Польша рискует оказаться за бортом более глубокой интеграции ЕС

Владислав Сердюк, для "Хвилі"

eu-poland

Европейский Парламент принял решение о создании Европейской Прокуратуры. Она будет заниматься расследованием преступлений в отношении бюджета ЕС, а также международных махинаций с НДС. Данный орган создадут в рамках «углубленного сотрудничества», а это значит, что туда войдут не все члены ЕС.

Среди тех, кто не попадает в Европейскую Прокуратуру оказались такие страны, как Голландия, Венгрия, Мальта, Швеция и Польша. В парламенте Голландии уже даже начались дебаты с вопросами о том, как создание прокуратуры скажется на суверенитете государств. Поскольку главной разницей между Европейской Прокуратурой и уже существующими органами контроля, например, Европейским бюро по борьбе с мошенничеством (ЕББМ), будет компетенции ново-созданного органа. У нее будут возможности непосредственно вести расследования в странах ЕС, а не только передавать информацию в государственные органы. Также появится возможность подавать иски в государственные суды.

Польша противостояла созданию Европейской прокуратуры, но это далеко не первые «стычки» между правительством РП и ЕС на почве европейской интеграции в убыток суверенитету стран. Например, постоянные конфликты нынешней польской власти с Европейской Комиссией на тему судебной реформы и непринятие рекомендаций со стороны ЕС.

Примерно похожие отношения с ЕС также и у Венгрии. С ней теперь часто сравнивают Польшу, ведь резкое изменение в отношениях с союзом у польской власти началось именно после парламентских выборов в 2015 г. Венгрия при нынешнем правительстве премьера Виктора Орбана, обвиняется в значительном росте коррупции. Граждане Венгрии уверяют, что в стране идет показательная борьба с коррупцией, и она проводится лишь в сферах, где нет интереса власти. Например, в 2016 г. ЕББМ и Европейская комиссия обвинили правительство Орбана в краже почти 6 млн. долларов, выделенных на борьбу с коррупцией. Тогда становится вполне логичным и понятным сопротивление правительства Венгрии созданию Европейской прокуратуры, которая сможет проводить расследования по подобным делам уже внутри государства.

Если ранее, сопротивление интеграции было односторонним, то есть польская власть старалась тормозить интеграционное развитие ЕС, то теперь можно наблюдать обратную реакцию – ЕС стремится ограничить влияние деструктивных инициатив Польши на свою политику и институты. По крайней мере в проектах углубленного сотрудничества. Европейская прокуратура должна начать свою работу с 2020 г., когда появится новый бюджет ЕС. При этом Польша является главным бенефициантом ЕС, поскольку в период 2014-2020 г. должна получить из бюджета ЕС 105 млрд. евро. Именно по причине крупных дотаций к Польше приковано так много внимания европейского сообщества. Работы над бюджетом должны начаться в 2018 г., но уже сейчас эксперты из Брюсселя прогнозируют, что Польша получит значительно меньшее финансирование из бюджета ЕС в 2020-2026 г. На это повлияет несколько причин:

  1. Выход Великой Британии из ЕС должен обрезать бюджет ЕС на 13%;
  2. Охлаждение отношений между ЕС и Польшей;
  3. Укрепление среди европейских элит идеи о Европе «разных скоростей»

Последний пункт самый неприятный для таких стран, как Польша, поскольку предусматривает ускоренный процесс интеграции между странами, которые к этому готовы. Простыми словами, концепция предлагает «семерым не ждать одного». Анджей Дуда, Ярослав Качиньский и Витольд Ващиковский уже высказывались на тему того, что концепция Европы разных скоростей может разрушить ЕС. Это действительно так, она может разрушить прежний Европейский Союз выдвинув за границы «глубокого сотрудничества» страны неготовые уступить часть своего суверенитета. Она изменит сегодняшний вид ЕС, но при этом сможет увеличить профит сторон, заинтересованных в сотрудничестве.

Таким образом Польша столкнулась с новой проблемой, в которой правительство РП должно сделать трудный выбор, либо замедление интеграции, уменьшение дотаций из бюджета ЕС, но при этом сохранение суверенитета. Либо увеличение влияния институтов ЕС в убыток внутригосударственным институциям, но сохранение крупных европейских дотаций. Мало того, решение должно быть принято в перспективе ближайшего года, ведь как уже было подмечено в 2018 г. начнутся работы над проектом бюджета 2020-2026 г., а сумма дальнейшего финансирования будет напрямую зависеть от количества проектов на которые согласится польская власть. Уже сейчас известно, что страны, находящиеся в еврозоне, будут получать большую сумму на развитие.

В данный момент Эммануэль Макрон и АнгелаМеркель уверенно соглашаются с тем, что объединяться и сотрудничать должны лишь те, кто к этому стремятся. Всех остальных ждет систематическое уменьшение поддержки. Такой же позиции придерживается Жан-Клод Юнкер, председатель Европейской комиссии. Ярослав Качиньский, лидер партии «Право и Справедливость», а также один из самых влиятельных польских политиков в сентябре сделал заявление, что «никто не сможет навязать Польше собственной воли, и если Польша останется сама, то будет тем самым островом свободы и толерантности». Вопрос заключается лишь в том, чего хочет польское общество, пользующееся отсутствием границ и свободным трудоустройством в границах всего союза, или чего хотят польские предприниматели получающие европейские дотации на развитие бизнеса?




Ответить