По какому историческому сценарию развалится Россия

Павел Горский, для "Хвилі"

sur34

В результате некомпетентной политики нынешнего высшего руководства страны Российская Федерация в исторически ближайшем времени рискует оказаться на пороге глубочайшего системного кризиса.

Основной причиной кризиса является неадекватность амбиций лидера страны возможностям социально-экономической инфраструктуры и политического влияния их обеспечить. Это главная причина проявляется во всех сферах. Недооценка возможностей санкционных механизмов, которые обрушают российские государственные компании, а следовательно и банковскую систему. Просчеты во внешней политике — ставка на Китай(вообще непонятно откуда взявшаяся), против которой выступали все эксперты элементарно читающие контракты, подписываемые Россией с этой страной. Наконец вера в мощь российского оружия, которое на деле оказалось весьма средним даже в столкновении с украинской армией, уничтожавшейся до этого 20 лет.

К сожалению сейчас сложно представить реалистичные механизмы предотвращения кризиса (если кто-то сможет — пусть пожалуйста напишет в комментариях к статье), поэтому рационально со стороны соседей будет готовиться к нему, поскольку радикальные перемены в России имеют для них, и особенно для Украины прямые последствия. В этих условиях полезно обратиться к историческому опыту. Тойнби отметил «рано или поздно ум человека, вооруженного обилием данных придет к заключению, что все это множество фактов необходимо некоторым способом упорядочить». Если рассматривать историю России новейшего времени, то становится очевидным что за этот период страна пережила 2 системных кризиса, приведших к катастрофе старой государственности — Февральская революция 1917 года и распад СССР в 1991 году.

Последствия у этих кризисов были принципиально разными, поэтому попробуем рассмотреть перспективы ближайшего будущего Российской Федерации через призму этих двух исторических явлений.

Итак, во-первых февральская революция отличается от развала Советского союза, тем, что у общества в момент трансформации отсутствовал консенсус относительно будущего. Напротив та часть общества, которая была политически активной занимала крайне полярные позиции по отношению к будущему пути развития страны (от конституционных демократов до анархистов). В 1991 году с важными оговорками у подавляющего большинства политических активных граждан был примерно единый образ будущего — развитое демократическое общество, похожее на страны Западной Европы. Есть ли общая картина будущего в сегодняшней России — скорее нет? Напротив общество крайне поляризировано и практически полностью утратило способность достигать компромиссов и вести цивилизованный диалог.

Сказалась работа государственной пропаганды, последовательное подавление всех механизмов независимого самоуправления, начиная с Государственной думы и уничтожение в стране массовой свободной прессы.

Во-вторых, сильно отличаются характером трансформации. В случае распада Советского Союза процесс дезинтеграции был в большей мере управляемым, в то время как за Февральской революцией последовал неуправляемый хаос. Февральская революция обрушила все государственную систему, оставив общество наедине с самим собой. Полностью исчезла функционирование государства как посредника между общественными группами, хотя, как справедливо отметил философ Ахиезер: «для обеспечения интеграции общества в сложных, постоянно изменяющихся условиях государство должно все время решать медиационную задачу». Советские же социальные практики, такие как системообразующая коррупция и подчиненное отношение власти к обществу сильны до сих пор. Неприглядным образом, но именно они удержали матрицу социальных отношений.

В-третьих, принципиально различались прямые причины радикальной трансформации. В случае распада СССР главным требованием был запрос общества на структурные перемены в политической и экономической системах. Февральская революция была результатом прямого требования мира и хлеба, которым воспользовались различные политические силы. Главной причиной событий в Петрограде в фефрале 1917 стала череда случайностей. Европейскую часть России накрыли сильные морозы (до -43◦), которые вывели из строя паровые трубы более 1200 локомотивов (запасных труб не было из-за забастовок петроградских заводов0.

