Почему Иордания поддержит удар по Сирии

Аурагх Рамдан


Основное назначение Иордании состоит, прежде всего, в том, чтоб поддерживать оптимальный баланс сил на Ближнем Востоке. Ведь, Иордания не богата ни на природные ресурсы, ни развитую производственную инфраструктуру. Отсюда можно сделать вывод об основной функции Аммана – выстраивание политических линий, в зависимости от потребностей в складывающейся геополитической ситуации….

…Общеизвестный факт: иорданский бриллиант – краеугольный камень Британской Короны. Кстати, одно время на Западе Иорданию даже рассматривали как «резервацию» для палестинцев, их «альтернативную» родину.
Так что, в свете вышеизложенного не удивительно, что когда началась «сирийская история» и выпал «исторический шанс», чтоб поправить финансовое положение, Амман сразу же решил подыграть своим западным покровителям, получив взамен бонусы в виде, например, «комиссионных» за транзит энергоносителей по новым схемам. Это особенно, важно сейчас, когда в глобальной экономике нарастают кризисные проблемы и объем западных дотаций Иордании становится все меньше и меньше.
Немалую роль также сыграли события Арабской весны.
Арабская весна, как известно, создала большие угрозы интересам монархий Арабского залива. В том числе, для интересов иорданского Короля Абдуллы Второго, который ничего иного не осталось сделать, кроме как поддержать повстанцев в сопредельной Сирийской Республике Сирия. Чтобы тем самым, например, сыграть на упреждение по отношению к «очагам революции» в своей стране. Тем более, призывы к конституционной монархии, раздававшиеся от иорданских «братьев-мусульман», звучали задолго до начала волнений на египетских улицах. Король Абдулла был даже готов пойти даже кардинальную реформу демократических институтов.
Не удивительно, что и бывший иорданский министр информации Салех аль-Каллаб прямо с телеэкрана на одном арабском канале прямо просил сирийских боевиков координировать свои действия с коалиционными «международными» силами, чтоб ускорить процесс падения режима Башара Асада. В частности, аль-Каллаб в своем телеобращении так и сказал:«Боевикам из свободной армии нужно объединиться, каждый должен заниматься своей прямой функцией, чтобы не было хаоса и дезорганизации. И как только будет нанесен первый удар, к бойцам Свободной армии переметнутся десятки дезертиров из Сирийской регулярной армии». 
Отметим, мы сейчас привели эту цитату вовсе не для того, чтобы документировать причастность «режима» Абдуллы Второго в разрушении государственности некогда дружественной ему страны. Мы просто анализируем дальнейшие возможные сценарии развития ситуации на Ближнем Востоке. И в частности, нам интересна роль Иордании в этом процессе. 
Во-первых, учтем фактор туризма. Как известно, в структуре сирийского экспорта 32,2% занимает сектор туризма. По этому показателю Сирия лидирует в сравнении с туризмом в других арабских странах. Например, в Египте туризм дает 27,9%, в Марокко – 27,1%, Тунисе – 15,6%. В конце концов, Сирия – колыбель разных цивилизаций, где можно встретить даже тех, кто до сих пор разговаривает на языке Христа. Кроме того, в Сирии много памятников культуры. Правда, к сожалению, от них уже мало что осталось. Телерепортеры часто показывают одни руины. Это например, как в Ираке, где в 2003 году, когда в страну зашли коалиционные войска, из музеев вдруг пропало много исторических экспонатов. В моей памяти до сих пор стоит сценка, как по пустому музею бежит директор и плача в сердцах восклицает: «Все унесли, ничего не осталось!». Безусловно, мы уверены, что все эти ценности сейчас хранятся на складах оккупантов, высокомерно отказывающихся признать, что арабы тоже умеют ценить свое национальное богатство.
Иордания ко всему этому вандализму имеет непосредственное отношение. Она смогла поднять свой туризм, во многом, за счет разоренных музеев Ирака и Сирии. Так что, не удивляйтесь, когда на иорданских улицах однажды будут красоваться баннеры: «Приезжайте посмотреть на город Петра!»
Во-вторых, учтем фактор нефти и газа. Через Сирию проходят стратегические нефтегазовые коридоры. Например, есть «линия», ведущая в Хомс из Ирака и далее через Средиземное море в Европу. Борьба за этот энергетический коридор ведется уже более полувека. Наверное, столько же лет сколько арабо-израильскому конфликту. Да и Сирия с тех пор унаследовала авторитарный политический режим. Сейчас наступил момент, наконец, окончательно поставить здесь точку. Авторитаризм неприемлем восточному менталитету. Но и как показывает опыт, демократия по западному образцу на Ближнем Востоке тоже не приживается. Нужен качественно иной цивилизационный подход. В качестве исключения, кстати, можно привести Коммунистическую партию Китая, которая успешно прижилась в условиях Востока и привела развитие этой страны к процветанию. Как бы «западники» сейчас не критиковали ее.

