Новые задачи Пентагона в «Стратегическом руководстве по обороне

Рачья Арзуманян
Новые задачи Пентагона в «Стратегическом руководстве по обороне

 

Документ призван определить приоритеты военной политики и стратегии США на последующие десять лет в условиях сокращения военных расходов на $487 миллиарда долларов и изменения среды безопасности. Представители Пентагона уже заявили, что если от них потребуют сократить бюджет еще на $500 миллиардов, документ потеряет адекватность.[3] Руководство охватывает как геополитические, так и чисто военные аспекты новой политики.

1. Геополитические и геостратегические аспекты

В свое время Альфред Мэхэн (Alfred Mahan) определил открытое море, обеспечивающее международную торговлю и коммуникации, как «общее пространство» (a wide common)[4], контроль которого, фактически, был равносилен «владению морем»[5]. Мэхэн не смог предугадать освоение воздушного и космического пространств, но, скорее всего, согласился бы с распространением концепции на воздушную среду,  космос, кибер-пространство и расширением термина до «глобального пространства» (a globalcommon)[6]. Использование данного термина в документе свидетельствует о продолжении классической геостратегии морских держав и открытом возвращении геополитики в оборонную политику и стратегию США.

{advert=7}

Вторым важным моментом, относящимся к геостратегии, следует признать тезис, что США стоят перед«необходимостью перебалансирования (rebalance) (изменения баланса  в пользу, переориентации) на Азиатско-тихоокеанский регион» (курсив в документе – прим. авт.) «we will of necessity rebalance toward the Asia-Pacific region».   Речь, идет о геостратегической переориентации и формировании долгосрочных трендов, разворачивание которых будет происходить не только на протяжении последующих десяти лет, но всего 21 века.

На Ближнем Востоке среда безопасности во многом будет формироваться Арабским пробуждением (ArabAwakening). США по прежнему остаются гарантом безопасности Израиля. Первоочередной целью является  воспрепятствовать ядерной программе Ирана и «противодействовать его дестабилизирующей политике». Решать свои задачи в регионе США намерены со своими союзниками, в первую очередь, Израилем, и в сотрудничестве со странами Совета по сотрудничеству стран Персидского залива (GulfCooperation Council).  В документе не упоминается Турция.

Изменения предусматриваются также в Европе и НАТО. Большая часть европейских стран сегодня являются «производителями безопасности, а не ее потребителями». В изменяющейся среде безопасности, сокращении ресурсов, которые могут быть выделены на оборону, США вынуждены сократить объемы своего военного присутствия на европейском ТВД.

Из классического геополитического инструментария стоит упомянуть намерение снизить размер ядерных сил, причем во всех компонентах ядерной триады[7]. Из новых угроз среды безопасности 21 века, которым будет уделено особое внимание,  важным представляется намерение противодействовать новым угрозам, исходящим от негосударственных акторов, неконтролируемых территорий, групп и личностей.

2. Национальная безопасность, военное строительство и стратегия.

В документы определяются выделяются  стратегические приоритеты, в качестве каковых называются десять задач, которые должны оформить Объединенные силы  (Joint Force):

  • контртерроризм (КТ) и иррегулярная война; counter terrorism (CT) and irregular warfare;
  • сдерживание и отражение агрессии; deter and defeat aggression;
  • проецирование мощи, несмотря на вызовы, призванные блокировать доступ/территорию (anti-access/area (A2/AD) denial  challenges); project power despite anti-access/area denial challenges;
  • меры противодействия оружию массового поражения (ОМП); counter weapons of mass destruction (WMD);
  • эффективное оперирование в киберпространстве и космосе; operate effectively in cyberspace and space;
  • поддержание безопасного, обеспеченного и эффективного ядерного сдерживания;  maintain a safe, secure, and effective nuclear deterrent;
  • защита внутренней безопасности и обеспечение поддержки гражданским властям; defend the homeland and provide support to civil authorities;
  • осуществление стабилизирующего присутствия; provide a stabilizing presence;
  • проведение операций по стабилизации военно-политической обстановки и контрповстанческих операций; conduct stability and counterinsurgency operations; and
  • проведение операций по ликвидации последствий стихийных бедствий и катастроф,  гуманитарных и прочих операций; conduct humanitarian, disaster relief, and other operations[8].

