Отступать дальше некуда: за нами – Дамаск

Лидия ДЕНИСЕНКО, "2000"

В тот день, когда члены украинской парламентской делегации отправлялись в Дамаск, медиа вовсю обсуждали «план войны США» — информацию, опубликованную накануне в Washington Post. Крупные чины из Пентагона рассказывали о готовности армии США участвовать в новой военной операции.

Нападать, правда, собирались на Иран, а не на Сирию, хотя «между строк» читалось: планы далеко идущие, так сказать, и до Дамаска руки дойдут.

Знаете, как объясняли американской прессе военные чины — что они собираются делать на Ближнем Востоке? По-простому, без всяких там лишних словесных «кружев» о «демократических ценностях»: «Нам важно не просто показать, что все карты уже на столе, но и продемонстрировать, что у нас на руках».

Чувствуете? Просто преферанс. Игра со взятками. С той лишь разницей, что карты не из колоды, а настоящие — военных действий. Да и «пули» подразумеваются — не те, что «пишут»…

Пока же начать полномасштабную войну в этом регионе мешает Сирия. И крепко мешает. Недаром же российские политики ее окрестили «Брестской крепостью».

Омовения в мечети Омейядов

Так, может, и вправду красный цвет земли — неспроста? Считайте, как символ.

И Дамаск теперь воспринимается иначе, чем прежде: не только как памятник на памятнике, что старше самой истории, и где по преданию похоронен Авель, сын Адама и Евы, убитый Каином.

Сейчас больше думаешь о том, что «глаз Востока» — столица Сирии первой познала смертные грехи: предательство, ненависть, братоубийство.

«У каждого есть две родины — та, где он появился на свет, и Сирия», — эту фразу повторяли все, с кем проходили встречи украинской делегации. Сирийцы свято верят, что род людской зародился именно здесь.

А еще они надеются, что все обойдется. Верят, что у них хватит мужества противостоять и Штатам, и Израилю, по-прежнему считающему сирийские Голаны своими, и НАТО, что ждет не дождется «повторить» Афганистан… И Катару с Кувейтом, и Турции, через территории которых попадает сюда оружие для боевиков. Да и вообще всей Лиге арабских государств, устроившей в прямом смысле слова заговор против Сирии.

И пусть наша парламентская делегация не имела возможности выражать позицию официального Киева… Да, собственно, неясно — имеет ли Украина вообще официальную позицию? Никак не определится: то ли она, как Россия, «за Сирию с президентом Башаром Асадом», то ли, как Франция с Британией, — «за оппозицию», именуемую «представителями сирийского народа», устроившую резню в Хомсе и Дэраа.

Так вот, представьте, когда почти весь мир против, как дорого стоят пусть просто слова, но солидарности и поддержки, сказанные членами группы по межпарламентским связям с Сирийской Арабской Республикой. В Дамаск отправились лишь трое депутатов ВР — Алла Александровская, Евгений Царьков и Сергей Храпов, все из фракции КПУ.

«Аль-Джазира» села в лужу»

Чеканщик из старинного квартала Хамедия

Мы прилетели ночью в субботу, 3 марта в Дамаск, который пять лет назад запомнился мне как город, где с приезжими местные о политике не говорят. А зачем?

Тогда были темы поинтересней. Например, о знаменитой мечети Омейядов, где в зеленых шелках покоится усекновенная голова Иоанна Крестителя. Правда, никто не проверял — есть ли на самом деле и Крестителя ли? Но верят.

Или о Хамедии — базаре, известном еще со времен крестоносцев, где над лавками портных, ювелиров и сапожников витает стойкий запах специй. Тут постоянно — и днем, и ночью — пьют фирменный сирийский напиток: кофе с кардамоном.

Теперь о политике говорят все. А уж 4 марта — в день президентских выборов в России — даже водители машин, завидя нас, идущих по тротуару, и принимая, вероятно, за россиян, притормаживали и радостно кричали на ломаном русском: «Путин, товарищ, победа!»

А когда предварительные результаты выборов стали известны, то сирийцы от счастья устроили себе праздник: народные гуляния с песнями и плясками. Говорят, самые многочисленные митинги были в Алеппо, старинном городе, расположенном на Великом шелковом пути, некогда проходившем через Месопотамию.

В фойе дамасской гостиницы «Шератон», где поселились члены нашей делегации, на столике возле ресепшена стопкой лежали газеты на арабском.

Чтобы для общего представления понять хотя бы тезисно — чем жила последнее время страна и чем живет сейчас, я попросила одного из служащих отеля полистать газеты и перевести на понятный мне язык заголовки. Уже почти год — от начала драматических событий в Дэраа и Хомсе — я с осторожностью отношусь к сообщениям, которые передают разные западные агентства об этой стране. Просто потому, что один и тот же факт Запад и Сирия умеют преподносить под разными соусами.

