Неудавшаяся попытка военного переворота в Турции, как симптом кризиса авторитарных режимов

Александр Петрачков, "Хвиля"

Реджеп Эрдоган на фоне флага Турции

Неудавшаяся попытка военного переворота в Турции, как симптом кризиса авторитарных режимов в странах догоняющего развития, прошедших модернизацию «сверху».

По новости о неудавшемся военном перевороте в Турции уже прошлись наверное почти все. Вставлю и я свой «пять копеек» в эту тему. Не будем оценивать конкретные мотивы путчистов, но попытаемся рассмотреть этот случай, как явление. Что бы сказал об этом Дмитрий Бергер из Канады, Савик Шустер или ведущие Радио Свобода, то есть люди западной культуры, с западным менталитетом? Под их возможными выводами готов подписаться и я.

Военные и дворцовые перевороты, путчи и революции это бич стран догоняющего развития, подобно Турции прошедших модернизацию «сверху». Авторитарные режимы сильны там настолько, что смогли провести экономические реформы. Но уязвимы, потому что без социальной и культурной модернизации общества, не имеют в нем опоры. По этой причине например голодные армии якобинцев под командованием гражданина Бонапарта громили интервентов антифранцузской коалиции, а «великая армия» императора Наполеона в итоге потерпела поражение в войне.

Все эти модернизации «сверху» вроде бы хороши. Но без социальной и культурной модернизации общества, со временем заходят в тупик, и сталкиваются с кризисом. И зачастую с неразрешимым, потому что многие культуры, такие как православие, ислам, большевизм, практически нереформируемы. Чтобы провести модернизацию сверху, авторитарный лидер должен опираться на те или иные организованные, сильные и преданные структуры: силовые, бюрократические, политические, религиозные. В результате возникает ситуация, когда «хвост пытается помыкать собакой», и начинаются: путчи, перевороты, заговоры, мятежи.

То есть без широкой опоры в демократическом обществе, авторитарный лидер как бы силен, но в действительности слаб, уязвим и «токсичен». В действительности он сосредотачивает на себе все риски авторитаризма в иерархической системе, где победитель получает все. И в случае их реализации все теряет, а вместе с ним и страна. Если в Турции до сих пор есть риски реванша исламистов, то это значит, что проект европейской модернизации современной Турции ее основателем Ататюрком, не вполне удался. А если армия служит опорой демократии в стране, то это значит, что в действительности никакой демократии там нет, лишь «симулякр».

Сегодня во Франции и других странах Европы происходя кровавые теракты, организованные исламистами, жертвами которых уже стали сотни людей. Но несмотря на обвинение Запада отечественными диванными аналитиками в «мягкотелости» и «разложении», пока мы не видим там путчей, переворотов, и угрозы полного идеологического разворота той или иной страны. В условиях демократии все происходит мирно, демократично и контролируемо. Но в авторитарных странах, если случается путч, то могут погибнуть не сотни, а тысячи людей. Если же путчем не ограничивается, и он перерастает в гражданскую войну, то десятки и сотни тысяч, и даже миллионы.

Поэтому я бы посоветовал отечественным украинским «экспертам» быть осторожнее с идеей авторитарной модернизации сверху. Так же, как и с критикой западных «загнивающих» демократий. Потому что естественный органический путь развития снизу долог и мучителен, но последователен и устойчив. А на пути поверхностной модернизации, с опорой на армию, партию или бюрократию, можно запросто споткнуться о непреодолимый барьер репрессированных сил общества, быть свергнутым своей собственной охраной, и в конечном итоге потерять все.

На политическом небосклоне мы видим много экономически довольно развитых стран с авторитарными режимами во главе и тоталитарными традициями среди народа, совершивших индуцированный сверху модернизационный скачек. Но без философии Платона и Аристотеля, Декарта и Канта в основе своей культуры, дальнейшее устойчиво-поступательно движение многих из них под вопросом. Потому что заимствованные технологии почему то на определенном этапе не желают там воспроизводиться в чужеродной для них гуманитарной среде.




Комментирование закрыто.