Переворот в Мали: борьба Запада и Китая в Африке усиливается

А.А.Быстров

Хотя, несомненно, и оказывает косвенное влияние на этот процесс: мятежники открыто обвинили бывшего (?) президента Амаду Тумани Туре «в неспособности эффективно оказывать сопротивление восставшим туарегам, игнорировании нужд военных, которые воюют сейчас на севере страны, а также коррумпированности государственного аппарата».

В этой связи многие аналитики сейчас выдвигают различные версии случившегося, а в самом факте мятежа видят попытки Парижа сместить неугодного им слишком «прокитайского» и слишком «прокаддафистского» Туре, который к тому же отказывался долгое время эффективно взаимодействовать с французскими силовиками в вопросах освобождения западноевропейских заложников. Напомним, что этот бизнес получил широкое распространение в регионе Сахеля и стал вместе с контрабандой наркотиков одной из основных статей дохода «Аль-Каиды Исламского Магриба» (АКИМ).

Не будем торопиться с такими выводами и окончательно принимать сторону сторонников «конспирологической» теории происходящего в Мали. Необходимо остановиться на фактах, а они таковы. Восстание в Мали (да и в других странах Африки) «обиженных» военных не редкость, а скорее данность и чуть ли не обязательный элемент внутриполитической жизни. В данном случае налицо отрыв президента Туре (кстати, тоже кадрового военного-десантника, до сих с пор с любовью вспоминающего учебу в Рязани) от среднего офицерского звена, и, как следствие, задержка выплаты довольствия, пенсий семьям погибших и т.п. Безусловно также, что в случае с Мали есть «ливийский след», а точнее — крушение схемы финансирования Туре со стороны Каддафи, что позволяло малийскому президенту вовремя «латать» дыры в бюджете и относительно достойно содержать военных. Настолько достойно, что в планах Туре было даже создание (с привлечением российских офицеров) межрегионального центра подготовки десантников, который должен был «ковать кадры» для стран Сахеля и Центральной Африки.

Что касается Парижа, то он был очень недоволен позицией Туре по вопросу борьбы с АКИМ и его неспособности (или нежелания?) кардинально изменить в лучшую сторону ситуацию с захватом французских заложников. С этой темой еще необходимо подробно разбираться, поскольку похищение французов-заложников в Нигере и Мали очень серьезно тормозит активность французского бизнеса в этих странах, и абсолютно не исключено, что мы можем иметь дело наряду с прочим и проявление недобросовестной конкуренции. В том числе и по вопросам разведки и эксплуатации урановых месторождений в регионе.

Еще в ноябре прошлого года в Бамако собирался неформальный «совет по безопасности» западноевропейских послов с приглашением ряда малийских политиков, на котором посол Франции К.Ройер подверг Туре очень жесткой критике «за слабость и нерешительность в противодействии АКИМ и нежелание Бамако сотрудничать в полной мере с европейцами в этой области» Прозвучали и прозрачные намеки о причастности ряда высших лиц в Бамако к бизнесу, связанному с захватом заложников. Указывалось в частности на увеличение числа захватов французов с целью выкупа, отказ Бамако предоставить французским военным право использовать малийское воздушное пространство для проведения разведки и десантных операций, а также на категорическое нежелание властей разместить в стране подразделения французского спецназа (он сейчас вынужденно размещен в Нигере). Недовольство Парижа вызвало и «нерешительность» Туре в вопросе разрешения мавританским военным входить на малийскую территорию для преследования отрядов АКИМ. На этой встрече произошел очень принципиальный эпизод с точки зрения анализа нынешнего мятежа малийских военных. А именно – министр иностранных дел Мали С.Майга полностью поддержал критическое выступление французского посла. В такого рода рассуждениях французов есть своя логика, поскольку сразу же после этого собрания малийские силовики довольно быстро «обнаружили» трех молодых членов АКИМ, которые участвовали в ряде похищений европейцев. Правда, они были быстро нейтрализованы в результате боестолкновения, что сразу же «обрубило» все концы, которые могли привести к организаторам всех этих «похищений». Отметим при этом, что боевики АКИМ поразили французских «спецов» своим первоклассным снаряжением, включая ультрасовременные приборы ночного видения.

Париж серьезно в течение последних шести месяцев «обрабатывал» потенциальных претендентов на пост президента Мали из числа оппозиционеров. В частности, особое внимание уделялось лидеру Партии национального возрождения Требилу Драме, который был министром иностранных дел, затем работал в ООН и в этом качестве плотно общался с французами в рамках миротворческих операций на Гаити, в Бурунди и Мадагаскаре (отметим, что пост заместителя генсека ООН по этому вопросу стабильно занимают не просто представители Франции, а бывшие высокопоставленные сотрудники военной разведки). В ноябре прошлого года он встречался с советником Н.Саркози по африканским вопросам А.Парантом, и обсуждал с ним в приватном режиме не только ливийские события, но и ситуацию в Сахеле именно в привязке к теме свержения Каддафи и усиления исламистов. Отметим, что его прогноз в отношении ситуации в Ливии и влияние этого фактора на последующее развитие событий в зоне Сахеля был пессимистичным. Т.Драме, несмотря на то, что он официально дистанцировался от Туре, делегировал представителей своей партии в коалиционное правительство. По оценке ряда экспертов, Т.Драме, несмотря на свою оппозиционность, считался неофициальным преемником Туре, что подразумевало договоренность между ними по вопросу сохранения привилегий окружения похоже уже ныне свергнутого малийского лидера.

Таким образом, Туре насильно «сняли» менее чем за месяц до проведения президентских выборов, по итогам которых, с большей долей вероятности, он должен были и так уступить свое место «профранцузскому» Драме. Зачем тогда свержение Туре нужно Парижу? Только в том случае, если у французов были четкие данные о том, что малийский президент уходить раздумал, и его кандидатуру необходимо было «вынуть из колоды». Но это из области догадок, поскольку все решительные действия Париж по логике должен был бы проводить уже после выборов. Впрочем, отгадку мы узнаем очень быстро. В частности, очень важным будет момент согласия восставших военных на проведение президентских выборов в апреле, как и предполагалось до мятежа. Тогда на них с очень большой долей вероятности победит Драме, и все встанет на свои места. При этом варианте следует ожидать скорого усиления французского силового присутствия в Мали и соответственной активности по нейтрализации ячеек АКИМ. В противном случае мы имеем дело либо со спонтанным возмущением военных, либо с действиями Пекина, который хочет сохранить свое экономическое влияние в стране. То, что китайцы могут в случае необходимости такие комбинации проводить, показал недавний государственный переворот в Гвинее-Бисау.




Комментирование закрыто.