Находится ли Украина в прицеле Пентагона: карта угроз безопасности США 10 лет спустя

Максим Михайленко, "Хвиля"

Я с большим вниманием (и удовольствием) ознакомился как с «ретро-публикацией» Томаса Барнетта «Новая карта Пентагона: почему США обречены постоянно воевать в XXI веке» (2003), так и со свежей статьей Линды Робинсон «Будущее американских спецопераций». Оба доклада навели меня на одну неприятную мысль в отношении перспективы нашего государства. Но прежде всего (уточню, что я отношу себя к глобалистам и, за вычетом энтузиастического задора советника Барнетта в отношении американского «неоимпериализма» — разделяю его схему-видение нынешнего мирового порядка), давайте посмотрим, что изменилось за почти десять лет, минувшие с момента написания «Новой карты Пентагона».

Первое. Гаити продолжает оставаться в том, что Барнетт называет «Брешью», а ваш покорный слуга – «Варварией», однако жуткое землетрясение привлекло к территории мировое внимание, и активное вовлечение Гаити в систему взаимодействия международных организаций дает шанс на смягчение страданий местного населения и постепенную реконструкцию с учетом влияния экономического развития соседней Доминиканы. Внешняя угроза, исходящая с Гаити, относится скорее к компетенции ФБР, нежели вооруженных сил.

Второе. Колумбия практически приведена к стандарту гармонического общественного развития усилиями Альваро Урибе и ныне его преемника Хуана Сантоса. Программа интенсивной декриминализации Колумбии, начатая при Билле Клинтоне (об этом сказано в статье Линды Робинсон), продолженная при Дж. Буше-мл. – завершается при Обаме. Правопорядок в Колумбии уверенно встал на ноги и страна превратилась в надежного военного союзника правительства США, а не уголовных боссов, прячущихся в топях северной Флориды.

Третье. Бразилия далеко ушла вперед за время правления «умеренного левого Лулы да Сильвы», экономическая ситуация в Аргентине продолжает вызывать некоторую тревогу, но хустициалистское правление оказалось сбалансированным, и хотя вызывает нарекания, высокий статус Аргентины в мировой экономике продолжает цементироваться. Бразилия и Аргентина, равно как и Колумбия, «давно» или «уже» — не «Брешь».

Четвертое. Бывшая Югославия постепенно интегрируется в ЕС – а если говорить о полупризнанном Косово, то сейчас мы наблюдаем кризис революционной элиты в Косово, что чрезвычайно позитивно. Ее сменщики приведут Косово в ЕС, где к тому времени будут все прочие бывшие составляющие Югославии. На Балканах отнести к «прозрачной бреши» можно лишь одну страну – Косово, и еще одну, о которой позже.

Пятое. Центр Африки продолжает оставаться там, где его оставил Томас  Барнетт в 2003 году.

Шестое. То же можно, к сожалению, сказать и об Анголе.

Седьмое. ЮАР – часть «функционирующего ядра» (Барнетт) или, по моему Глобосферы. Но, к сожалению, проблемы с преступностью и СПИД остаются. Увы, недалекая политика правительств Семерки и Двадцатки (в которую входит сама ЮАР), фармацевтических корпораций – пока ограничивают возможности полноценной гармонизации этой страны, и до тех пор, пока шаги навстречу потребностям ЮАР не будут сделаны, она будет оставаться беззащитной перед «вратами Бреши» , хотя успехи соседней Ботсваны впечатляют.

Восьмое. Связка Израиль-Палестина только усилила свой статус угрозы и не только Америке, но и всему миру – в который, правда, в модифицированной форме, возвращается американская гегемония, так что эти понятия в чем-то тождественны. Все мы продолжаем оставаться заложниками полумифической «доктрины Самсона», однако, на мой взгляд, проблема скорее не в политике Израиля, сколько в завышенных амбициях палестинцев и их союзников, на которые всегда следует ответ Израиля, нередко – неадекватный.

