Почему «исламское государство» обошло Иорданию стороной?

Аурагх Радан, The Dipcomment.com
Иордания
Иордания остается вне географии ИГИЛ и задаемся логичным вопросом, какие причины, помешавшие террористам нанести удар по Иордании, не смотря на то, что им были нанесены удары по всем соседним станам и местам, более удаленным.
С первого взгляда, кажется, что Иордания – это основная цель Исламского государства, которое нанесло удары по всем соседям Иордании. В мае 2015 года эта организация устроила кровавый теракт в мечети в Саудовской Аравии, в ноябре того же года один из ее адептов взорвал российский пассажирский самолет в Египте, а в январе 2016 года террористами организации был взорван торговый центр в Ираке. С 2014 года от рук «исламского государства» погибло более 18 тысяч иракцев, а в 2015 году – около 2 тысяч сирийцев.
Королевство Иордания сталкивается с огромными экономическими проблемами, уровень безработицы в стране по данным международной организации труда составляет сегодня в стране 28,8 %. Сложная экономическая ситуация подтолкнула некоторых граждан Иордании примкнуть к ИГ, их число оценивается приблизительно в 2 тысячи человек. В одном исследовании, проведенном в Ливане, отмечаются слова американского оборонного чиновника Майкла Ламбкина о том, что материальная подоплека является важным фактором, однако не основным среди тех, что толкают людей вступать в ряды ИГИЛ.
Другими словами, Иордания с ее экономическими проблемами и стратегическим местоположением, кажется должна стать основной целью ИГ, однако оно не организовало ни одного теракта на ее территории, а число погибших в результате происшествий, связанных с ИГИЛ, не превышает 5 человек. И это не смотря на то, что ситуация в окружающих ее странах очень спорная. Возникает вопрос: что предприняла Иордания для того, чтобы не допустить джихадистов на свою территорию?. Мы все помним ту огромную роль, которую сыграли выходцы из Иордании в усилении позиции «аль-Каиды», позже и того же ИГ на Ближнем Востоке. Итак, гибель иорданского пилота Муаза Касасбы в 2015 году в Сирии стали моментом, объединившим страну – короля и народ. За месяц до этого происшествия 72% граждан страны считали ИГ террористической организацией. После гибели Касасбы это число выросло до 95%, а организация братьев-мусульман назвала это убийство «отвратительным». Однако одним народным гневом невозможно объяснить успех иорданского правительства в предотвращении террористических атак, в то время как эта террористическая организация показала свою жестокость везде, куда бы она не добралась.Защитить Иорданию удалось благодаря мощи и возможностям служб ее безопасности. В подтверждение этого мнения приводятся слова одного из авторов книги «Организация Исламское государство» господина Хасана Абу Гания: «У Иордании имеются сильные спецслужбы и армия, не смотря на экономические проблемы, от которых она страдает».

В этой работе пишется, что иорданские спецслужбы занимают седьмое место в мире в соответствии с оценкой ЦРУ. На официальной службе в Иордании состоят 100 тысяч военнослужащих и 65 тысяч находятся в запасе, отмечая, что иорданские спецслужбы имеют опыт, наработанный десятилетиями в сотрудничестве с западными спецслужбами, в области борьбы с терроризмом. Американская служба CIA имеет своих сотрудников «прикрепленных по умолчанию» к иорданским спецслужбам, и обе службы сотрудничают в руководстве совместными операциями.Известно, что одной из важнейших операций, проведенных иорданскими спецслужбами, стало снабжение американцев данными, приведшими к гибели руководителя Аль-Каиды в Ираке Абу Мусаба Заркави. Тут можно ссылаться на слова бывшего ответственного сотрудника американских спецслужб Майкла Шойра, отметившего иорданские спецслужбы в журнале «Лос Анжелес таймз», сказав, что «иорданские службы безопасности имеют широкое влияние на Ближнем Восток, большее, чем Мосад». АДжефри Голдман в своей статье, опубликованной в журнале «Атлантик», охарактеризовал иорданские спецслужбы, как «заслуживающие наибольшего уважения среди спецслужб арабских стран».

Естественно, что фактора храбрости иорданских военных недостаточно, чтобы полностью объяснить, как стране удалось избежать атак со стороны ИГ. Египет обладает большей военной мощью и хорошо подготовленными спецподразделениями, но это не помешало отделению ИГ обозначить свои границы на Синайском полуострове.Относительно открытое «политическое пространство» является тем ключом, который помешал джихадистам совершать свои атаки, отметив, что в ходе арабской весны Иордания заняла мирное направление в отношении арабских революций, что существенно сократило число жертв. В отличие от Иордании, в Сирии и Ливии правящие структурыприбегли к силовому методу, что вызвало протест широкого слоя населения и дало возможность Исламскому государство распространить свое влияние.
Ответ на демонстрации протеста, направленные против коррупции в стране, король Иордании распустил правительство Самира аль-Рафаи и провел парламентские выборы в 2013 году. В то же время структуры безопасности не прибегали к политике «железного кулака», в отличие от Дамаска и Бенгази. Стоит отметить, что другую монархию в арабском мире – Марокко – арабская весна обошла стороной, благодаря аналогичной превентивной политики правящей семьи.

