Новая игра Турции на Южном Кавказе

Карен Мадоян, "Хвиля"

Турция Азербайджан

В своей книге «Следующие 10 лет. Где мы были… Куда мы идем?» (The Next Decade: Where We’ve Been . . . and Where We’re Going) Джордж Фридман характеризует внешнюю политику Турции словом «внимательная». По мнению Фридмана, Турция будет избегать конфликтов.

Конфликт между Москвой и Анкарой, последовавший после уничтожения заблудившегося российского штурмовика Су-24 в небе над Турцией, может перейти из категории взаимных обвинений в геополитическую конфронтацию в регионе, который обе стороны традиционно расценивают как сферу своего геополитического влияния. Во время официального визита в Азербайджан премьер-министр Турции Ахмет Давутоглу не ограничился традиционными словами поддержки в адрес главного союзника на Южном Кавказе. Турецкий премьер прибегнул к риторике, которую ранее в Анкаре старались не использовать даже несмотря на особый характер турецко-азербайджанских отношений. «Еще раз хочу подчеркнуть, что Турция всегда будет рядом с братским Азербайджаном до освобождения его земель. Хочу обратиться к Армении: если мирным путем вернете земли, которые вам не принадлежат, то сможете присоединиться к союзу Турция-Грузия-Азербайджан. Мы ни на кого не держим зла, но каждая пядь земли Азербайджана для нас дорога и эти земли обязательно должны быть освобождены от оккупации», — заявил Давутоглу во время выступления в Дипломатической академии Азербайджана 4 декабря.

Представители высшего турецкого руководства никогда ранее не разговаривали языком угроз в адрес Армении. Когда дело касалось карабахского конфликта, Анкара предпочитала ограничиваться дипломатической поддержкой официальному Баку. Такой подход вполне соответствовал внешнеполитической доктрине Турции «ноль проблем с соседями» (инициированной самим Давутоглу в его бытность министром иностранных дел в 2008 году) и заинтересованностью в стабильном Южном Кавказе ввиду развития проектов по транспортировке каспийских энергоресурсов и созданию новых транспортных коридоров (проект железной дороги Баку-Тбилиси-Карс).

С другой стороны, в Анкаре признавали особую роль России на Южном Кавказе. Этим можно объяснить осторожность турецкого руководства в отношении Армении как ключевого партнера Москвы в регионе, а также нейтральную позицию Турции после грузино-российской войны в августе 2008 года. Несмотря на то, что в последнее время карабахский конфликт часто переходил в горячую фазу, Азербайджан и Турция всегда предпочитали декларировать взаимодействие лишь в военно-технической сфере и подготовке кадров для азербайджанской армии. Ильхам Алиев за годы своего правления всегда пытался выстаивать сбалансированные отношения с северным соседом, не демонстрируя при этом усиления турецкого фактора во внешней политике Азербайджана. Хотя двусторонний Договор о стратегическом партнерстве и взаимопомощи предусматривает оказание содействия в случае вооруженного нападения или агрессии в отношении друг друга.

Однако за текущий год позиция Турции по отношению к соседнему региону претерпела ряд существенных изменений. На фоне вовлечения России в конфликт на востоке Украины турецкое руководство предприняло ряд активных шагов по усилению военного сотрудничества с Азербайджаном и Грузией. С 30 по 31 мая на территории Турции прошли совместные военные учения «Кавказский орел» с участием вооруженных сил трех государства. 12 мая в Баку и Нахичевани состоялись тактические учения с использованием танков, мотострелковой техники и сил ПВО. Как известно, Нахичевань является анклавом вдоль юго-западной границы Армении, отделенным от основной территории Азербайджана. Военные учения такого формата там проходили впервые. Армения же воспринимает подобные действия как потенциальную угрозу, особенно на фоне участившихся за этот год вооруженных столкновений в зоне карабахского конфликта, которые заканчиваются потерями с обеих сторон.

О продолжении укрепления трехстороннего сотрудничества по линии Анкара-Тбилиси-Баку говорит и рабочий визит в Азербайджан 2-3 декабря министра обороны Грузии Тинатин Хидашели. Причем главу грузинского оборонного ведомства принимал не только ее азербайджанский коллега, но и лично президент страны Ильхам Алиев. Темой обсуждения было как раз сотрудничество в военной сфере, включая проведения совместных учений с участием различных подразделений вооруженных сил.

В Москве не могут не замечать активизацию Турции на южно-кавказском направлении. Подобный шаг турецких властей был вопросом времени, так как в Анкаре прекрасно понимают, что именно Южный Кавказ Москва может использовать как фактор напряженности на восточном фланге. Конфликт в Украине и наращивание вооруженных сил РФ на аннексированных у Грузии территориях вынудили Турцию с начала 2015 года пересмотреть свои подходы в вопросах оборонного сотрудничества с Грузией и Азербайджаном. Недавний перенос российскими военными административной границы непризнанной Южной Осетии вглубь грузинской территории, когда под контролем у оккупационных сил оказался участок нефтепровода Баку-Супса, заставил задуматься о безопасности пролегающих через Грузию трубопроводов Баку-Тбилиси-Джейхан и Баку-Тбилиси-Эрзерум. Начало открытой конфронтации с Россией после сбитого турецкими ВВС российского штурмовика вынудило Турцию форсировать этот процесс. Несмотря на жесткую риторику, турецкие власти пытаются обезопасить страну от потенциальных взрывоопасных очагов на своих границах.

Недаром во время своего визита в Баку Ахмет Давутоглу предложил российскому руководству выйти на диалог лицом к лицу. Нельзя сбрасывать со счетов и зависимость Азербайджана от поставок российского оружия. Речь идет о контракте, в рамках которого Россия поставит азербайджанским вооруженным силам два зенитно-ракетных дивизиона С-300ПМУ-2, две батареи зенитно-ракетного комплекса Тор-2МЭ, более 70 вертолетов, 100 танков Т-90-С, 100 единиц ВМП-3, артиллерийского устройства Мста-С и комплекса «Смерч». До конца 2015 года стоимость оружия, приобретенного у Москвы, составит 5 млрд долларов. Но параллельно с этим Ильхаму Алиеву в перспективе будет все сложнее соблюдать баланс между Путиным и Эрдоганом, если последним так и не удастся в ближайшее время выйти на диалог.

Новый формат турецкой внешней политики по отношению к Южному Кавказу, направленный на сохранение стабильности в этом регионе, отвечает интересам Евросоюза. Помимо союзника в вопросе урегулирования конфликта в Сирии, Брюссель также может рассматривать Турцию в качестве одного из ключевых игроков в регионе. ЕС не будет против, если Анкара попытается играть более активную роль, что возможно позволит уравновесить влияние России.




Комментирование закрыто.