Почему США должны отдать Афганистан и Пакистан Китаю

Томас Барнетт

AFPAC Афганистан Пакистан

Нам часто говорят, что обладающий ядерным оружием Пакистан является неким эквивалентом корпорации с Уолл Стрит: в геостратегическом смысле, это настолько крупное государство, что ни в коем случае нельзя допустить его коллапс. По этой причине, администрация Обамы, начинающая в июле этого года вывод войск из Афганистана, на прошлой неделе направила Государственного Секретаря Хиллари Клинтон в Исламабад с целью сгладить бывшие напряженными еще до убийства Усамы Бин Ладена отношения с параноидальным пакистанским режимом. Однако вся поддержка Пакистана администрацией Обамы, включая недавний визит Клинтон обречены  быть бесплодными в силу истории и географии региона, а также благодаря самой логики глобализации.

На самом деле, США должны отказаться от всего Афгано-Пакистанского бардака в пользу Китая сейчас, пока наши дела в регионе идут относительно неплохо, по следующим причинам:

В долгосрочной перспективе, США не имеет возможности направить такое количество людей и денег на эту проблему, как Китай. Сейчас Соединенные Штаты ведут переговоры с Ираком и Афганистаном в отношении долгосрочного присутствия американских войск. В то же время, министр обороны Роберт Гейтс предлагает сокращение заработной платы военным, а правительство США превысило разрешенный максимум долга размером в $14,3 трлн. Между тем, имеющий огромные запасы наличных денег Китай, за последнее десятилетие уже установивший коммерческие интересы в Азии и Африке, планирует направить $2 трлн инвестиций за рубеж в течение следующих 10 лет. Помимо этого, Китай непосредственно граничит как с Афганистаном, где он недавно инвестировал  $3,4 млрд. в медный рудник, так и с Пакистаном, с которым он имеет почти в два раза больший товарооборот, чем США.

Единственным возможным решением афганской проблемы является ее регионализация. В этом отношении администрация Обамы и Байдена ничем не  лучше, чем администация Буша и Чейни. Америка пытается предотвратить вовлечение со стороны Ирана (опасаясь роста его влияния) и Индии (из уважения к нашим пакистанским «союзникам»). В то же время, мы воображаем себя играющими в «большую игру» в Центральной Азии с Россией, Китаем и их Шанхайской Организацией Сотрудничества. В результате, национально-государственное строительство в Афганистане происходит в отрыве от всех  соседних стран, за исключением одной — Пакистана — постоянно предоставляющего убежище для дестабилизирующих Афганистан элементов. В плане геостратегии, невозможно представить себе более глупую ситуацию.

Через десять лет, изменения вызванные Арабской Весной будут иметь гораздо более важное значение для продвижения глобализации, чем Афганистан с Пакистаном.
Даже после смерти Бин Ладена, два самых крупных филиала  Аль Кайды — «Аль Кайда в исламском Магрибе» и «Аль Кайда на Аравийском полуострове»,  продолжают работать в Северной Африке и Персидском заливе соответственно. Между тем, Афганистан и Пакистан представляют собой амальгаму двух «поддельных государств» обреченную на дробление в  югославском стиле на несколько «станов» — Пуштунистан, Белуджистан, Пенджаб, Северный Афганистан и так далее. США могут либо продолжить быть вовлеченными в эти кровавые процессы распада, либо  сосредоточиться на пост-мубараковском Египте, неожиданно долговременной операции в Ливии, беспорядках в Сирии, на Палестине и Израиле, на растущих противоречиях внутри Ирана, на реформировании монархий Персидского залива, а также других актуальных проблемах региона. Спросите себя, какая ситуация кажется более нацеленной на прогресс, а какая более вероятно станет болотом? Затем  спросите себя, какая ситуация лучше поощряет наших стареющих и наполовину обанкротившихся европейских союзников к постоянному участию и, в конце концов, к решению вопроса?

Надеюсь, китайско-американское военное соперничество не приведет к конфликту, но имеет ли смысл рисковать?
Безусловно, с обеих сторон есть достаточно стратегических мыслителей, считающих якобы неизбежный конфликт между США и Китаем безумием. Однако с завершившей «долгую войну» смертью Бин Ладена и в свете предстоящих сокращений бюджета, сторонникам большой войны требуется «почти равный» преемник. В то время как двустороннее военное сотрудничество пробуксовывает, обе страны продолжают открытую гонку вооружений в Восточной Азии, причем Китай строит и покупает, как сумасшедший, а Америка, тоже как сумасшедшая, разрабатывает стратегии и продает оружие. Учитывая подобную динамику, почему США должны вооружать наиболее надежного военного союзника Китая — Пакистан? Почему мы должны охранять приобретенные Китем афганские природные ресурсы?