Оценивая среду безопасности и формулируя миссии, к выполнению которых должны быть готовы США, документ подчеркивает невозможность охватить все возможные угрозы.

В документе подчеркивается необходимость проводить различие между инвестициями, призванными сформировать отклик на проявленные и пока не проявленные угрозы. Это предполагает способность изменять проводимый курс, формируя отклик на новые угрозы, то есть адаптабельность. Процесс адаптации может  направляться различными факторами, которые могут быть как незнакомыми и шоковыми по своей природе, так и результатом «эволюции в сферах стратегии, операционного искусства, экономики и технологии». В таких условиях любые  нововведения должны бережно относиться к уже накопленному опыту и выстраиваться на принципе «обратимости» (reversibility) изменений[9].

Предполагаемые изменения не должны приводить к падению боевых возможностей вооруженных сил США, вынужденных сегодня предпринимать шаги по восстановлению некоторых аспектов боеспособности. После завершения вывода войск из Ирака и затем Афганистана «мы должны будем предпринять дополнительные меры  чтобы сохранить и выстроить ключевые направления (продвижения) в сетевой войне (networked warfare)… «we will take extra measures to retain and build on key advancements in networked warfare …».

Параллельно МО и военное сообщество США в целом должны предпринимать усилия  по разработке новых концепций операций. Это предполагает внедрение в МО культуры изменений, балансируя между необходимостью снижать затраты и императивом устойчивого развития ключевых направлений в долгосрочной перспективе.

2. Краткий анализ.

2.1 Геополитические и геостратегические аспекты.

Если геополитические тренды и намерения США хорошо исследованы, смещение фокуса на Азиатско-тихоокеанский регион требует пристального внимания. Необходимость такой переориентации  обосновывается, в частности,  в работах военного геостратегиста Томаса Барнетта (Thomas P.M. Barnett). В  конце 2011 года Барнетт предложил обновленный взгляд на идеи и подходы, высказанные в известной работе «Новая карта Пентагона»[10], и новую «новую карту»[11].

Однако, чтобы и далее обеспечивать доминирование в глобальном пространстве и осуществить переориентацию на новый регион, США должны расширять возможности глобального проецирования мощи, в первую очередь, военно-морскую мощь. Каким образом можно осуществить столь масштабные изменения на фоне сокращения военных расходов  не совсем ясно.

Кроме того, чтобы осуществить переориентацию на другой регион, США должны добиться стабильности на Ближнем Востоке и дуге нестабильности в целом, что выглядит маловероятным, учитывая приход к власти исламистских режимов, несущих с собой угрозу для союзников США в регионе и Европы.

Сокращение американского присутствия и, как следствие, некоторых элементов зонтика безопасности США в Европе должны привести к изменению роли США в Атлантическом альянсе. Готовы ли США к такой постановке вопроса?  Уменьшение удельного веса США на европейском ТВД должно сопровождаться увеличением военного потенциала других европейских стран. Да, сегодня Европа экспортирует безопасность, однако процессы на южном фланге НАТО далеки от стабильности. В состоянии ли будет европейские страны защитить себя без широкой поддержки США и не идя по пути повышения военных расходов? Предлагаемая коренная трансформации системы безопасности Европы и НАТО это, помимо всего прочего, большие расходы, которые выглядят маловероятными на фоне финансового кризиса.

2.2. Национальная безопасность, военное строительство и стратегия.