Девятое. Саудовская Аравия активно американизируется на уровне истеблишмента. Сложно сказать – мимикрия это или нет, но слабеющая при Обаме зависимость США от энергоносителей из Залива приводит в чувство и Эр-Рияд. В деле гармонизации мусульманского мира США и СА превратились в эффективных «союзников поневоле».

Десятое. Ирак гармонизирован, хотя и продолжает оставаться «Югославией Ближнего Востока».

Одиннадцатое. Сомали вышла на уровень региональной транзитной угрозы.

Двенадцатое. Иран вызывает пессимизм, но лично я остаюсь сторонником постепенного размягчения режима мулл, уже соблазненного демократизацией и потребительским обществом. Вспомним Тегеран при шахе – обитель либерализма, девушки в бикини! Не устоял перед варварами, к сожалению.

Тринадцатое. Афганистан – зона военных действий, и талибы все еще остаются силой, с которой нельзя не считаться, но (как следует из статьи Робинсон) спецоперации становятся все более эффективными и эмбриональный хребет государственной системы этой многострадальной территории постепенно укрепляется.

Четырнадцатое. Пакистан продолжает оставаться проблемой, но его суверенитет, невзирая на скандалы, ограничен США в той нужной мере, чтобы впоследствии прекратить сопротивление боевиков во всем АфПаке.

Пятнадцатое. Северная Корея изолирована в необходимой степени, но продолжает запугивать союзников США в регионе, однако ключом к гармонизации Северной Кореи является Китай, а не США, а также «мягкая сила» Южной Кореи и других «историй успеха» в ЮВ Азии.

Шестнадцатое. Индонезия – до сих пор преимущественно в бреши, но в статье Робинсон раскрывается, какими именно методами стабилизируется ситуация в Индонезии и на Филиппинах: они дают свой эффект.

Китай и городскую-прибрежную Индию я в качестве «Варварии» (по Барнетту – Бреши) уже не рассматриваю.

Россия, как остроумно отмечается в последнем докладе Фонда Карнеги, живет в трех разных измерениях. Думаю, Владимир Путин правильно расшифровал сигнал из Вашингтона, поданный в форме «акта Магнитского» и теперь пытается сам снизить уровень инфильтрации российских госструктур криминалитетом. Удастся ли это ему без политических изменений и отказа от иллюзий «третьего пути» — не берусь гадать, примеры подобного противоречивы.

А вот теперь, с оглядкой на вышесказанное, и принимая во внимание восстановление (под руководством Барака Обамы) целостности, синхронности политики Ядра, экспансии вынужденной, ради ликвидации угроз, исходящих из Варварии, в какой роли выступает Украина? Охотник она или дичь?

И насколько риторичен этот вопрос?

Криминализированная теневая экономика, беспардонная политическая элита, растущая – официально и неофициально – бедность, не сдвигают ли они Украину все ближе к краю «освещенного пространства» планеты? Не осуществляется ли из Киева коррумпирующее влияние на европейские столицы и Вашингтон? В таком случае, как это ни прискорбно, нашу страну, которую только что, правда. Похвалили за эффективное сотрудничество с НАТО (притом, что от членства мы отказались) – можно рассматривать как потенциальную мишень полицейской операции США (США/НАТО), и первые звонки уже тревожно прозвучали.

Да, воздушные удары по роскошным дворцам украинских «олигархов» — полутеневых бизнесменов, раскинувших свои сети извлечения ренты и отмывания средств по всему миру – пока что кажутся фантастикой.

Но выше мы могли убедиться, что именно является критерием определения угрозы и ее степени для США. Это коррупция, бедность, изолированность. На мой взгляд, Украина уже горит «желтым огоньком», наша страна полностью коррумпирована, полубедна и полуизолирована (2 из 3!).

Из публикации Линды Робинсон мы знаем, какие технологии войны все более эффективно применяются США, а с учетом отсутствия какой-либо мотивации широких слоев населения защищать коррумпированных политиков и бывших «работников биты» и «ветеранов наперстка» от высокоточных БПЛА и полуроботизированных групп американских коммандос – положение нынешней украинской верхушки представляется более чем шатким…

 

[print-me]
Загрузка...


Комментирование закрыто.