Может быть, правда посередине. Но вряд ли местная пресса, рассказывая о местных же событиях для своих же читателей, умудрялась бы переврать все до неузнаваемости. Очень сомневаюсь.

«Джазира села в лужу», — перевел по моей просьбе крупный газетный заголовок отельный служащий. И замер: решил, что и так все ясно.

«И что случилось?» — допытывалась у него, подозревая, что либо я что-то пропустила по поводу этого самого канала «Аль-Джазира», либо переводчик.

Солдат-срочников, которые зашли на базар
подкрепиться сладостями, тут же обступила толпа,
чтоб поговорить

Служащий углубился в чтение заметки. Занятие ему явно нравилось. По крайней мере это было интереснее, чем варить кофе постояльцам. Тем более что кофе в ту пору никто не заказывал, так что сотрудник «Шератона», можно сказать, скучал за барной стойкой.

— Недружественный Катар руками одиозной «Джазиры», — стал он пересказывать своими словами содержание газетной заметки, — показал в эфире кадры… О том, как силы «оппозиции» сбили вертолет Ми-8, принадлежавший сирийской правительственной армии. Но съемка — липовая! Потому что делалась не сейчас, а в 2006 году. К тому же в Чечне.

Следующий заголовок: «СОА — на территории Турции». Смотрит на меня: как реагирую на сенсацию? Видит, что никак, и принимается подробно объяснять:

— СОА — так называемая «сирийская освободительная армия»… Ну, бандиты! Они имеют штаб и лагеря подготовки террористов в провинции Хатай. Очень давно, наверное, 50 или 70 лет назад, это была сирийская территория… В Хатайе готовят отряды для Сирии, а год назад готовили для противников Каддафи.

«Террористы получают оружие из Саудовской Аравии»… «Бандиты СОА в провинции Хомс взорвали водопровод»… «В военном госпитале «Тишрин» прощались с 9 военнослужащими, погибшими в провинциях Идлеб и Дамаск»…

Новости звучат, как сводки с фронта.

Кофи — «нет»

Украинская делегация во время встречи с замминистра МИД г-ном Абдульфаттахом Муррой

Через несколько дней, когда украинские депутаты будут встречаться с президентом Башаром аль-Асадом, я попрошу Аллу Александровскую, главу делегации, задать ему вопрос, чтоб он ответил специально для читателей «2000»:

«И США, и Лига арабских государств сейчас действуют просто-таки поразительно синхронно — уж точно «в одной связке» против Сирии. Их цели на самом деле совпадают? И есть ли хоть какая-то надежда разрубить этот узел, так сказать, путем переговоров, а не войны?»

Башар Асад — дословно — ответил так:

Башар Асад

«Задачи, которые перед собой поставили Лига арабских государств и США, в принципе не совпадают. Страны ЛАГ исповедуют ваххабизм. И хоть они не считают свое движение политическим, а только религиозным, на самом деле это не так. Ваххабиты несут разрушение… Поэтому с ними компромисса быть не может.

Что касается отношений Сирии с Западом, то здесь, надеюсь, диалог возможен. По крайней мере сигналом к такому диалогу может стать то, что к нам приезжает спецпосланник ООН Кофи Аннан.

Хотя… У меня возникает вопрос: если спецпосланник Организации Объединенных Наций заявляет, что едет «примирять стороны конфликта», то… Какие стороны? Я как президент республики — есть, а где вторая сторона? Кого Кофи Аннан имеет в виду?

Поэтому, убежден, переговоры надо вести не в Сирии, а за ее пределами. И договариваться с теми «сторонами», которые и будоражат ситуацию, кто делает ставку на экстремизм. В конце концов с теми, кто снабжает оружием террористов».

И действительно, когда в Дамаск 10 марта прибыл Кофи Аннан и стал говорить о плане «мирного урегулирования», т.е. законно избранные власти Сирии должны — согласно этому плану — идти на уступки боевикам, Башар аль-Асад ответил: «Нет».

Возможно, его отказ был и не таким жестким и немногословным, возможно, там было больше дипломатии. Но вот об этом «нет» с радостью рассказывал по телефону один из моих давних знакомых, сирийский депутат, профессор Наср-аль-дин Хейрулла.

— Кофи Аннан спецпосланник не только ООН, и, может быть, не столько… Он же представитель ЛАГ. Но ведь именно Лига освящает действия экстремистов против нас! По этой причине Башар Асад отказался признать гостя в качестве официального посредника.

Тем временем бандформирования, окрыленные тем, что г-н Аннан, бывший Генсек ООН, ставит их на «одну ступеньку» с президентом страны — как равных по рангу, никакое оружие и не думали сдавать.

