР. Такое развитие событий категорически не устраивало руководство РФ во главе с Борисом Ельциным. Соответствующую задачу и получил генерал Лебедь, с которой он блестяще справился.

В результате нескольких артналётов наспех собранная армия Молдовы практически прекратила своё существование. Остатки подразделений ВС Молдовы дезертировали. Даже министры обороны и внутренних дел сбежали на территорию Румынии. Паника достигла такого уровня, что любое из самоорганизованных подразделений ПМР фактически без боя могло войти в Кишинёв. Для недопущения подобных попыток генерал Лебедь предупредил всех командиров вооружённых формирований ПМР и «прочих казаков», что дал команду находящимся в его распоряжении подразделениям спецназа, прибывшим из РФ, уничтожить любое подразделение, «которое начнёт перемещение в сторону позиций противника, вне зависимости от его подчинённости Кишинёву или Тирасполю». Кроме того, было доведено, что находящийся под командованием младшего брата генерала – полковника Алексея Лебедя, 300-й (кишинёвский) полк получил команду отразить подобную попытку, если она будет, непосредственно из Кишинёва.

Осознав масштабы беззащитности Молдовы, её президент Мирча Снегур в начале июля обратился к президенту РФ Борису Ельцину с просьбой «ввести» в зону конфликта миротворческие силы. Ельцин в тот момент был крайне не заинтересован в любом международном скандале и пересмотре положений раздела СССР, сформулированных в акте, подписанном в «Беловежской пуще». Его интересовало только окончательное закрепление «независимости» РФ от СССР и партнёрские отношения с Западом. Поэтому войскам 14-й армии, находящимся в Приднестровье, было приказано надеть голубые повязки и заменить на переднем крае подразделения вооружённых формирований ПМР. Такая развязка устраивала большую часть приднестровцев, включая военнослужащих и мобилизованных 14-й армии, поэтому эта команда была исполнена почти без эксцессов. Прибытие в Тирасполь более 20 самолётов с псковскими десантниками и их техникой было лишней предосторожностью или, скорее, имитацией прибытия миротворцев из РФ.

После 92-го года утекло достаточно много мутной воды. Многое изменилось. Российская Федерация превратилась в агрессивное государство, несущее «русский мир» соседям и не соседям боевыми самолётами, танками и артиллерией, пехотой своих регулярных и иррегулярных войск. Пропаганда, масштабно развёрнутая на территории РФ и подконтрольных ей территориях, не даёт их населению выйти из плена навязанных идеологических штампов и искусственно созданных фобий. Социальные проблемы и тотальная пропаганда «русского мира» дают достаточное количество наёмников для продолжения военных авантюр Кремля. По необходимости Москва может сгруппировать батальоны и даже дивизии своих наёмников в любом нужном им месте. При этом формальное наличие юрисдикции РФ ни на что не влияет. Россия традиционно достаточно легко отправляет своих военных в «горячие точки» и потом нахально утверждает, что «ихтамнет». ПМР давно не является самостоятельной административно-территориальной единицей, даже в той форме, какой она была при многолетнем главе ПМР Игоре Смирнове. Поэтому «вывод войск РФ» из Приднестровья только формально снимет ответственность с руководства РФ за все последствия, не более того. А вариантов последствий есть несколько, и ни один из них не приведёт к исходу «русского мира» с берегов Днестра в обозримом будущем. Как раз напротив, вооружённые отряды ПМР скорее займут Кишинёв и выйдут на берег Прута, чем капитулируют перед Молдовой. При этом, не входящая в НАТО, Молдова не сможет рассчитывать на существенную и, главное, своевременную помощь извне. Даже Румыния вряд ли успеет что-либо сделать, ведь формально это будет только внутренний конфликт.

Вероятно, с победой на выборах Президента Молдовы прокремлёвского кандидата будет запущен другой сценарий. Например, под давлением новоизбранного президента Молдовы «пакетное» включение приднестровских избирателей в процесс внеочередных выборов парламента. Эти 15% верных прокремлёвских «штыков» могут своей 100% «явкой» завалить многолетний баланс между вороватыми «проевропейскими» политиками Молдовы и красно-кремлёвскими политическими марионетками. В этом случае «падение» Кишинёва в «дружеские» объятия Кремля произойдёт без единого выстрела, а закрепление достигнутого результата произойдёт по накатанной в самой РФ «северокорейской» схеме. Непримиримых оппозиционеров уже «традиционно» приютит Румыния.

Использовать свою, формально независимую, «приднестровскую карту» хозяин кремля может и в другом направлении – одесском. К сожалению, на этом фланге Украины происходят некоторые процессы, дающие повод для серьёзных опасений. Значительная часть населения Одесской области, особенно южной её части, находится под сильным пророссийским влиянием. После ухода Михаила Саакашвили с поста главы Одесской ОГА в регионе остаются доминировать только коррупционные кланы с «российским душком». Появившиеся в Киеве антикоррупционные правоохранительные структуры под постоянным патронатом западных доноров приобретают всё больше самостоятельности и вот-вот станут реальной угрозой коррупции в стране. Это очевидно усиливает «центробежные» настроения региональных коррупционных кланов, которые для сохранения своего влияния могут пойти на любые авантюры. А появление в регионе «независимых» от Москвы хорошо-вооружённых, усиленных добровольцами с боевым опытом, пророссийских формирований может быть катализатором сепаратистских процессов на Одесском направлении. Масштаб «заготовочки» уже не позволит группе местных проукраинских активистов удержать ситуацию, а действия киевских властей могут оказаться слишком пассивными, что уже никого не удивит. Даже ВСУ с «наявным» численным составом, подготовкой, мобильностью, а последнее время и моральным состоянием, не внушает уверенности, что угроза на этом фланге может быть успешно и своевременно отражена. Особое удивление вызывает тот факт, что вдруг, ни с того ни с сего, на уровне министров обороны Украины и Молдовы начинает всерьёз обсуждаться возможность вывода «российских войск» из Приднестровья по некому «сухопутному коридору через Одессу». Надо понимать, что военнослужащих РФ, не проживающих постоянно на территории Приднестровья, если и больше одной тысячи, то не намного. И обеспечить эвакуацию складов с вооружением и БК 14-й армии на территорию РФ они точно не смогут. Даже если действительно очень захотят.

Похоже, кто-то забыл (а может и не знал) истинную причину и механизм «ввода» армии РФ в Приднестровье. Это подозрительно совпало с выборами в Молдове и Болгарии пророссийских президентов. А ведь до сегодняшнего дня официальное присутствие в ПМР «российских войск» давало гарантии безопасности в первую очередь именно Молдове. Точнее, международной ответственности РФ в случае нападений на подконтрольную Кишинёву территорию Молдовы. В свете международных санкций, наложенных на РФ, её руководство крайне заинтересовано в снятии с себя ответственности за дальнейшую эскалацию ситуации в Украине. Вместе с тем, отказываться от своих планов они не собираются, ведь напряжённость на границах, бедность и бедствие на сопряжённых территориях представляется Кремлю крайне важным фактором для удержания своей власти в России.

Текст написан, чтобы те, кому не безразлична судьба Украины, внимательней относились к событиям и фактам, несущим новые угрозы нашей стране. Будем бдительны, вынуждаем власть адекватно реагировать на вызовы, хотя бы для того, чтобы не нести потом персональную ответственность за сданные врагу территории Украины. А за безропотно сданный Крым, придёт время — спросим.

Подписывайтесь на Facebook автора




Комментирование закрыто.