Предварительные результаты и дальнейшие цели сирийской заготовки Кремля

Александр Смолянский, для "Хвилі"

шахматы2

При анализе сирийской стратегии Кремля и ходе прямого участия России в конфликте на территории Сирии, которое длится уже почти полгода, самое трудное – это избежать самоцитирования и самоповторения тезисов из прошлых материалов для «Хвилі». Однако на самом деле вся проблема в очевидности и предсказуемости целей Путина.

Как указывалось в декабрьском материале, миру не удалось войти спокойно в новый 2016 год.

Главная стратегическая задача Путина осталась неизменной – восстановить отношения с Западом. И Путин с прошлого августа все сватается и сватается к Обаме со своими предложениями составить широкую коалицию для борьбы с ИГИЛ

А Обама все отнекивается и отнекивается.

Однако как же выглядит путинская борьба с ИГИЛ в исполнении орлов Шойгу при ближайшем рассмотрении?

Военная стратегия Кремля

Каждое заявление российского военного командования об ударах российской авиации по ИГИЛ – абсолютная ложь. Это первое и самое важное, что надо знать каждому, кто следит за развитием российского «крестового похода» в Сирии. Все бомбардировки российской авиации направлены исключительно против территорий, которые контролируются умеренной сирийской оппозицией в лице Свободной Сирийской Армии. Собственно территории ИГИЛ являются для российской авиации по сути неприкосновенными.

С момента непосредственного участия российских войск в сирийской войне происходила постоянная и последовательная эскалация применения авиации России.

Начавшись в основном в медийном формате, российские военные постоянно наращивали масштабы применения ракетно-бомбовых ударов. Сейчас российская авиация совершает не менее 120-150 вылетов в сутки, и начала применять боеприпасы повышенной мощности — вплоть до 1 тонны включительно.

В ход идут без ограничений также кассетные, фосфорные и так называемые вакуумные бомбы (бомбы объемного взрыва ОДАБ-500). При этом следует учитывать, что основной тип российских бомбардировщиков, применяемых в Сирии, это Су-24, которые способны нести до 7 тонн бомб. и Су-34 – до 10-12 тонн нагрузки. Это не идет ни в какое сравнение с возможностями авиации Башара Асада, где основным типом были учебно-боевые L-39, которые применяли в основном ракеты типа С-5 калибра с весом боевой части всего 815 граммов.

Российские летчики наносят удары максимальной мощности по переднему краю, которые вообще не оставляют шансов даже в достаточно глубоких укрытиях, которые ССА сооружают уже почти с вьетнамским размахом эпохи битвы в «железном треугольнике».

Российская авиация также сознательно бомбит объекты гражданской инфраструктуры в глубине территорий, контролируемых ССА – больницы, школы, пекарни, продовольственные базары и т.д. Цель – вынудить гражданское население покинуть свои жилища и освободить территорию для неограниченных военных действий и применения авиации.

При этом население часто убегает на территории, контролируемые ИГИЛ, потому как они на самом деле территории последнего не подвергаются российским ударам. Частично, гражданские бегут и за границу, в том числе, и в Европу. Но частично – и пополняют ряды ССА. Но в целом российские удары вносят напряжение между мирным населением и ССА, чего Кремль и Асад собственно и добиваются.

ИГИЛ же нельзя трогать, ибо ИГИЛ – это не имя существительное, а предлог для медового месяца между Белым домом и Кремлем, как это было после 11 сентября в Афганистане.

Несмотря на массовые переброски российских сухопутных подразделений в Сирию, их участие в сухопутных операциях не зафиксировано ни на одном участке. Они действительно используются пока исключительно для охраны периметров военно-воздушных и морских баз.

Другое дело, что от базы Хмеймим под Латакией до переднего края всего 20-30 км, что создает реальную угрозу артиллерийских обстрелов со стороны ССА. И поэтому охрана периметра требует очень плотного насыщения российскими сухопутными подразделениями боевого охранения.

Всю сухопутную грязную работу делает не армия Башара Асада, а шиитские отряды, присланные Ираном – из Ливана, Афганистана, Ирака и собственно Ирана.

Армия Башара Асада уже истощена настолько, что ее выпускают только в качестве телевизионной массовки для телевидения уже после того, как шиитские отряды займут какую-то территорию и уйдут из кадра.

При этом война дается иранским силам тоже большой кровью.

Во-первых, из-за спецопераций ССА, которые проникают за линию фронта и уничтожают командный состав из числа иранских генералов.

Во-вторых, из-за особенности тактики ССА. Замечено, что российская авиация не смогла наладить плотную координацию с наземными частями иранского интернационала, и не может оказывать непосредственную наземную поддержку наступающим частям.

Российские бомбардировщики вываливают весь груз на передний край, где иранские отряды располагаются на безопасном расстоянии. Потом российские самолеты полностью убираются на базу и сухопутные части через некоторое время начинают самостоятельное наступление.

