Последний отсчет для Сирии

Шломо Бен-Ами, Project Syndicate

Серия поражений сирийской армии в ключевых сражениях похоронила любые иллюзии о том, что правительство в Дамаске контролирует свою страну.

Президент Башар аль-Асад рассредоточил свои войска по всей территории Сирии, чем существенно ослабил свои возможности одержать победу в решающих сражениях, и, как результат, в настоящее время он вынужден перебрасывать свои войска с больших территорий страны для сосредоточения армии вокруг Дамаска и алавитского анклава на северо-востоке страны. После того как стало понятно, что Асад, скорее всего, проиграет войну, его ближайшие союзники, а также мировые державы и региональные игроки начинают планировать завершающую стадию борьбы.

В конце мая лидер движения «Хезболла» Хасан Насралла выступил с речью, в которой он много говорил о влиянии войны в Сирии на его организацию. «Угроза, с которой мы столкнулись, является реальной, ‑ сказал Хасан Насралла. ‑ В настоящее время у нас существует лишь три варианта выхода из сложившейся ситуации: расширить войну и сражаться больше, чем мы делали это на протяжении последних четырех лет, капитулировать и быть безжалостно убитыми или расселиться по всему миру, переходя бесцельно от катастрофы к катастрофе и терпя при этом унижения».

Более 3000 боевиков движения «Хезболла» погибли в Сирии, еще 4000 были ранены. Сирийские боевики, в том числе солдаты Исламского государства, проникли на территорию Ливана, угрожая возобновить войну в стране и подорвать легитимность движения «Хезболла» как гаранта безопасности. Падение Асада лишит организацию ее жизненно важной логистической базы внутри Сирии, сделав ее уязвимой для провокаций со стороны мятежных суннитских боевиков.

Ирану, после поражения его союзника в Дамаске, скорее всего, также будет предъявлен счет. На стратегические расчеты страны негативно повлияло восхождение Салмана ибн Абдул-Азиз Аль Сауда на трон в Саудовской Аравии, реального игрока, фактически изменившего правила игры, что привело к смещению альянсов среди суннитских государств региона. Более тесные связи между Саудовской Аравией, Турцией и Катаром и показательные успехи их суннитских представителей в Сирии окажут давление на Иран, с тем чтобы он порвал связи с Асадом ввиду угрозы еще большего погружения в «сирийское болото».
Опосредованная война в регионе между поддерживаемым Ираном правительством Асада и повстанцами, за которыми стоят сунниты, в значительной мере ослабило влияние Америки на ход событий в Сирии.

Суннитские боевики игнорируют призывы США сосредоточить свои действия на борьбе не с режимом Асада, а с Исламским государством. Фактически, наиболее боеспособной силой в стране является «Джаиш аль-фатх» – Армия завоевания, объединившая в своих рядах группы повстанцев суннитов, некоторые из которых США считает террористическими организациями.

США правильно беспокоятся, что победа «Джаиш аль-фатх» и других может воодушевить антизападные элементы, находящиеся в Сирии. Принимая во внимание свой печальный опыт в Ираке, правительство США опасается, что за падением Асада очень быстро последует поражение сирийской армии, что оставит страну без стабилизирующей силы. Вместо того чтобы направить свое внимание на Исламское государство, разрозненные победители, скорее всего, нападут друг на друга. Противостояние сделает страну неуправляемой, как это произошло в Ливии.

В то же время Россия, которая считает военно-морскую базу Тартус жизненно важной для себя со стратегической точки зрения, скорее всего, сделает все возможное для предотвращения полного поражения режима. Когда Государственный секретарь Джон Керри предлагал на встрече в мае объединить международные усилия для сдерживания конфликта, российский президент Владимир Путин не проявил к этому никакого интереса. После захвата города Пальмира Исламским государством началась эвакуация семей российских советников. Готовясь к возможному будущему без Асада, в настоящее время Кремль пытается приобрести влияние на оппозиционные группы.

Пока что Асад делает все возможное, чтобы удержать власть. Соглашение о разделении власти совершенно исключено, географическое расположение Сирии не очень хорошо подходит для надлежащего разделения на сектора по религиозному признаку. Асад урезал цели военной компании, чтобы не допустить сокрушительного поражения и приобрести международную легитимность в надежде на благоприятное политическое решение. Подъем Исламского государства оказал поддержку требованиям правительства, риски Сирии взяли на себя террористические группы, тем не менее, режим ощущает себя все более изолированным.

Вряд ли последние дни Асада будут прекрасными. Сплоченные члены его клана, его политические союзники и большое количество представителей алавитского меньшинства будут бороться за выживание. Но до тех пор, пока каким-либо способом не будет найдено политическое решение, судьба Сирии будет соответствовать пророческим словам, сказанным лидером суннитских боевиков из Хомса немецкому репортеру в 2012 году. «Это вопрос численности, ‑ сказал он. ‑ Против него 18 миллионов суннитов. Асад должен убить их всех, в противном случае, мы одержим победу и убьем его и его приспешников».

Автор — экс-глава МИД Израиля

Источник: Project Syndicate

Изображение: nytimes.com




Комментирование закрыто.