Когда в городе Маан вспыхнули протесты против полицейского насилия, министр внутренних дел Хуссейн Махали ушел в отставку, правительство отстранило руководителя общественной безопасности Тоуфика Товальба и благодаря таким шагам правительству удалось избежать расширения волны протестов. Другими словами, правительству удалось тормозить процесс расширения протестов, которыми бы воспользовались экстремисты»

Иордания является одним из немногих арабских государств, невзирая на то, что оно не является демократическим, население которого имеет возможность выступать со своими требованиями и выражать свое беспокойство.
В Иордании исламисты сыграли важную роль, ряд известных салафитских священников, таких как Аби Кутада, Аби Мухаммед аль-Макдаси, отказались издать фетву, призывающую к силовому противостоянию с иорданским режимом, и публично осудили ИГ. Аль-Макдаси был духовным наставником Аль-Заркави, но считает, что ИГ следует извращенной идеологии. Аба Кутада, который ревностно поддерживает движение Ан-Носра в Сирии, был одним из тех, кто резко осудил казнь иностранных журналистов и назвал этот поступок «не имеющим отношения к исламу».Король Иордании и организация братьев-мусульман занимают лояльную по отношению друг к другу позицию, что отличается от той кровавой борьбы, которая идет между правительством и браьями-мусульманами в Египте. Не смотря на призывы к реформам в государстве, эта организация не призывает к свержению режима Хашемитов. Король в свою очередь не пошел на шаг, аналогичный тому, который сделала Саудовская Аравия и Египет, и не объявил братство террористической организацией.
Отсутствие репрессий в отношении исламистов в Иордании, позволило некоторым из них остаться в стране для борьбы с правительством, вместо того, чтобы покинуть страну и воевать за ее пределами.
Остается логичным то, что более 2 тысяч иорданских боевиков воюют в Сирии, вместо того, чтобы действовать в Иордании, где удерживается относительно мирная обстановка. По мнению многих прозападных наблюдателей происходящее нынче в Сирии является причиной того, что Иордания не является приоритетом в списке целей ИГ. У «исламского государства» есть цели в других странах, и, не смотря на присутствие его боевиков во всех концах Ближнего Востока, движение не объявило о создании своего отделения в Иордании.

Есть авторитетное мнение бывшего главы королевского совета и бывшего представителя Иордании в ООН Аднана Абу Ауда, который считает, что отсутствие шиитов в Иордании, возможно, является причиной ограниченного присутствия там «исламского государства». Боевики-шииты стали целью в Ливане и Иордании, они ведут борьбу с Эр-Риядом за то, кто из них является настоящими представителями ислама, по этой причине Саудовская Аравия является важной для них целью.
Не смотря на все сказанное выше, королевству не удалось полностью избежать насилия. До сих пор вызывает много споров событие в ноябре 2015 года, когда полицейский убил пятерых инструкторов, сотрудничавших со службой безопасности, но министр внутренних дел Саляма Хамад сказал, что это нападение – единичный случай, совершенное «одиноким волком», и отметил, что этот полицейский страдал от психологических и финансовых проблем. Однако до сих пор причины и мотивы этого нападения остаются неясными.Подводя итоги мы понимаем, что нет такой страны в мире, которая бы смогла навсегда исключить события насильственного характера. Однако Иордании удалось путем поддержания высокого уровня профессиональной деятельности во всех структурах системы безопасности, спокойной реакции на демонстрации протеста, требующие реформ, создание конструктивных отношений с исламистами ограничить угрозу, исходящую от Исламского государства. В регионе, где рушатся государства, подобный пример достоин признания.

Или создатели террористического бренда «ИГИЛ» – это те же структуры, которые обеспечивают устойчивость и продолжение политического режима в Иордании. Англосаксы все давно подумывали и все, что делается в регионе, по сути, — это тщательное внесение корректив в хорошо работающие механизмы ближневосточной политики.
Можно вывести общий «аргумент» между этими терминами: Английская королева, Израиль и братья-мусульмане, зная, что иорданская корона – это неотъемлемая часть британского господства в мире. Все становится предельно ясно…
Источник: The Dipcomment



Комментирование закрыто.