Обильный снег завалил железнодорожные пути, в результате чего на подступах к городу застряло 57 000 вагонов с хлебом. В городе образовалась ситуация искусственного дефицита хлеба, и уже 6 марта начался разгром булочных и мелочных лавок толпами, скандировавшими «Хлеба, хлеба», а солдаты, которые не хотели ехать на фронт, отказались стрелять в толпы рабочих. Важно понимать, разумеется у образованной части российского общества в 1917 году существовало множество «сложных» требований к власти, однако массовыми они не были — крестьян и солдат волновали не конституция и демократия, но желание передела аграрной собственности и нежелание ехать на фронт. Поздний СССР же помимо прочего был временем, когда множество городской интеллигенции, сформировавшееся в результате нескольких десятилетий доступного высшего образования, породило массовый запрос на структурные политические изменения. В современной России «путинское большинство», которое реально существует и составляет порядка 70% населения, политика не интересует. Как показывает опыт последних месяцев единственное, что его волнует это его социальное благополучие в виде товаров первой необходимости (пресловутая истерия с гречкой). Плюс по исторической аналогии можно прогнозировать резкий рост социального напряжения в случае больших людских потерь в большой войне. Что важно всплеск протестной активности может наступить внезапно и крайне сложно предугадать, какое именно событие станет спусковым крючком. Это может стать новость о массовой гибели людей, нехватка какого-то вида продовольствия в столице, или отсутствие коммунальных услуг и т.д. Причем предсказать момент «взрыва» не может ни власть, ни оппозиция. Революционная ситуация в современной России это не возмущение интеллектуалов и среднего класса (Болотная 2011) , но бунт люмпен-бюджетников, то есть условный февраль 1917 года.

Последнее, отречение в результате революции Николая II для современников было ключевым моментом. В государственно — мифологической системе Российской империи монарх в буквальном смысле занимал должность наместника Бога на земле, за его фигурой скрывалась безликая государственная машина. Падение монарха породило в массовом сознании крестьянской массы полный вакуум и растерянность. При этом лица, занявшие ключевые должности во Временном правительстве и Петроградском Совете — Павел Милюков,

Александр Керенский были гораздо харизматичней нынешних российских политиков. В случае же распада СССР смещение со всех постов собственно Горбачева кризиса не вызвало -власть была схвачена на местах региональными движениями и администрациями. В современной России вся система власти замкнута на одном человеке, возможно еще больше чем в 1917 году.

Таким образом, наиболее вероятно, что грядущий российский кризис будет проходить не в формате Перестройка 2.0, но «Февраль 1917». Что это означает? — непредсказуемость.

Политический хаос в его истинном понимании, в котором к власти может прийти малочисленная на старте политическая сила (феномен Ленина в 1917 году). Причем единственной необходимой для победы характеристикой этой силы будет четкая нацеленность на взятие власти и готовность применить столько насилия и популизма, сколько потребуется.

Идеологическое же наполнение может быть любым. В этих условиях украинской элите реагировать по обстановке и не допустить утверждения в России реваншистского проекта, но напротив взять в свои руки реинтеграцию восточно-европейского пространства, чего, в свою очередь, можно добиться только при 2-х условиях.

Во-первых, обществу должна быть предложена более сильная идею, нежели чем простой реваншизм. Ранее на Хвиле уже писалось об одном из вариантов такой идеи — «пространстве развития.

Во-вторых, готовность сторонников это идеи ее защищать от тех, кто прямо заявляет о своей враждебности новому обществу. В 1917 году и у Петроградского Совета и у Временного правительства было как минимум 3 возможности покончить с большевизмом в зародыше — в апреле, июне и июле 1917 года. Причем для этого была что называется just cause — справедливая причина. До октября 1917 большевики предприняли 3 попытки вооруженного путча. Однако решительные меры не были проведены — большевики пришли к власти и уничтожили своих противников. Так 1917 год преподносит урок, что видимо договариваться с экзистенциальными врагами, открыто пытающимися вас уничтожить, не получается.




Комментирование закрыто.