Список миссий в руководстве, которым будет отдаваться приоритет, расширен и во многом совпадает с списком «Четырехлетнего обзора обороны 2010 года» (2010 Quadrennial Defense Review). Однако есть и очевидные изменения, наиболее значительным из которых является акцентирование понижения роли контрповстанческих миссий, являвшихся до этого главным стратегическим приоритетом Пентагона. Новая среда безопасности и мировой кризис вынуждают США отказаться от, как оказалось, столь дорогих и неподъемных затрат на большие контрповстанческие операции.

В стратегическом руководстве отсутствует и конструкт «двух конфликтов», предполагающий  способность США вести одновременно два больших региональных конфликта. Документ придает особое значение проблемам гармонизации усилий ведомств и агентств, участвующих в решении задач НБ. Благодаря несбалансированности межведомственных взаимодействий Пентагон зачастую вынужден брать на себя задачи, которые должны были быть приоритетными направлениями деятельности других ведомств.

Формирование отклика на угрозы новой среды безопасности требуют создания сравнительно небольших, но хорошо экипированных и вооруженных сил, развитие которых предполагалось в рамках «трансформации военной сферы». Большая часть приоритетных миссий стратегического руководства должна выполняться силами специального назначения, в первую очередь корпусом «Морской пехоты», что довольно сложно реализовать. Помимо затрат на уменьшение численности вооруженных сил, изменения  структуры вооруженных сил, ее оптимизацию и пр., количественный рост сил специального назначения не может превышать 3-5% в год, и ограничивается организационной структурой, учебным процессом, пропускной способностью учебных центров и пр.[12]

2.3 Политические аспекты

Анализ геополитической и военно-стратегической аспектов документа показывает, что проблемы НБ США корнями уходят в политическую сферу. Мировой кризис и необходимость сокращать государственные расходы являются объективными, однако то, как предлагается это делать, диктуется политическими и идеологическими предпочтениями команды, находящейся у власти, и является уже субъективным.

Военный истеблишмент США, вероятнее всего, согласен с тем, что на фоне мирового кризиса, необходимо сокращать военные расходы. Однако у военных не может не возникнуть вопрос,  почему сокращения на оборону идут на первом месте? Истоки такого поведения находятся в сфере политической борьбы. Политики предпочитают говорить об уменьшении военных расходов, так как о таких сокращениях проще всего заявить и реализовать, создав у общества в предвыборный год впечатление, что в администрация Белого Дома борется с  последствиями кризиса.

Кроме того, Обама принадлежит к крайне левым кругам Демократической партии, которые против широкого военного присутствия США за рубежом. Обама всегда выступал за сокращение вооруженных сил США и в этом смысле он остается последовательным. На фоне грядущих выборов его поведение должно показать сторонникам последовательность и способность выполнять предвыборные обещания. Помимо всего прочего жесткое поведение и намерения в вопросах сокращения военных расходов становится хорошей отправной точкой в начинающемся политическом торге с республиканским Конгрессом вокруг бюджета.

3. Выводы

Проведенный выше краткий анализ позволяет говорить о двух пластах, связанных с реализацией положений стратегического руководства, которое на самом деле является «стратегической точкой разворота» (strategic turning point) в военной политике и стратегии США. Причем мышление, которое за ним кроется, не является революционным по своей природе, и не предлагает «рубить с плеча», как это имело место при переориентации Пентагона на контрповстанческие операции. Документ старается найти баланс и придерживается эволюционного подхода к развитию доктрин, идей, вокруг которых выстраивалась военная машина США на протяжении последних десятилетий.

Предлагаемые сокращения численности вооруженных сил предполагается компенсировать усилением остающихся войск передовыми военными технологиями, ВиВТ. Можно сказать, что подходы и концепции «революции в военном деле», «трансформации военной сферы», «сетевых сил» возвращаются. Другим важным моментом следует признать акцентирование процессов адаптации и целостного подхода к сфере НБ, необходимость гармонизации усилий всех элементов национальной мощи при достижении целей национальной политики. Подход, который развивался в рамках сетецентричных концепций и подхода, базирующегося на достижении эффектов[13].