Отряды ССА на время бомбардировки прячутся в укрытиях и как только российские самолеты улетают, начинают контратаковать наступающих шиитов на коротких дистанциях. При этом обе стороны несут тяжелые потери. И удержание ССА своих территорий, и наступление шиитскими отрядами дается крайне высокой ценой. В итоге россиянам не удалось обеспечить стратегическое сплошное наступление, а всего лишь завоевание нескольких стратегических маршрутов.

Политическая стратегия Кремля

Главная причина максимальной интенсификации войны в Сирии – подготовка к мирным переговорам, намеченным на 25 января в Женеве. При этом Кремль уничтожает не экстремистов из ИГИЛ, или «Фронта Нусра», а именно умеренных оппозиционеров из «белого списка», которые должны присутствовать на этих переговорах.

В итоге на поле боя должен остаться режим Башара Асада и ИГИЛ. Естественно, что окончательный выбор будет очевиден – в пользу Асада. Несмотря на то, что Обама каждый раз говорит об уходе Асада, сам Обама собрался уходить раньше, а срок отстранения Асада перенес на 2017 год, то есть эту проблему Барак Обама перекладывает уже на следующего президента США.

Нельзя также не отметить, что в Сирии происходит острое соперничество между формальными союзниками – Россией и Ираном. Кремлю удалось подмять этот военный театр под себя. Именно российские генералы возглавили высшее военное командование, а иранцев задвинули на нижний тактический уровень.

Из-под контроля иранцев вывели собственно сирийское ополчение – корпус гражданской обороны, и передали обратно собственно сирийским властям, опасаясь, чтоб эти отряды не стали сирийским аналогом «Хизбуллы», которые традиционно замыкались именно на Тегеран.

Более того, появились сообщения, что русские умудрились «угнать» из-под носа Ирана саму «Хизбуллу» и передают оружие напрямую мимо самих иранцев, которые остаются только финансовыми спонсорами. Это неудивительно, учитывая, что 10 лет назад во время второй ливанской войны российское оружие поступало «Хизбулле» через режим Башара Асада, а не через Иран.

Однако ирония состоит в том, что внутри самой сирийской оппозиции, Кремль считается светским режимом, который будет работать со всеми одинаково. В отличие от иранцев, которые всегда работают только с шиитами, а всем остальным «делают предложение, от которого невозможно отказаться» — либо дешевый подкуп, либо убийство, как это происходит с противниками шиитов в Ливане и Ираке.

Иранский подход ничем не отличается от кремлевской стратегии «русского мира» – найти русскую общину, навалить ей оружия и денег, и отправить создавать государство в государстве. «Хизбулла» в Ливане отличается от боевиков ЛДНР только тем, что донецко-луганские боевики не заседают в Верховной Раде и не патрулируют улицы Киева.

Европейский и турецкий вектор Кремля

Как было сказано месяц назад, следующей мишенью Кремля в Европе должна стать Ангела Меркель.

Попытка вовлечь Францию в российскую орбиту провалилась по всем направлениям. После парижских терактов ИГИЛ, все же удалось уговорить Олланда не присоединяться к Путину, а пятая колонна Кремля – партия Ле Пен потерпела сокрушительное поражение во втором туре местных выборов во Франции.

Кремль оставил Францию на время в покое, но теперь принялся за Германию и за «матушку» Ангелу лично. Кремль открыто называет именно Меркель своим главным противником на пути к отмене антироссийских санкций.

Не надо рассказывать, в чем выразилась эта борьба Кремля – все видели «кёльнские гуляния».

Эти «гуляния» уже достигли одной цели – Меркель не приедет в Давос, и, соответственно, не скажет, что «Путин – козел» и не прокомментирует состояние российской экономики, которое прямо пропорционально ценам на нефть и остальное экспортное сырье.

И теперь контрольный выстрел – массовое убийство именно немецких туристов и именно в Стамбуле. Очевидно, что в ближайшее время Меркель будет не до Сирии и не до комментариев политике Путина, несмотря не то, что именно Асад и Путин являются главными генераторами потока беженцев и именно в Германию, а также остальных Рождественских подарков для немцев.

Почему теракт произошел именно в Турции. Здесь все однозначно, после уничтожения турками российского самолета Путин решил поиграть в торговую и информационную войну с Анкарой. Россия уже два месяца создает картинку, что Турция и Эрдоган лично – «главные друзья и спонсоры» ИГИЛ во всех отношениях. Кроме того, произошла явная «передача привета» будущему туристическому сезону в Турции.

Итог

Путин и его окружение определенно думают, что у них есть основания считать свою политику успешной. Поэтому в ближайшем будущем мы будем видеть продолжение их агрессивной риторики и конкретных действий в Украине, Европе и Сирии.

Единственное, что сможет быстро остановить Кремль – это быстрое и очевидно военное поражение на любом участке – хоть в Сирии, хоть на Донбассе.

В другом случае нам придется еще достаточно долго смотреть и ждать, как Россию посадят на мель нефтяные цены.




Комментирование закрыто.