Палестинский гамбит: как сектор Газа привёл к развалу политической коалиции в Израиле

Ілія Куса, для "Хвилі"

Пару часов назад министр обороны Израиля Авигдор Либерман, один из самых влиятельных членов израильского правительства, объявил о своей отставке.

Его партия «Наш Дом Израиль» заявила, что покидает правящую коалицию. Либерман публично раскритиковал премьер-министра Биньямина Нетаньяху за его реакцию на ночные ракетные обстрелы Израиля со стороны сектора Газы 12 ноября.

Отставка Либермана буквально разорвала информационное пространство Израиля и региона. Один из крупнейших тяжеловесов израильской политики и близкий партнёр по коалиции Нетаньяху своим заявлением открыл «ящик Пандоры», из которого теперь на премьера посыплется всевозможная критика со стороны его однопартийцев и соратников по коалиции. Это развяжет языки многим конкурентам Нетаньяху, кто так долго ждал момента, когда можно будет попытаться бросить вызов многолетнему премьеру. Обстрелы Израиля и сектора Газы стали той отправной точкой, которая, судя по всему, и запустит внутреннюю борьбу за власть, потенциал которой накапливался на протяжении последних нескольких лет.

Однако в этом истории очень много странного и необычного, начиная от того, почему вдруг произошёл ракетный обстрел Израиля из Газы, и почему Нетаньяху, вопреки всему, пошёл дальше и продолжил переговоры с исламистами ХАМАС в Каире. Многих ответов я сам не знаю, но я постараюсь обрисовать картинку нынешней ситуации, дабы вы уже сами додумали ответы на вопросы, которые у вас возникнут.

Кто устроил ракетную провокацию в секторе Газы?

Всё началось даже не с ракетных обстрелов Израиля со стороны Газы, о которых сообщило большинство СМИ. До взаимных обменов ударами, на востоке сектора Газы произошла странная попытка израильских военных под прикрытием выехать из Газы через пункт пропуска Хан-Юнес. Когда их остановили палестинские бойцы из движения ХАМАС и попросили предъявить документы, израильтяне открыли огонь и прорвались через границу силой. В результате перестрелки, погибли семь палестинцев и один подполковник израильской армии.

После этого, ночью, от 150 до 400 ракет были выпущены со стороны сектора Газы по территории Израиля. Часть ракет перехватила система ПРО «Железный купол». Остальные упали в разных частях страны. Наиболее пострадал город Ашкелон, где погиб один человек (палестинский араб) и около 80 получили ранения и шок. В ответ на массированные ракетные удары, израильская авиация немедленно отреагировала, нанеся более 150 воздушных ударов по сектору Газы. Несколько многоэтажных зданий были уничтожены, включая офис местного палестинского телеканала «Al-Aqsa TV».

В результате авиаударов Израиля были убиты восемь палестинцев и более 100 ранены. Некоторые медиа назвали это противостояние «крупнейшим с 2014 года», однако сразу же отмечу, что это не так. В 2014 году эскалация боёв на границе Газы и Израиля привела к гибели 73 израильтян и более 2,3 тысяч палестинцев. Поэтому сравнивать два события – неправильно.

Бои завершились под утро, когда боевики исламистского движения ХАМАС попросили о перемирии. Премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху, после заседания Кабмина, согласился, и даже продолжил мирные переговоры с ХАМАС в Каире, что и вызвало бурную негативную реакцию части израильских министров, кульминацией которой стала отставка Авигдора Либермана.

Ситуация с ночными обстрелами между Газой и Израилем пестрит вопросами, на которые нет ответа. Зачем израильские войска совершили явно провокационный рейд в тыл палестинцев, убив семерых из них и демонстративно вырвавшись из Газы в стиле какого-нибудь голливудского фильма? И всё это происходило на фоне продолжающихся в Египте мирных переговоров между Израилем, палестинским движением ФАТХ (контролирует Западный берег) и исламистами ХАМАС. С моей точки зрения, эта израильская военная операция под прикрытием либо была совсем неудачным стечением обстоятельств, а военных действительно в самый неподходящий момент раскрыли прямо на границе, либо была заведомо спланирована кем-то из силовиков, чтобы спровоцировать эскалацию насилия и сорвать мирные переговоры в Каире.

Это выгодно многим в израильском правительстве, особенно право-радикалам типа министра образования Нафтали Беннета, который накануне призывал физически устранять лидеров ХАМАС и решить проблему сектора Газы военным путём.

Кто мог устроить ракетный обстрел Израиля со стороны Газы, учитывая, что движение ХАМАС как раз вело мирные переговоры с Тель-Авивом? Что ж, наиболее вероятным вариантом является радикальная исламистская палестинская группировка «Исламский Джихад», которая действует в Газе как конкуренты ХАМАС и отказываются от мирных переговоров с Израилем. Они и раньше обстреливали территорию Израиля, а все попытки втянуть их в мирный процесс или даже меж-палестинские территории заканчивались неудачно. А вот как они получили доступ к такому большому количеству ракет, который выпустили по Израилю – вопрос открыт. Вполне вероятно, что часть радикалов из движения ХАМАС, которые не согласны с позицией руководства по переговорам с Израилем, могли помочь им, или просто закрыть на это глаза.