Таким образом, военные круги, понимая, что сокращения военного бюджета и вооруженных  сил неизбежны, стараются сделать их наименее болезненными. Задача по сокращению расходов, скорее всего, была бы эффективно решена, будь поручена военным кругам. Без сомнения, команда, разрабатывавшая документ,  ответственно подошли к делу и разработала добротный с военно-стратегической и геополитической точек зрения документ.

Однако сама природа вопроса в данном случае является политической и будет диктоваться политическими факторами, предпочтениями и интересами. Проблемной частью документа является не текст и предлагаемые действия, но каким образом инициировать выполнение положений документа, — шаг который является политическим по своей природе. Документ демонстрирует своего рода консенсус в военном истеблишменте США и  подводит политиков к необходимости принятия решений, которые позволили бы США сохранять и далее свое военное и геополитическое преимущество в мире. Однако будет ли консенсус  принят американским обществом или США выберут другой путь развития и другие приоритеты? Вопрос, который будут ставиться и решаться после президентских выборов и уже не в военной сфере.

Полностью обзор «статратегического руководства» доступен на нашем сайте.

Источник: Центр стратегических оценко и прогнозов


[1] Department of Defense. Sustaining U.S. Global Leadership: Priorities for 21st Century Defense. Defense Strategic Guidance, Office of the Assistant Secretary of Defense (Public Affairs) January, 2012. Далее в ссылках “Guidance”.

Department of Defense. “Defense Strategic Guidance Briefing from the Pentagon,” Presenter: President Barack H. Obama, Secretary of Defense Leon E. Panetta, and Chairman of the Joint Chiefs of Staff Gen. Martin E. Dempsey, January 5, 2012. Далее в ссылках “Guidance Briefing”.

 

[2] Согласно американского законодательства Президент ежегодно представляет на рассмотрение Конгресса стратегию национальной безопасности (National Security Strategy); каждые четыре года министерство обороны представляет доклад «Четырехлетний обзор обороны» (Quadrennial DefenseReview (QDR), согласующийся со стратегией национальной безопасности и включающий в себя стратегию национальной обороны (national defense strategy); и каждые два года Председатель Объединённого комитета начальников штабов  представляет национальную военную стратегию (national military strategy).

[3] Guidance Briefing.

[4] Posen, Barry R. “Command of the Commons: The Military Foundation of U.S. Hegemony,” International Security, Vol. 28, No. 1, Summer 2003, pp. 5-46.
12 January 2011.

[5] Термин «господство на море» (command of the sea) ввел в широкий оборот Пол Кеннеди (Paul Kennedy) в работе Kennedy, Paul M. The Rise and Fall of British Naval Mastery. London: MacMillan, 1983.

[6] Дискуссию по данному поводу можно найти в Posen, Command of the Commons: The Military Foundation of U.S. Hegemony.

[7] Weitz, Global Insights: Not Much New in New Defense Strategic Guidance.

[8] Guidance, pp. 4-5.

[9] Ibid.,

[10] Barnett, Thomas P.M. The Pentagon’s New Map:War and Peace in the Twenty-First Century. Putnam Publishing Group. 2004.

[11] С некоторыми элементами «новой карты» можно познакомиться на основе серии из 11 лекций,  «Мир согласно Барнетта. Новая карта Пентагона» («The World According to Tom Barnett,»  brief, (Pentagon’s new map)), размещенных на Youtube.

[12] Olson, Eric T . Admiral, USN, Commander, U.S. Special Operations Command. “Special Operations: Context and Capabilities in Irregular Warfare,”  Joint Force Quarterly (JFQ), Issue 65, First Quarter 2010, pp. 64-70.

[13] Арзуманян, Рачья В. Сложное мышление и Сеть: парадигма нелинейности и среда безопасности 21 века. Ереван: научно-образовательный фонд “Нораванк”, 2011.

[include id=»7″ title=»advert 10″]


Комментирование закрыто.