Потребление Китаем природных ресурсов стремительно растет — почему бы не предоставить им возможность самостоятельно его оплачивать?
Китай уже стал крупнейшим в мире потребителем энергии, обогнав США, а к 2030 году он станет крупнейшим в мире импортером нефти. В настоящее время более половины нефти из Персидского залива идет в Восточную Азию, в первую очередь в Китай; при этом для Соединенных Штатов Персидский Залив — только пятый по объему импорта нефти регион. Пакистан недавно предложил Китаю построить базу в стратегически важном порту Гвадар, что станет логическим продолжением «жемчужной нити» — предполагаемой стратегии Пекина по строительству морских баз. Должно ли это пугать американцев? Разумеется, нет — но необходимо понять, что было бы глупо охранять китайскую нефть используя американских солдат. Америка защищала свой доступ к энергетическим ресурсам Персидского Залива на протяжении десятилетий, но мы не можем делать это до бесконечности. Мы не можем блокировать усилия Китая сделать то же самое. Действительно, если основной объем нефти из региона уже течет на восток, что именно мы пытаемся здесь предотвратить?

Если мы действительно опасаемся превращения Китая в державу с глобальными военными амбициями, то необходимо обременить его Афганистаном и Пакистаном.
В мире трудно найти подобную пару стран в плане сложности экономических проблем. Добавьте сюда военные и политические неурядицы, и вы увидите привлекательность превращения данного региона из проблемы для США и НАТО в проблему для Китая. И если сотрудничество с Кабулом и Исламабадом упростит доступ Китая к природным ресурсам, тем лучше: это станет дополнительным стимулом, чтобы бороться с существующими в обеих странах проблемами исламского радикализма и ядерного терроризма. В конце концов, обе страны граничат с Китаем, как раз в районе его неспокойнoго и преимущественно мусульманского Синьцзян-Уйгурского автономного района.

Если мы действительно хотим, чтобы Китай научился быть мировой супердержавой, то Афганистан с Пакистаном — отличная школа.
До сих пор Китай просто откупался от местных генералов и полевых командиров, избегая ответственности, связанной с «фальшивыми государствами», включая границы колониальных времен, провалившиеся правительства, экологические проблемы и вялотекущую гражданскую войну. Мы уже поняли, что только деньгами в Афганистане и Пакистане практически ничего нельзя достичь, так что процесс обучения будет серьезный — для обеих сторон. Советский Союз получил свой горький урок, помогая «странам социалистической ориентации» в третьем мире и Афганистану в конце 1970х — начале 1980х годов. Эти усилия впоследствии предопределили стратегическое отступление СССР и, в конечном счете, его распад. Если Афганистан-Пакистан не сыграет ту же самую роль в отношении Китая, то, по крайней мере, он покажет китайцам реальную цену их зависимости от ресурсов и развеет иллюзию бесплатного обеда.

Это позволит Индии перенаправить свое внимание с Пакистана на Китай.
Давняя концепция Пакистана о «стратегической глубине» в Афганистане явно устарела, учитывая, что военный потенциал Индии растет более быстрыми темпами, чем военный потенциал Пакистана. Но, по крайней мере, Индиия сама оплачивает свое военное строительство, в то время как Пакистан пользуется помощью США. The Economist недавно назвал границу между этими двумя странами «самой опасной границей в мире». Теперь Пакистан пытается производить тактическое ядерное оружие, и Индия, несомненно, последует его примеру. Ну а Америка не только финансирует эту гонку вооружений, она финансирует ее не с той стороны. Развиваясь, Индия становится естественным врагом Китая, что закономерно делает ее лучшим другом Америки в этом деликатном процессе сдержек и противовесов. Так зачем мы должны отвлекать Нью-Дели от этого процесса финансированием военного строительства их заклятого врага?

Это подводит нас к главной причинe для избавления себя от афгано-пакистанского бремени и от всех обусловленным им стратегических компромиссов: настало время, чтобы ясно и четко предпочесть Индию Пакистану. В глобальном ландшафте после 2030 года Индия будет одним из доминирующих государств, наряду с Китаем и США. Ни одна другая страна из желающих стать сверхержавой не имеет шансов сравняться с кем-то из этой «G3». К тому времени «демографическоий дивиденд»  Китая будет резко снижаться, а рост Индии продолжится такими же быстрыми темпами на протяжении значительной части 21-го века. Америка имеет долгую традицию поддержки быстро развивающейся страны против регионального хулигана, но в данном случае Вашингтон смотрит на ситуацию не с той стороны: Вместо того, чтобы предпочитать Пакистан Индии, мы должны предпочесть Индию Китаю. Передача Китаю ответственности за стабилизацию Афганистана и Пакистана позволит нам сделать именно это.

The New Rules: Why the U.S. Should ‘Give’ Af-Pak to China

Перевод: http://artocarpus-h.livejournal.com/




Комментирование закрыто.