Кому выгодна провокация?

Для дальнейшего анализа, необходимо упомянуть, кому была выгодна эта провокация. А таких сторон достаточно с обеих сторон противостояния. На мой взгляд, наибольшую выгоду от этого хаоса и беспорядка получат радикальные экстремистские группировки в секторе Газы. Да, сейчас многие подумали о движении ХАМАС, к которому привыкли относиться как к исключительно террористической организации, не беря в расчёт их политическое крыло и деятельность в городе. Но я имею в виду не их, а группировки, гораздо страшнее и опаснее ХАМАС. Речь идёт о террористах «Исламского государства», которые основали своё отделение в Газе в начале прошлого года. Для них провокация – это идеальная платформа, чтобы разогнать «зраду» в стиле «нас всех сливают», а правительству в виде ХАМАС доверять нельзя, ибо они продались Израилю. Это радикализует молодых палестинцев, которых будут убеждать взять в руки оружие и свергнуть традиционную власть.

В этом случае, сектор Газа может превратиться в настоящий рассадник исламского экстремизма. Социальная база для террористов там огромная, особенно учитывая катастрофическое гуманитарное состояние города в результате многолетней блокады со стороны Израиля.

Часть израильского истеблишмента также заинтересована в провокациях. Такие радикалы из правительства Нетаньяху, как министр образования Нафтали Беннет, министр культуры Мири Регев или даже министр обороны Авигдор Либерман, не согласны с мирными переговорами, которые ведёт премьер в Каире с движением ХАМАС, а также выступают против нормализации отношений между ХАМАС и ФАТХ. Провокация, которая фактически развалила переговоры, была для них настоящим подарком, ибо позволила снова заговорить о том, что разговоры с террористами бесполезны. Однако когда Нетаньяху, невзирая на обстрелы и гибель людей, продолжил переговоры и не остановил их, они, видимо, решили пойти ва-банк и развалить коалицию.

Давление на премьер-министра Биньямина Нетаньяху началось ещё год назад, когда его начали серьёзно допрашивать сразу по четырём коррупционным делам. По мере того, как правоохранительные органы арестовывали советников Нетаньяху, чиновников его правительства и бизнесменов, связанных с его семьёй, его соратники по коалиции всё больше задумывались, стоит ли поддерживать погрязшего в коррупции премьера, под которым начало шататься кресло. Для многих молодых амбициозных политиков, мечтающих свалить этого левиафана израильской политики и стать на его место, расследования и мирные переговоры с палестинцами стали плацдармом для наступления. В их числе были и Авигдор Либерман, и его коллега Нафтали Беннет.

Когда в начале осени полиция объявила подозрение жене Нетаньяху Саре по одному из коррупционных дел, многие окончательно потеряли веру в то, что сумеют победить на выборах 2019 года с непопулярным из-за этих скандалов премьером. Его уговоры не действовали. Все задавались вопросом: удастся ли ему выпутаться и на этот раз, как это было раньше, и не превратится ли он в «хромую утку» для истеблишмента?
Обстрелы Израиля и сектора Газы – уже не первый подобный инцидент за последний год – хлынули через край чаши терпения правых ультранационалистов, решивших, что ждать более нет смысла. Развал коалиции может привести к досрочным выборам и смене руководства партии «Ликуд», если, конечно, Биньямин Нетаньяху не «закрутит гайки» внутри партии. Но для этого ему придётся пойти на болезненные компромиссы.

Палестинский гамбит: региональный контекст

Но самое главное во всей этой истории – это внешнеполитический контекст. Региональный фон, на мой взгляд, ключевой, позволяющий понять, что же там произошло с этими обстрелами, и что двигает участников конфликта на протяжении последних лет.

Начнём с контекста, на фоне которого разворачивалась драма в Газе. За сутки до ночных обстрелов территории Израиля, официальный Тель-Авив разрешил Катару взять на себя финансирование госслужащих и коммунальных служб в секторе Газа, которым уже несколько месяцев задерживают зарплату. Усилиями газового эмирата, в Газу прибыли несколько бензовозов с топливом, а на счета ХАМАС перечислили около $ 15 млн. Для премьер-министра Биньямина Нетаньяху это был неплохой вариант: избежать финансирования палестинцев и переложить ответственность за это на другое государство, при этом сохраняя контроль над блокадой Газы как инструмента давления на ХАМАС. Кроме того, финансирование позволило бы сохранять сектор Газа в его нынешней политической конфигурации на плаву.

А это означало бы, что Израиль продолжит эксплуатировать режим ХАМАС в Газе в качестве «пугала» для мобилизации электората, оправдания различных сомнительных с точки зрения международного права акций на палестинских землях и раздачи кучи военных подрядов компаниям, близким к Нетаньяху и его партии. Теперь, после отставки Либермана, Нетаньяху необходимо будет назначить нового министра обороны, или же отправить правительство в кризис и объявить досрочные выборы.

