Одиозные долги Мубарака

Сайфедин Аммус

 

Влияние такой ситуации игнорировать больше невозможно. С ростом политической неуверенности и замедлением экономики, в Египете, вероятно, начнут уменьшаться правительственные доходы, увеличится потребность в срочных расходах, а также вырастут процентные ставки по государственным займам. Это может привести правительство к финансовой катастрофе в тот самый момент, когда страна делает попытку совершить сложный политический переход.

{advert=1}

Государственный долг Египта составляет приблизительно 80 % ВВП, что очень близко к 90% уровню, который экономисты Кеннет Рогофф и Кармен Реинхарт идентифицируют как предвестник более медленного роста и повышенной уязвимости перед финансовыми и бюджетными кризисами. Египтянам нужно лишь обратить свой взор на север, на европейский долговой кризис, чтобы понять, что они должны разобраться со своей проблемой выплаты долгов сейчас, вместо того чтобы ждать, пока она достигнет греческих пропорций.

Эта задолженность возникла за время 30-летнего правления свергнутого президента Хосни Мубарака. Согласно международному праву, задолженность, которая приобретена без согласия людей и не используется для их выгод, классифицируется как «одиозная»; и, в принципе, ее не рассматривают в качестве переводимой на режимы-преемники. Рассуждение просто и логично: если кто-то мошеннически займет деньги на мое имя, то я не собираюсь выплачивать их, также не должно и население страны, когда нелегитимный лидер занимает на их имя и им в ущерб.

В течение трех десятилетий займы Мубарака обогащали только его и его правящую клику, доводя до бедности и подавляя остальную часть населения Египта. Была распространена коррупция, и не только в скрытом виде: государственные деньги открыто использовались, чтобы поддерживать множество фирм под неосновательными предлогами, такими как «содействие экономическому росту» и «создание занятости». Наряду с узурпацией власти, это повредило конкурентоспособности, открытости рынка, а также предприятиям малого и среднего бизнеса Египта.

{advert=2}

Обогатившиеся на этой щедрости теперь, в основном, сидят в тюремных камерах, ожидая суда. Однако остальная часть Египта чувствовала поступление этих денег в страну только в форме постоянно расширяющегося государственного аппарата, который укрепил правление Мубарака, репрессий в отношении несогласных, а также в подавлении миллионов. Когда в январе египтяне восстали против Мубарака, им противостояло оружие, оплаченное заемными деньгами.

Действительно ли справедливо ожидать, что египтяне продолжат платить за их предыдущие репрессии и обнищание от рук Мубарака и его приспешников? Поскольку эти деньги явно приносили выгоды Мубараку, а не народу его страны, разве ответственным за это не должен считаться Мубарак, а не его жертвы?

Тип режима, в котором правил Мубарак, был очевиден много лет, и также было очевидно, как использовались заемные деньги. Благоразумный кредитор должен был рассмотреть эти факты прежде, чем давать кредиты. Таким образом, банки и международные учреждения, которые предоставили деньги Мубараку, должны нести ответственность за свой выбор обеспечивать деньгами его репрессивный режим.

Новый Египет должен полностью отмежеваться от Мубарака и его кредиторов и позволить им разбираться в своих делах между собой, не вовлекая египетских людей. Единственная роль египетского правительства должна быть в том, чтобы помочь ликвидировать активы Мубарака и использовать их для возмещения в случае необходимости.

Это было бы не только честно, но и преподало бы важный урок тем, кто обеспечивает деньгами диктаторов – урок, который, вероятно, окажет непосредственное и положительное влияние во всем мире. Кредиторы репрессивных режимов больше не будут ожидать, что эти долги будут возмещены преемниками, немедленно вынуждая кредиторов во всем мире быть осторожней, одалживая тиранам.

Египетский прецедент принес бы понимание и умеренность всему поколению кредиторов, которое не приучено к рассмотрению этого типа риска, оно даже возможно незнакомо с доктриной одиозного долга. Репрессивным режимам было бы сложнее занимать, что, в свою очередь, осложнит подавление их людей и облегчит и удешевит предоставление важных финансовых займов ответственным и законным правительствам, когда они будут нуждаться в этом.

У передачи обязательств по внешнему долгу Мубарака в конечном счете не должно быть отрицательных экономических последствий для Египта. Это действие должно быть воспринято не как движение в сторону бюджетного безрассудства, но как отказ от этого раз и навсегда. С меньшим долговым бременем и выплатой процентов финансовая позиция Египта значительно улучшилась бы, и угрозы экономическому росту отступят. Большая осмотрительность иностранных кредиторов не позволяла бы будущим египетским правительствам безответственно обременять население своей страны долгами.

{advert=3}

Возможно, наиболее важно то, что дни получения займов для создания большого аппарата государственной безопасности ушли безвозвратно для всего мира. Ради египтян и людей, живущих под тиранией всюду, правительство Египта должно принять это смелое решение.

Автор — приглашенный научный сотрудник Центра изучения капитализма и общества при Колумбийском университете и преподаватель экономики в Американском университете в Ливане.

Перевод с английского – Николай Жданович

Источник: Mubarak’s Odious Debts

 




Комментирование закрыто.