От борьбы за выживание до симбиоза. От Трампа до Бисмарка

Дмитрий Бергер, Канада, "Хвиля"

Недавно отставной американский дипломат поделился со мной своим наблюдение. «Я вот удивляюсь,» — сказал он, — » что если бы Трамп постоянно носил миниатюрный наушник, связанный напрямую с микрофоном Путина, то чем, собственно, бы отличались в таком случае его слова и поступки от тех, которые мы слышим и видим?»

Но я бы поставил вопрос по другому: Чем отличались слова и действия президента Трампа, если бы никакого Путина никогда не было? И мой вывод — ничем. Для этого достаточно даже не наблюдать за Дональдом Трампом в течении последних 30-40 лет, а просто посмотреть бесконечное количество его интервью и выступлений, сохранённых для благодарного потомства телевидением и интернетом. И убедиться, что его риторика за последние полстолетия не изменилась ни на йоту. Разница лишь в том, что 30 лет назад он предрекал погибель Америки от засилья японских автомобилей, а не китайских товаров. Но теми же словами. И подобным же образом настаивал на необходимости налаживать личные отношения с сильными мира сего. В общем ничего нового Дональд Трамп с 1970-х не говорил, ни в 1988, ни в 2018. Поэтому разговоры о том, что у Путина имеется некий компромат, который заставляет американского президента публично облизывать российского автократа, бессмысленны. Просто Трамп такой человек, который верит в то, что любые отношения — это игра с нулевой суммой и базируются на личных контактах между игроками, которые не друзья и не партнеры, а делатели единоразовых одолжений, которые ничего в долгосрочной перспективе не определяют и не обязывают. А все эти институты контроля и регулирования, вроде международных торговых и военных договоров, как и собственные законодательные и правоохранительные органы, подобные отношения только размывают и подрывают, настаивая на определении политики, то есть некой постоянной.

В этом сегодня и состоит принципиальный вопрос как человеческих, так и государственных отношений: находимся ли мы в перманентной конкуренции друг с другом до полной победы одного, или живем во взаимовыгодном симбиозе?

Для конкуренции, выраженной в дарвиновском выживании видов, требуется дефицит ресурсов или опастность уничтожения. Посему сторонники игры с нулевой суммой смотрят на мир через призму страха: Дефицит торгового баланса, аааааа! НАТО в Крыму, аааааааааааа! Наши черноземы продадут иностранцам, ааааааа!

Но, как показывает история, успешные общества живут в симбиозе с другими. Даже те, которые считают, что находятся в конкурентной борьбе не на жизнь, а на смерть. Потому что без него никак нельзя в условиях избыточного производства. Уж на что огромны США и ЕС, но и они не могут себе позволить замкнуться на себе, не потеряв в качестве жизни. Даже относительно бедный и перенаселенный Китай не может работать просто на внутренний рынок потребления без потерь. Грубо говоря, в Канаде избыток пшеницы, в Италии избыток оливкового масла, и если это дело совместить в экономическом симбиозе, то все смогут есть не отдельные невкусные ингредиенты, а целое вкусное блюдо.

Тарифная война, с потолка затеянная администрацией Трампа, подрывает весь этот устоявшийся симбиоз. Например, автомобильная индустрия американского Детройта лет 70 существует в симбиозе с поставщиками из канадского Онтарио. И, как в природе, подобный симбиоз полезен всем участникам. Иначе бы он просто не существовал.

Те, кто читает мои статьи, возможно, помнят мои объяснения по поводу Брекзита. Ты можешь хлопать дверью сколько угодно, но пока имеются объективные причины для взаимодействия, тебе придется по-прежнему иметь дело с партнерами, договариваться об условиях отношений, искать консенсус в спорах и вырабатывать легальные рамки взаимных операций — все то же самое, от чего ты думал избавиться.

