Приднестровье между прошлым и будущим

Владимир Букарский

Главной сенсацией прошедших 11 декабря выборов президента самоопределившейся Приднестровской Молдавской Республики стал провальный результат действующего 70-летнего президента ПМР Игоря Смирнова, занимавшего этот пост в течение 20 (! лет. Почти все прошедшие выборы Смирнов выигрывал с абсолютным отрывом ещё в первом туре. Так, в 1991 году он набрал 65,4% голосов избирателей, в 1996 году — 71,94%, в 2001 году — 81,85% и в 2006 году — 82,4% голосов избирателей. Теперь же его поддержали лишь 24,6% избирателей, он не смог пройти во второй тур, заняв лишь третье место. Его обошли 61 летний председатель Верховного Совета ПМР, лидер партии «Обновление» Анатолий Каминский (26,3%) и 43-летний экс-спикер Евгений Шевчук (38,8%).

Интересно, что оба победивших политика — и Каминский, и Шевчук, активно использовали в своей предвыборной кампании образ Владимира Путина. Каминский фигурировал на билбордах и плакатах вместе с Путиным, а Шевчук — в предвыборном ролике на фоне российского флага за столом, на котором стоял портрет премьер-министра России. Это вынудило пресс-секретаря российского премьер-министра Дмитрия Пескова сделать специальное заявление, что «образ Путина в приднестровской избирательной кампании используется без согласия самого Путина и незаконно».

Игорь Смирнов пытался сохранить имидж «отца республики», «гаранта существования и стабильности Приднестровья» — то есть тот самый имидж, который ему помогал сохранить практически монопольную политическую власть на протяжении всех 20 лет. Однако на этот раз коса нашла на камень — у Смирнова испортились отношения с Москвой. Чёрная кошка между Смирновым и Кремлём пробежала летом уходящего года, когда вследствие жёсткой позиции приднестровской делегации было сорвано подписание итогового документа в ходе Московской встречи участников переговорного процесса по приднестровскому урегулированию. России было важно предстать перед США и Германией в качестве главного модератора приднестровского урегулирования — с тем, чтобы не отдать Западу геополитическую инициативу в этом регионе.

После этой встречи стало окончательно ясно, что Смирнов — человек из прошлого, не отвечающий реалиям сегодняшнего дня. Чрезвычайный и полномочный посол России в Молдавии Валерий Кузьмин в своих выступлениях дважды подверг резкой критике режим Смирнова и деятельность министерства иностранных дел Приднестровья, заявив при этом, что «Приднестровье нуждается в обновлении». Команда Смирнова расценила это заявление в качестве агитации за Анатолия Каминского, возглавляющего партию «Обновление».

В день выборов началась «война экзит-поллов»: в то время как единственный официально разрешённый экзит-полл дал Смирнову 47%, а его соперникам по 22-23%, с участков приходили совсем другие цифры. Неофициальные данные, приходившие из Центризбиркома, повергли всех в шок: Смирнов с разгромом проиграл. Только лишь в одной из семи территориальных единиц (города Тирасполь, Бендеры и 5 районов) — в Дубоссарском районе — Смирнов с небольшим отрывом обошёл своих обоих главных конкурентов. Зато в остальных 6 единицах Смирнов проиграл Шевчуку, а в 3 из них Смирнова обошёл Каминский.

{advert=4}

Наиболее катастрофическими результаты для Смирнова стали в Рыбницком районе. В городе Рыбница — «северной столице» Приднестровья — расположен крупнейший индустриальный гигант Приднестровья — Молдавский металлургический завод, занимающий 52% от всего производства ПМР и 65% экспорта республики. ММЗ наиболее пострадал от блокады торговых агентов Приднестровья со стороны Молдавии и Украины. Рыбницкий район — родина Евгения Шевчука, с Рыбницей связана большая часть биографии Анатолия Каминского. В Рыбницком районе Смирнов набрал почти в 6 раз меньше голосов, чем Шевчук, и в 3,5 раз меньше чем Каминский.

Последней попыткой команды Смирнова хоть как-то исправить ситуацию стало заявление, поданное в Центризбирком доверенным лицом президента ПМР Александром Уткиным, о признании выборов недействительными вследствие «многочисленных нарушений со стороны кандидата Анатолия Каминского». В числе нарушений были названы и наличие его агитационных материалов в день выборов, а также «вмешательство в выборы со стороны чиновников иностранного государства» (то есть России).

После того как 14 декабря Центризбирком огласил предварительные результаты выборов, поддерживающий Смирнова Народный союз Приднестровья, объединяющий представителей различных просмирновских общественных движений, провёл экстренный съезд, на котором зазвучали обвинения в «предательстве» в адрес Центризбиркома и его председателя Петра Денисенко. Лидер «альтернативной» карликовой КПП-КПСС Владимир Гаврильченко призвал участников съезда собраться на следующий день у здания ЦИК и не выпускать членов комиссии, принявших «позорное решение» о признании результатов голосования.

Ещё более радикальные меры предложил представитель Союза защитников Приднестровья Сергей Новак: он призвал президента, в случае игнорирования Центризбиркомом требования об отмене результатов выборов, ввести в республике «особое положение». При этом Новак предложил членам ЦИК, «если они мужественные люди, добровольно подать в отставку». Другие участники съезда призвали к смене «всех территориальных избирательных комиссий», где, по их мнению, сидят люди, «купленные» российскими чиновниками и фирмой «Шериф».