Мало того: в тот же субботний вечер, 10 марта, возобновили бои в провинции Идлиб. Там погибли как минимум три десятка человек, в том числе и солдаты правительственных войск. Они попали в засаду, устроенную боевиками.

Погибли и мирные жители. Их накрыло артобстрелом, который вела все та же СОА.

Пешеходов у стен парламента не гоняют

После занятий в столичном университете студентки
гурьбой отправляются в кафе

Парламент Сирии называется Народным советом, и здесь действительно царит демократия, в отличие от нашей Рады.

Здание не обнесено, как у нас, трехметровым забором по периметру и в два ряда. И блюстители порядка не сгоняют прохожих с тротуара, как это делается на Грушевского, 5.

В Народный совет сирийцы ходят свободно, без всяких там пропусков, причем посещают парламент весьма охотно. Потому что могут без посредников, помощников, секретариатов и прочих препятствий вот так взять и по душам поговорить со «своим» депутатом. Для таких общений даже есть специальный зал — с плюшевыми креслами и бесплатным кофе.

Сессии в день встречи делегации с председателем Народного совета Махмудом аль-Абрашем не было, поэтому и зал общений с избранниками пустовал.

Пять лет назад с г-ном Аль-Абрашем мы делали интервью для «2000». Газеты ему прислали, фотографии.

И каково же было мое удивление, когда выяснилось, что спикер до сих пор хранит и снимки, и те статьи.

При входе в парламент пресса как местная, так и журналисты западных медиа, аккредитованные в Дамаске, буквально осаждали спикера: хотели получить его комментарий о событиях в стране — во-первых, по референдуму о конституции, который только что прошел, во-вторых, о Кофи Аннане, который только еще летел в сторону Сирии.

Но Махмуд аль-Абраш дипломатично вышел из «осады», направляясь к лестнице, ведущей в кабинет спикера, на второй этаж. По дороге шепнул помощнику, чтоб тот проводил туда же и меня вместе с переводчиком посольства Сирии в Украине Ахмадом Мохаммедом.

Спикер действительно хотел, чтобы читатели «2000» из первых уст — как представителя законодательного органа — услышали его оценку нынешних событий в Сирии.

Кабинет аль-Абраша — с довольно скромной мебелью и уже без той знаменитой аршинных размеров картины, где был изображен Башар Асад. Прошлый раз, когда беседовала со спикером, удивлялась: почему у всех «официальные» президентские портреты, так сказать, «увеличенное фото на паспорт», а тут — художественное полотно?

Историю с портретом он мне рассказывал давно: в 2000 году во время инаугурационной речи Башара Асада глава парламента аль-Абраш, принимавший присягу нового главы государства, сказал фотографу: «Снимай! Отличный кадр!»

Так и запечатлела пленка: президент идет через зал, а к нему бросаются депутаты, чтоб поприветствовать лидера. Фотография получилась шикарной. И спикер заказал одному художнику картину с фото, но в стиле Рембрандта — маслом и на холсте.

Картину повесил у себя в кабинете. И народ к нему ходил на первых порах просто для того, чтоб сфотографироваться на фоне.

Портрет Башара председатель Народного совета через некоторое время попросил повесить в холле: для всеобщего обозрения.

Получилась сплошная гармония: на одной стене — картина с Хафезом Асадом, президентом-отцом, в окружении народа, а на другой — Башар. И тоже, подразумевается, в окружении.

«Я был в Брестской крепости»

Спикер парламента верит, что Сирия выстоит

— Давайте начнем с оппозиции. В парламенте она есть?

— Конечно! Но только смотря какое значение вы вкладываете в этот термин…

— Нет, я говорю не о представителях СОА, а только о депутатах.

— Есть и оппозиционные независимые депутаты. Так было и в прошлых созывах, и в нынешнем. Единственное, они не входили и сейчас не входят в «Прогрессивный национальный фронт»…

— По-нашему, в большинство или в коалицию. И поскольку теперь в Сирии отменена 8-я статья конституции о главенствующей роли партии БААС, то, наверное, вам это не очень по нраву?

— То, что отменили статью? Но я не сомневаюсь, что принятие новой конституции сплотит сирийцев для успешного противостояния внешним угрозам. А статьи, которые вызвали разногласия в обществе, будут откорректированы в будущем.

— Лига арабских государств всячески призывала поддержать оппозицию в лице «Друзей Сирии». Вы же это все называете заговором.

— Да. Потому что это и есть заговор.

— 29 февраля стало известно о «плане войны» США против Ирана. Парламентарии как-то на сей факт отреагировали?

— На сессии? Нет, это не обсуждалось, потому что всего лишь сообщение СМИ. Но в кулуарах, безусловно, говорили о «плане войны».

— И что же? Будет?