…Итак, перейдем к сценариям.
В случае падения «режима Асада» в Сирии Иордания становится ключевой страной по доставке энергоносителей из стран Арабского Залива в Европу. Кстати, не исключено, что и через Турцию. Но по данному вопросу окончательного консенсуса пока нет: энергокоридор можно проложить и по другому маршруту, в обход «новых османов». Между прочим, и у Ирана тоже есть планы построить газопровод через Сирию в Европу, с доставкой через Средиземное море.
Однако, что же мы наблюдаем сейчас? 
Прежде всего, тягостную реальность, когда из-за гражданской войны Сирия уже практически не добывает нефть и газ, качая лишь символические 100 тыс. барр. в сутки. И это, кстати, вполне может повлиять и на ситуацию в Ираке, доля которого на мировом рынке составляет 3%. Например, на минувшей неделе на иракском терминале «Ум-Каср» произошел взрыв. По горячим следам, подозревают сирийских боевиков, воюющих против «режима Асада».
Тем более, что давно существует некая взаимосвязь между тем, когда подписываются соглашения о поставках энергоносителей и как это совпадает с повстанческими демаршами в Сирии. Например, в июне 2011 года была достигнута договоренность о начале строительства газопровода из Ирана через Ирак. Согласно расчетам, этот проект должен был заработать в 2014 году….

Итого: борьба в Сирии идет за то, по какому пути пойдут потоки энергоносителей в Европу. С Востока на Запад, или же с Юга на Северо-запад. 
Для Иордании и стран Залива, естественно, более привлекателен северо-западный вариант. И не удивительно, почему Амман поддерживает сирийских повстанцев.
Для Турции, как показывает элементарная логика, тоже более предпочтительным должен быть северо-западный вариант. Вот почему Турция и Саудовская Аравия в сирийском кризисе являются партнерами, а в египетском, наоборот, остаются «врагами». Такова простейшая ближневосточная политическая кухня, где все становится предельно ясно, когда просто, если оперировать цифрами.
Если же Сирия все-таки выстоит, то Катару и Саудовской Аравии остается снова развивать схемы поставок сжиженного газа.

В завершении, еще один нюанс: Иран и Ирак стремятся увеличить свои доли энергопоставок на мировые рынки. В свою очередь, для этого пытаются нарастить объемы добычи газа. Например, к 2015 году этот показатель должен быть удвоен до 15 млрд. куб. м., четверть из которых будет поставляться в Европу. 
Кстати, первая очередь проекта по транспортировке иранского газа в Европу («нитка» из Ирана в Ирак) в нынешнем году уже заработала, но начавшиеся волнения в Сирии застопорили дальнейшее продвижение проекта…. 
Таким образом, складывается расклад: с одной стороны, сохранение «режима Асада» гарантирует увеличение нефтегазовых поставок из Ирана на европейские рынки. С другой стороны, это противоречит энергетической доктрине США.
В этой связи мы допускаем, что Пентагон будет предпринимать усилия, чтоб разобраться с каждым из субъектов связки «Дамаск-Тегеран» по отдельности. 
Кстати, еще на заре сирийского кризиса в Иордании проводились совместные американо-иорданские военные маневры. Теперь мы отчетливее видим, к чему все это шло…

Источник: The Dipcomment




3 комментария

  1. Юрий, у меня есть материал для статьи. Куда высылать?