Это же относится и к представителям украинской общественности, требующих немедленно если не объявить тотальную войну России, то полностью порвать с ней все отношения, включая экономические. Что из этого последует, они сказать затрудняются. А я скажу — потеря переговорной позиции, даже не упоминая обвал экономики.

Если вы не создали объективных причин не быть на что-то или кого-то завязанным, то вам таки придется с этими чем-то и кем-то иметь дело. И наоборот, вы если создали объективные причины для кого-то не иметь с вами дело, они, скорее всего, если с головой, найдут другого.

Вот тут начинаются проблемы для игроков в нулевую сумму. Если имеется хотя бы еще один, желающий купить, или поддержать своим политическим влиянием, то есть вариант, что один из участников симбиоза просто переметнется к другому. И тогда сумма для оставшегося становится отрицательной, как он и играл. И если вы решили, что я по-прежнему говорю о Трампе, вы ошиблись. Я говорю о внутренней экономической, социальной и этно-языковой политике Украины за годы независимости. Вместо создания взаимовыгодного симбиоза, усилия ушли на создание конкуренции в социальной сфере, при монополизации экономики. Но об этом уже много писалось.

Странно, что в стране, где так заботятся о создании державы и нации, ищут исторические примеры для подражания где-угодно, кроме Германии средины 19 века. А если упоминают, то только приводя выражение «железом и кровью» «железного канцлера» Пруссии и Германии Отто Эдуарда Леопольда Бисмарка. Мол, «не речами и постановлениями большинства решаются великие современные вопросы, а железом и кровью».

На самом деле канцлер слегка лукавил. Объединение Германии произошло не только, и не столько, посредством насилия, хотя Бисмарк не был его противником, конечно, но предложением симбиоза немецких земель, в котором все немного подвинутся для того, чтобы дать место остальным. Могла Пруссия завоевать княжества и королевства поменьше? Легко. Но предпочла найти с ними общий язык. Более того, именно ради сохранения единства немецки земель, победив Австрию, крупнейшего члена Священной Римской империи германской нации, Бисмарк не стал включать ее в образующееся общенемецкое государство, а поставил условия ее выхода из него. Победив Францию, использовал патриотический запал войны для пропаганды германского единства, и утянул только вечно спорные Эльзас и Лотарингию, не став добивать извечного врага, сотрясаемого революцией. Хотя мог бы хапнуть и поболее. И буквально заставил прусского короля принять скромный титул германского императора вместо крутого императора Германии, что в феодальной иерархии делало бы того властелином всех немцев. На что император очень обиделся, ведь ему так хотелось стать новым Барбароссой, и не разговаривал с Отто очень долго. Даже лапу на коронации не пожал.

Но Бисмарк пытался создать единое государство для всех жителей Германии, а не только ее правителя. Несмотря на его открытую нелюбовь к социалистам, низшим классам и евреям, он сделал возможным существование свободно выбранного парламента с политической оппозицией, провел социальные реформы для рабочего класса и эмансипацию евреев. Для Бисмарка национальное государство являлось симбиозом его составляющих, а насилие оставлялось для его защиты от внешних поползновений. Он хотел не только его создать, но и обеспечить долговременную стабильность, без остоянных потрясений, чего не просекли создатели уже Четвертого рейха.

Увы, после поражения в Первой мировой войне и экономического коллапса 1920-х, в Германии возобладали воззрения с нулевой суммой, что жизнь это извечная борьба за уменьшающиеся ресурсы, и если не мы их, то они нас. Дальше вы сами знаете.

Способность к симбиозу и есть способность к жизни. В человеческом организме имеется чуть больше клеток других существ, чем самих клеток тела. Но если вы избавитесь от них — вам долго не протянуть.

Поэтому я повторяю своим детям «Не будь как Трамп, будь как Бисмарк, и тебя будут помнить с благодарностью». Потому что ломать — не строить. А строить нужно уметь.

Подписывайтесь на канал «Хвилі» в Telegram, страницу «Хвилі» в Facebook

[print-me]
Загрузка...


Комментирование закрыто.