— Пока мы не принимаем это всерьез.

— Но уже из Сирии, что называется, «пачками» уходят посольства…

— Честно говоря, их угрозы в адрес нашего государства мы слышали неоднократно. Поэтому любой гражданин Сирии уже понял: все это делается исключительно в рамках израильско-арабского конфликта как инструмент давления на нас.

— Когда к власти пришел Башар Асад, поддержка среди населения страны у него была чуть ли не 99,9%. А сейчас?

— Если я назову цифру, вы подумаете, что это преувеличение… Как сами считаете: велик ли процент тех, кто не поддерживает президента?

— По логике рейтинг должен был снизиться. Тем более после начала реформ. Всегда будут недовольные.

— Именно потому, что он стал инициатором реформ, которые работают, поддержка сейчас возросла.

— Куда уж больше!..

— И поскольку я не являюсь сторонником президента аль-Асада…

— Как же «не сторонник», если вы в одной партии?

— Наверное, я не так выразился… Не в том смысле, что я «против», нет, нас связывают хорошие, доверительные отношения… А в том, что не делаю никому комплименты, и президенту в том числе. Всегда отстаиваю свое мнение.

— Западные аналитики говорят, что г-н Башар будет следующие 16 лет — т. е. два срока по новому законодательству — править страной.

— Этого не знает никто — ни я, ни он. Это зависит от воли народа, который в день выборов 17 июля 2014 года должен сказать свое слово.

— То, что сейчас происходит в Хомсе, разные источники диаметрально противоположно и оценивают: одни считают, все под контролем властей, а то, что постреливают, — так это остатки мелких банд, не представляющих особой угрозы. Другие считают, что там — война.

— Это действительно настоящая война. Как в Ираке… И когда «почва» была готова, на Ирак напали США и их союзники. Операция им обошлась в 700 млрд. долл. Очень дорого! Поэтому с Сирией они решили разобраться подешевле: без прямой оккупации, но используя определенные инструменты. То есть в отрядах боевиков есть и сирийцы-дезертиры, и несирийцы.

— Пару недель назад читала информацию: службы безопасности Сирии пытались вывезти из Дамаска жену президента, детей, мать и племянника. О Башаре не было сообщений, мол, пытался покинуть пределы родины… Что из этого правда?

— В то время, когда некоторые медиа передали «экстренную новость», президент выступал на митинге на одной из площадей Дамаска. Туда он приехал вместе со всей своей семьей.

В России Сирию назвали Брестской крепостью… Возможно, это выражение не совсем понятно, потому что это все-таки наша история…

— Я знаю, что такое «Брестская крепость».

— В смысле как образ?

— Нет, я там был. И мне она показалась такая маленькая…

— Зато как героически оборону держала!

— И мы тоже, если хотите, держим оборону… Посмотрите на историю Америки: сколько ей лет? 100? 200? Но она успела, захватив земли коренного населения — индейцев, истребить их, чем гордится поныне! Америка убивала мирных жителей Японии, сбросив на них атомные бомбы. Разделила Корею. И все войны провоцирует именно она! Вмешивается во все дела всех государств! Назовите хоть одну страну, которую миновала бы такая участь! У всего мира к Америке есть претензии. А как можно «ладить» с США, если они не признают право народа на самоопределение. Если вообще не считают, что кто-то, кроме них, должен априори иметь какие-либо права!.. Знаете, если бы я сейчас сюда привел своего 10-летнего внука, он бы сказал вам то же самое. Просто сирийцы на себе почувствовали, как Америка пытается любой ценой раздробить страну, взять под контроль и диктовать свое. А мы этого не хотим. Поэтому и не сможем с ними дружить.

Рядом с диктофоном я положила картинку-коллаж из какого-то журнала, где была нарисована карта мира. И карту эту кромсал изогнутым своим лезвием ятаган. Получалась эдакая «дуга», которая проходила и по нашим бывшим азиатским республикам, и по северу Африки, и по Сирии тоже.

Спикер аль-Абраш взял со столика иллюстрацию, несколько секунд рассматривал, печально кивая, потом изрек с горечью:

— Это называется «арабская весна»… Но Сирия не сдастся. Это не Йемен и не Египет… Они хотят «революцию» тюльпановую или кедровую? Здесь этого не будет. Обещаю.

Он точно знал, что те, кто прочтет эти слова, безошибочно поймут, кого он имел в виду под местоимением «они».

И вечером, когда я договаривалась с местными помочь мне отправиться в Хомс, где что ни новость — то ужас, собеседники тоже, как и аль-Абраш, о всех недругах страны говорили в третьем лице множественного числа.

Просто потому, что пока врагов больше, чем друзей.

Киев–Дамаск

Окончание следует

Источник: Газета «2000»




Комментирование закрыто.