Помимо команды Смирнова, мобилизацию на 16 декабря объявил и штаб Евгения Шевчука. В том, что события в Приднестровье не пошли по юго-осетинскому сценарию, личная заслуга министра государственной безопасности ПМР Владимира Антюфеева. Если верить ИА «Лента ПМР», 15 декабря в ходе совещания с руководящим составом МГБ, Антюфеев, комментируя ситуацию с выборами президента, заявил, что «11 декабря народ сделал свой выбор, и мы должны его принять к исполнению». По данным «Ленты ПМР», приднестровское МВД также оказалось расколото, и личный состав приднестровской милиции поддерживает разных кандидатов.

В результате утром 16 декабря приднестровская милиция оттеснила митингующих (среди которых преобладали люди старшего возраста) от здания ЦИК и вынудила их перейти на противоположную сторону улицы. Судьба приднестровских выборов была окончательно решена, ЦИК отклонил протест штаба Смирнова и утвердил окончательный результат первого тура выборов.

Итак, 20-летняя эпоха Игоря Смирнова подошла к концу. Как бы ни сложилась дальнейшая судьба Приднестровья, Смирнов навсегда останется символом основания и сохранения этой непризнанной республики, где подавляющее большинство считает себя частью России. Однако Смирнов и его ближайшее окружение сами не обратили внимания, как изменился мир вокруг республики и как изменились сами приднестровцы.

Выросло целое поколение, черпающее информацию из Интернета и не верящее пропагандистским штампам 1-го Республиканского телеканала. Команда Игоря Смирнова сама себя загнала в угол, из которого не оказалось выхода. Пропаганда эффективно работала до поры — до времени, когда начали всплывать факты из жизни президента и членов его семьи. Можно сколь угодно называть их «плодом антиприднестровской пропаганды», но от них трудно отмахнуться, когда об этих эпизодах знает любая бабушка на скамейке у подъезда.

{advert=1}

Главной, роковой ошибкой Смирнова и его команды в ходе последних выборов стал конфликт с руководством России. Позиционируя (совершенно оправданно) Приднестровье в качестве оплота России и русского мира, Смирнов на протяжении последних нескольких лет умудрился максимально, насколько это возможно, испортить отношения с Кремлём, с президентом и премьер-министром России, с администрацией президента РФ и российским правительством, со всеми российскими парламентскими партиями — от «Единой России» до КПРФ.

При этом, как оказалось, российским каналам приднестровцы верят. У подавляющего большинства приднестровцев родственники работают в России, примерно половина жителей Приднестровья обладает российским гражданством. Десятки тысяч приднестровских пенсионеров выживают за счёт российских надбавок к пенсиям. Приднестровье пребывает в российском информационном пространстве, здесь транслируется большинство общероссийских телеканалов. Приднестровцы считают свою республику «осколком великой России», и слова, доносящиеся из Москвы, для них не пустой звук.

Вместо настоящего цивилизационного форпоста России — транслятора российского влияния на Украину и Молдавию — Смирнов за 20 лет создал изолированное полуфеодальное княжество. В 2004 году, в ходе встречи с участниками конференции, посвящённой 80-летию Молдавской АССР, Смирнов публично заявил, что его не интересует судьба русских в Молдавии (» а какое мне дело до того, что происходит в соседнем государстве?«).

В разные годы приднестровский лидер и его подчинённые являли пример странного геополитического лавирования: в 2002 году на форуме «Мы — Россия» министр иностранных дел ПМР Валерий Лицкай разразился антироссийской речью, а в 2008 году президент Игорь Смирнов подписал указ об установке в городе Бендеры памятника гетману Ивану Мазепе. «Мы не можем игнорировать украинский фактор» — так впоследствии объяснил это намерение на пресс-конференции в Москве новый глава приднестровской дипломатии Владимир Ястребчак. Установить этот бюст не представилось возможности — слишком негативной оказалась реакция приднестровской общественности на эту инициативу. Зато у стен Бендерской крепости был установлен другой памятник — «Бендерской конституции» ближайшего мазепинского сподвижника Филиппа Орлика, в открытии которого принял участие один из наиболее радикальных «оранжевых» политиков Украины Николай Томенко.

И даже во время нынешней избирательной кампании Смирнов попытался разыграть украинскую карту, заявив в интервью одной из украинских газет, что «Приднестровье никогда не отказывалось от намерения войти в состав Украины». При этом непонятно, каких именно «приднестровцев» Смирнов имел в виду — скорее всего, речь идёт о представителях тех самых немногочисленных украинских национальных организаций и учебных заведений, которые в 2008 году лоббировали установку памятника Мазепе.

Когда Смирнов принуждал своего министра иностранных дел отказаться от подписания итогового документа на летней Московской встрече, ему казалось, что он «отстаивает право приднестровского народа жить на своей земле», «защищает российский форпост», «останавливает НАТО на подступах к Бендерам» и так далее. На самом деле он достиг противоположного результата — он понизил ставки Москвы в ходе переговоров по приднестровскому урегулированию, способствуя усилению США и восточно-европейского блока в Европе, а также прорумынских сил в Молдавии.

Теперь Смирнов уходит. Утром 26 декабря мы узнаем имя нового главы самоопределившейся республики, существующей более двадцати одного года и стремящейся к политическому признанию. Кто бы ни был избран на этот пост, у нового президента Приднестровья будет шанс если не добиться долгожданного международного признания республики, по крайней мере, избежать ошибок своего предшественника.

источник: win.ru




Комментирование закрыто.