Однако этому решению были крайне недовольны в Саудовской Аравии – региональному противнику Катара. Для правящих элит в Эр-Рияде во главе с наследным принцем Мухаммедом бин Сальманом запуск катарских денег в Газу – это усиление их врагов во главе с союзником Катара Ираном. Полагаю, саудовцы начали действовать через лояльных им политиков в израильском правительстве, дабы сорвать мирные переговоры и устроить провокацию, отрезав тем самым доступ Катара в сектор Газы. Саудовская Аравия уже много лет считает ХАМАС террористической организацией, поскольку считает его связанным с исламистским региональным движением «Братья-мусульмане», которых поддерживает и финансирует Катар.

Саудовцы имеют контакты с палестинскими экстремистами из «Исламского Джихада» и даже с террористами «Исламского государства», которые для них в Газе как противовес про-катарскому ХАМАС. В кармане саудитов находится и часть руководства движения ФАТХ во главе с кланом лидера палестинцев Махмуда Аббаса, из-за чего многие молодые палестинцы разочарованы в своих лидера, обвиняя их в том, что они продались Эр-Рияду и Израилю.

Когда Биньямин Нетаньяху, преследуя целью сохранить на плаву режим в секторе Газы, решился впустить туда Катар с его деньгами, Саудовская Аравия начала давить на Тель-Авив через своих людей. Вполне вероятно, что Эр-Рияд мог быть причастен к организации ракетной провокации, чтобы сорвать мирные переговоры Израиля и ХАМАС. Для них это – элемент регионального противостояния с Ираном.
То, что произошло в секторе Газы – это удар по иранско-катарско-турецкому альянсу, пытавшемуся усилить своё влияние на Палестину, пользуясь моментом, когда Израилю приходится идти на временное примирение с движением ХАМАС. Теперь, когда маховик внутренней политической борьбы в Тель-Авиве запущен, вполне вероятно, что победить может линия силовиков на военное вторжение в сектор Газы и свержение ХАМАС в пользу лояльных саудовско-израильско-эмиратскому союзу политическим силам и группировкам.

Заключение

Ситуация в секторе Газы продемонстрировала всю трагичность той ловушки, в которой себя сами завели Израиль, США и Саудовская Аравия. Ночные обстрелы и отставка министра обороны Авигдора Либермана – это переломный момент в региональном противостоянии на Ближнем Востоке на палестинском фронте, а также внутриполитической борьбы, как в Палестине, так и в Израиле. По моему мнению, основными последствиями этой эскалации будут следующие:

1. Мирные переговоры между ХАМАС и Израилем в Каире сорвутся. Исламисты будут вынуждены поддержать обстрелы Израиля, дабы сохранить внутреннюю легитимность в глазах поляризованного населения.

2. Нормализация отношений между ФАТХ и ХАМАС затянется, поскольку Саудовская Аравия, ожидая благоприятных для себя кадровых изменений в израильском правительстве, будет тормозить процесс, надеясь, что силовики возьмутся за проблему Газы с позиции силы.

3. В Израиле вспыхнет внутриполитическая борьба за новый формат правящей коалиции. Сперва пройдёт бой за должность министра обороны. Им захочет стать кто-то из радикалов, например министр образования Нафтали Беннет. Если премьер заветирует его кандидатуру, это будет означать досрочные выборы. С другой стороны, отставка Либермана открывает премьеру возможность беспрепятственно назначить «нужного» ему человека на должность начальника Генштаба с января 2019 года, тем самым взяв под контроль весь силовой блок. В ходе досрочных выборов, если они будут объявлены, Нетаньяху могут попытаться свергнуть как лидера партии.

4. Экстремистские группировки в Палестине усилятся за счёт разгромной критики движений ХАМАС и ФАТХ – традиционных старых элит, в которых разочаровались многие молодые палестинцы в возрасте от 18 до 27 лет. Это повышает риск дестабилизации палестинских земель, особенно с учётом продолжающейся анти-палестинской политики Дональда Трампа и колонизации Израилем оккупированных территорий на Западном берегу.

5. Возрастёт риск израильского вторжения в сектор Газы, что станет ударом сразу по нескольким игрокам: Египту, Иордании и Палестинской автономии. В стратегической перспективе проиграет и сам Израиль.

6. Катар потеряет доступ к Газе из-за ухудшения безопасности региона, а Израиль станет менее податливым относительно разрешения доставлять в город топливо и деньги.

7. Позиции Египта как посредника ослабнут, ибо очередной раунд мирных переговоров снова войдёт в клинч из-за эскалации между Газой и Израилем. Это подтолкнёт часть египетского генералитета к идее совместной с Израилем военной операции в Газе, что будет на руку Саудовской Аравии и США.

Подписывайтесь на канал «Хвилі» в Telegram, страницу «Хвилі» в Facebook.


Комментирование закрыто.